«С ТАКИМ ДИКИМ ПОТОКОМ ИНФОРМАЦИИ В СВОЙ АДРЕС Я НИКОГДА НЕ СТАЛКИВАЛСЯ». ИТОГИ СЕЗОНА «СПАРТАКА» ОТ ДАНИИЛА ДЕНИСОВА

Матч ТВ 178 0 Автор: Павел Левкович - 16 июня 2023

Даниил Денисов отыграл свой первый полноценный сезон за московский «Спартак», больше минут кроме него на поле провели только многолетние лидеры «красно-белых» Роман Зобнин и Квинси Промес. Из большого интервью 20-летнего защитника для «Матч ТВ» вы узнаете:

  • первая вещь, которую Абаскаль ввел в «Спартаке»;
  • как в 19 лет справиться с первой волной критики и переосмыслить подход к социальным сетям и прессе;
  • почему драка против «Зенита» — не самое дикое, что Денисов видел в своей карьере;
  • какой матч является главным провалом весенней части чемпионата;
  • для кого станет уроком красная карточка Александра Соболева в дерби против ЦСКА;
  • услышал ли он объяснения от арбитра за удаление в матче против «Химок».

«ГЛАВНОЕ, ЧТО ЗАПРЕЩЕНО В «СПАРТАКЕ» — ЭТО БЕЗРАЗЛИЧИЕ»

— Вспомни первую речь Гильермо Абаскаля после назначения. Болельщики крайне скептически отнеслись к назначению молодого, но амбициозного тренера.

— Как и от любого тренера, болельщики ждали и ждут от него результата. Мы же после его прихода смотрели на все по фактам. В процессе тренировок мы начинали с ним знакомиться. Я вспоминаю его первую речь, в ней он обратил внимание на жизненные аспекты. Например, было такое: «каждое утро мы видим друг друга и должны здороваться за руку». Это как знак уважения, по моему мнению, ну и приветствие, я тоже считаю это правильным. Бывает, что приходят и не здороваются по несколько дней. И да, здороваются все без исключения: игроки, тренерский штаб, персонал.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Даже уборщицы?

— Конечно. Для нас это нормально.

— Просто это похоже на истории старого российского футбола, что-то из 90-х и 00-х годов. Когда все клубы были со своей уютной и домашней атмосферой.

— Я прожил в Тарасовке довольно долгое время. Мы совсем недавно заезжали туда, перед серией в два матча в концовке чемпионата. Я с удовольствием пообщался с уборщицами и женщинами, которые там работают, узнал, как у них дела. В этом нет ничего такого. Нужно общаться со всеми, потому что «Спартак» — коллектив, результат которого зависит от всех.

— От Абаскаля сразу было ощущение, что он старается все и всех изучать от и до. После его назначения оставался месяц до «Зенита». Уже тогда он что-то прокидывал по поводу Суперкубка?

— Не было такого. Мы больше к сезону готовились. Абаскаль очень ответственный, это правда, каждому аспекту он уделяет особое внимание, даже самому маленькому. Детали решают, тем более в таких матчах равных соперников.

— Сколько идет его теория? Некоторые любят их вести по часу с лишним.

— Длинные теории всё путают, после них в голове каша. Абаскаль все проводит быстро, ясно и спокойно. Он дает информацию, подытог тезисно, и погнали на тренировку. Главное — все делать на практике. Мы всё очень долго отрабатываем во время тренировок.

— Много личных разговоров?

— Могу говорить только за себя. Поначалу разговоров было немного, не было такого, что он мне говорил: «Зайди ко мне», — и мы час сидим разговариваем. В процессе — уже да. Абаскаль старается уделять время абсолютно всем футболистам, чтобы каждый понимал, что он нужен команде и находится в коллективе. Нет такого, что одним — одно, а другим — другое. Все равны.

— Какой был его главный позыв? Ментальный.

— На протяжении трех-четырех недель, которые мы провели с ним на сборе, он пытался нас сплотить. Сделать из некоторых групп игроков целостный коллектив различными методами. Благодаря этому целому он хотел добиться результата.

— Интересно про группы игроков.

— Я скорее про то, что всегда, когда приходит новый тренер, он не знает игроков и их личных деталей. После прихода Абаскаля у нас сразу были различные игры, околофутбольные вещи, которые помогают общаться в непринужденной обстановке и лучше узнавать друг друга. Ну и ему нас узнавать, конечно.

— Были еще какие-то фишки от Абаскаля кроме рукопожатий?

— Нужно подумать… в голову приходит только система штрафов: свод того, что нельзя делать. Главное, что запрещено в коллективе — безразличие. Когда кто-то снисходительно относится к делу и своим партнерам.

Фото: © ФК «Спартак»

— Самое первое, что приходит в голову: Дуарте не стал бежать за Батчи. Как понимаю, это безразличие и за это прилетело?

— Абаскаль лично потом всем говорит об ошибках, мне не хочется о ком-то говорить плохо. Все ошибаются, в том числе и я. Это часть футбола.

— Получается, что публичного разноса в раздевалке от Абаскаля мало?

— Ну нет, у нас есть разбор на теории. Просто что-то он решает обсудить в присутствии всех, а что-то лично. Это его прерогатива.

— Абаскаль ценит в игроках гибкость и универсализм?

— В этом сезоне я больше играл на правой бровке, но в процессе игры перемещался в центр. Вспоминаю матч с «Зенитом», в котором мы победили 3:0. Там я вышел в центр, потом ушел на край, а затем снова переместился в центр. Все это уложилось в 30 минут — примерно столько я провел на поле после выхода на замену. Это случается в нашей команде, это нормально.

— Ты третий по игровому времени в этом сезоне. Больше тебя на поле провели только Зобнин и Промес. По моему мнению, ты и Рома — два человека, которые готовы сыграть на любой позиции. Как и упоминал ранее — гибкость и универсализм.

— Скажу за себя. Я готов сыграть на любой позиции, кроме вратаря. У меня нет таких навыков. Хотя сейв у меня один был, в матче против ЦСКА (смеется). Все ради того, чтобы принести пользу команде. Ради ее блага я готов пожертвовать чем-то. Если клуб победил и так решил тренер, значит, так и нужно.

— Продолжая тему Суперкубка. Были жаркие споры по поводу места его проведения.

— Для нас в этом не было особого значения. Мы повлиять на это никак не можем. Наша задача: готовиться, тренироваться, выходить на поле и играть.

Фото: © Михаил Зимин / Матч ТВ

— Но условно, матч проводится в «Лужниках», Саранске или Нижнем Новгороде. Было бы проще?

— Мы выдавали в Питере хорошие матчи по качеству, например, этой весной. Неплохо сыграли и в декабре. Место проведения влияет не так сильно. Может быть, были бы изменения, но это не оправдание. Если матч поставили так, наша задача выходить и побеждать в Питере.

— После Суперкубка ты первый раз столкнулся с критикой болельщиков. Как справиться в 19 лет с таким потоком?

— Болельщики любят покритиковать, особенно после поражений. После них ты всегда предстаешь с плохой стороны. Когда побеждаешь, ты король, все холят и лелеют. Надо понимать такой нюанс, относиться к критике без лишних эмоций. Конечно, первое время читал и думал об этом, потому что всегда хочется выглядеть в глазах болельщиков хорошим. Болельщикам просто нужно чувствовать, что в «Спартаке» играют не просто так, тут играют, чтобы биться, хотят сделать все для победы клуба. Я таких же принципов придерживаюсь, мне судьба «Спартака» очень важна.

— Ты как-то поменял свой подход к интернету, телефону и прессе после первой волны критики?

— Стал меньше читать прессу. Это все спустя время, конечно, поначалу только читал и читал. С таким диким потоком информации в свой адрес я никогда не сталкивался. Ну, а со временем начал вести более сдержанную жизнь в плане телефона и интернета. Стал больше коммуницировать с людьми.

— Мем «Денисов закрыл Клаудиньо». Избитая тема, но сразу после матча ты достаточно холодно отреагировал, как и спустя какое-то время. Как сейчас относишься к этому мему?

— Создал телеграм-канал, так и назвал. Пытался и пытаюсь относиться к критике с самоиронией и без негатива. Считаю, что это правильно. Для меня это уже давняя история, ничего более.

— Что звучало от Абаскаля в раздевалке после Суперкубка?

— Не помню, честно. Это было что-то из разряда, чтобы мы не вешали голову, у нас впереди старт чемпионата. А как раз старт чемпионата нам удался.

«ДРАКА С «ЗЕНИТОМ» — НЕ САМОЕ ДИКОЕ, ЧТО Я ВИДЕЛ В СВОЕЙ КАРЬЕРЕ»

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Какая главная идея Абаскаля была выполнена для такого удачного старта?

— Сплотить или, скорее, досплотить коллектив — посыл и результат у этих действий один и тот же. Сделать из всего одно целое. Новый тренерский штаб тоже должен стать частью команды. Плюс — реализация футбола Абаскаля, который он ставил нам на протяжении всех сборов.

— Главная идея в прессинге и высокой интенсивности?

— В том числе. Владение мячом и прессинг с вертикальным футболом и ускорением игры. Многого из этого нам не хватило в концовке чемпионата.

— На первую часть чемпионата пришелся пока что твой первый и единственный гол — против «Факела». С чем можешь сравнить этот момент?

— Он получился у меня сверх эмоциональным. Таким же сверх эмоциональным моментом получилась победа в кубке.

— То есть ты можешь сравнить эмоции от этого гола с победой в кубке?

— Ну, победа в кубке более эмоциональная вещь. Там радовался не только я (смеется). Но сразу после этого идет мой гол «Факелу». Даже если посмотреть видео моего празднования, там чистейшие эмоции.

— Вспоминаю видео, к тебе даже никто не пытался подбежать — ты просто сиганул к центру.

— Да, там меня никто не мог догнать (смеется), слишком хороший рывок был. Забивать голы классно, хочется это делать чаще, конечно, но главное — польза для команды.

— Также на первую часть выпал матч с «Зенитом», который закончился со счетом 3:0. Не было ощущения, что питерцы приехали отключенными?

— Я так не считаю, мы сыграли очень хорошо. Мы добавили в тех компонентах, которых не хватало в первой игре между нами в РПЛ. Мы отнеслись с полной серьезностью к деталям, так что счет закономерен.

— Что это за детали?

— Прессинг, отбор. Мы сами начали лучше разбираться в их стиле игры, каждого из игроков «Зенита».

— Эта победа не расслабила вас в психологическом плане? Как оказывается, «Зенит» можно побеждать и с таким счетом.

— Эта победа лишь придала уверенности в себе и направила нас в нужную сторону.

Фото: © Михаил Зимин / Матч ТВ

— Во втором кубковом матче против «Зенита» у вас была драка. Почему ты находился в стороне?

— Это было после финального свистка. Начался какой-то замес, потасовка, которая постепенно начала разгораться, а потом только я подошел. Я считаю, что на поле нужно играть в футбол. Подраться можно и во дворе.

— Это самое дикое из того, что ты видел за свою карьеру?

— Нет, вообще нет.

— А что?

— Это был эпизод со мной, когда я играл за «Спартак-2», матч против «Чертаново». Заключительная игра сезона-2021/22. Я иду навстречу мячу, мне прилетает в височную часть, и я отключаюсь. Закончилось все тем, что я лежал минут десять без сознания, приехала скорая, забрала меня. Я этого всего не помню, конечно, но пересматривая видео, понимаю, что это самое дикое, что было за всю мою карьеру.

— Насколько ты себя сдерживал в момент драки?

— Не видел смысла лезть в драку. Сначала там была обычная толкотня, а потом все вылилось вот в такое. Такого не должно быть. В конечном итоге и мы от этого пострадали.

— Потеря игроков?

— Конечно. Селихов, Соболев и Шамар получили красные и надолго выбыли.

— После всего появилось видео, как вы пересматриваете драку в раздевалке под веселые крики. Кто включил?

— Этого я не знаю, но то, что происходит в раздевалке, там и должно оставаться. Изначально неправильно, что что-то из нее вылезло в интернет. Но, опять же, это эмоции. Мы должны были их выплеснуть. А посмотреть какие-то моменты сразу после матча для нас абсолютно нормально. Просто в этой игре драка стала одним из самых ярких моментов.

— Было много гневных комментариев от болельщиков «Зенита» по поводу драки и ее просмотра в раздевалке. С гневом чужих болельщиков справляться проще?

— Опять же, стараюсь не читать, тем более болельщиков «Зенита». Питерцы вышли только в путь регионов, их болельщики искали виноватых. Может быть, таким образом они и выплеснули весь негатив.

«ЕСЛИ СРАВНИВАТЬ ПЕРВУЮ И ВТОРУЮ ЧАСТЬ СЕЗОНА, ВЕСНА НЕУДАЧНАЯ»

— После хорошей первой части какую задачу Абаскаль поставил на сборы?

— Из того, что он доносил до нас — работа над маленькими аспектами, совершенствование игры в атаке, нам нужно было сделать себя более непредсказуемыми, более вариативными.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Побольше заготовок?

— Да. Зимний сбор обычно длиннее летнего, соответственно, есть больше времени, чтобы сыграться и что-то заготовить.

— Но по итогу вторая часть сложилась намного хуже. Поражения «Оренбургу», «Крыльям», «Зениту». Плюс вылет из кубка от «Акрона». Что ты можешь назвать главным провалом весны?

— Вылет от «Акрона» и то, что упустили второе место.

— В чем причина провала с «Акроном»?

— Не могу назвать какую-то одну причину, они были на ходу, мы это понимали. Психологически они были неуязвимы, как им казалось. К тому же они играли на своем поле. Свои нюансы это тоже наложило. Тяжело сказать какую-то одну причину этого вылета.

— Недавно состоялся прощальный обед, обсуждали сезон и его концовку. С твоей точки зрения, весна именно провальна? Если брать относительно первой части.

— Если сравнивать первую и вторую часть — вторая неудачная. Как минимум, мы не должны были терять так много очков. Некоторые матчи мы просто упустили.

— Шесть ничьих говорят об этом. Физика, дух, скамейка — чего не хватило?

— Когда команда проигрывает, виноват не один человек. Все перечисленное понемногу является причиной. Если разбирать конкретно каждую игру, может быть, можно сделать вывод. Это все маленькие нюансы, которые выливаются в определенный результат.

— Какой матч стал определяющим в такой неудачной концовке?

— Матч с «Нижним Новгородом». Он получился более фундаментальным в плане анализа и расстановки команд, чем последний матч с «Крыльями». В любом случае заканчивать сезон поражением непозволительно. Но, повторюсь, главная ошибка концовки чемпионата — «Нижний Новгород».

— Что касается скамейки. Летом приезжают Дуарте и Тавареш. Томаш адаптирован, он знает английский, с Алексисом ситуация обратная. Каково играть с человеком, который вообще не говорит по-английски?

— В самом начале было очень непросто. Но у тебя нет вариантов, ты должен помогать человеку освоиться в коллективе и стране. Где-то уже Паша (Маслов) говорил, что он выучил несколько слов. Я тоже выучил несколько слов. Например, мы с Дуарте договорились, что если я говорю «ojo» (охо), что означает осмотрись, это значит, что у него игрок сзади. Я часто подсказываю ближнему в центре, что игрок ему заходит за спину. Вот такая у нас договоренность, сели и обсудили это.

— Больше ничего?

— Какие-то дополнительные вещи можем передать с помощью эмоционального окраса, где-то на языке жестов.

— Сейчас уже проще?

— Конечно, он ведь тоже учится. Что-то уже знает на английском, что-то на русском. Вся команда, не только я, узнаем что-то новое на испанском, чтобы ему было проще и комфортнее в коллективе.

— Ты не играл в дерби, следил за ним с трибуны. Ты сразу понял, что произошло? Ситуация с обоюдным удалением.

— С моей позиции не было видно, что сделал Саша. Он был спиной ко мне, а Роша лицом. Я был в роли Карасева, который поворачивается и видит Рошу (улыбается). Я был в смятении, как и все, кто сидел рядом.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Много начали говорить о Роше, что он не самый приятный футболист. Так ли это? Ты с ним не один раз сталкивался в той же штрафной при угловых и штрафных.

— Тут как посмотреть. Если бы в моей команде был кто-то, кого ненавидели или не любили другие футболисты — значит, он мешает другим, обычно не любят из-за этого. Это «мешать» может проявляться по-разному: вырвать голеностоп, забить гол, отдать классный пас. Конечно, это не нравится, когда ты по-другую сторону. Как игроку «Спартака» мне многое не нравится, но такие ситуации на поле взаимны.

— Тебя чему-то научила ситуация с Соболевым? Может быть, быть более сдержанным.

— Меня учили сначала подумать, а потом сделать, но в футболе решения принимают за секунды. И эта ситуация может чему-то научить не меня, а, скорее всего, детей или юных футболистов, которые хотят расти и прогрессировать. Это пример того, каким неудачным может получиться отдельный эпизод. При этом мне не хочется как-то плохо говорить о Саше. Он публично извинился, осознал свою ошибку. Его нужно поддержать, а не закапывать. Это главное.

— Как вы поддержали Сашу?

— Просто поддержали, эмоции не всегда подвластны, и подобное случается. Это урок для всех, не только для него персонально.

«ПОСЛЕ СВОЕГО УДАЛЕНИЯ В МАТЧЕ С «ХИМКАМИ» НИЧЕГО КОНКРЕТНОГО И ТОЛКОВОГО НЕ УСЛЫШАЛ ОТ КУКУЛЯКА»

Фото: © Михаил Зимин / Матч ТВ

— Твоя весенняя цитата: «для нас главное в судействе — последовательность». В отношении «Спартака» она была?

— Не всегда. Честно, мне не хочется как-то плохо говорить о судьях. Это тоже работа, если у нас в команде все ошибаются, значит, и у судей это нормально. Все хотят, чтобы этого просто было меньше.

— Также твоя цитата: «во время матча злит, что голы отменяют раз за разом». Что тебя разозлило больше всего?

— Первое, что приходит на ум — матч с «Зенитом» и не отмененный гол Мостового. Потом фол на Роме Зобнине. Это все не главное, а просто одно из того, что разозлило. Больше всего, конечно, — мое удаление в матче с «Химками», из-за этого я пропустил матч.

— Вспомни всю хронологию момента со своей стороны.

— Поле было плохо полито, плюс оно было сухое из-за того, что стояло солнце, было очень жарко и душно. В этот момент идет передача на Кейту, он в борьбе, я подсказываю ему пропустить. Бальде то ли продлил, то ли оставил, и получается, что Андраде уже бежит на меня. Я хочу уйти от него, убрать мяч в сторону, убираю далеко, и выскакивает Бикел. Я не хотел играть в мяч, хотел просто поставить ногу, чтобы остановить его и он не успел сыграть. Бикел успел проткнуть мяч, а у меня нога пошла по инерции. Я понимаю, что я не коснулся Бикела, а он начинает орать. Я вообще в шоке, я не понял, как в этой ситуации можно было закричать или сделать вид, что тебе больно. В динамике можно не заметить, подумал, что, может быть, я реально его задел. Подумал: «штрафной и штрафной». Потом я смотрю на судью…

— И понимаешь.

— Да, понимаю, что у меня уже есть желтая карточка, а Кукуляк достает еще одну. Я подхожу, пытаюсь услышать объяснения с его стороны. Там же еще был боковой, который мог подсказать, что ничего не было. Ну ничего конкретного и толкового я не услышал, никаких объяснений. Ушел в раздевалку, посмотрел эпизод. Все стало понятно.

— Через несколько дней выходит заключение ЭСК, в котором черным по белому написано, что удаление ошибочно. С какими эмоциями читал?

— Это и так было понятно абсолютно всем. Лично я все понял после повтора, как и люди на скамейке, на трибуне и везде-везде. Обидно, что такая ошибка произошла. Глупые ошибки, как правило, и самые обидные. Не буду огульно заявлять, что именно эта ошибка глупая, но обидная это точно.

— Пост в телеграме про бесконтактную борьбу: ирония или злоба?

— Ирония, абсолютно никакой злобы. Повторюсь, считаю неправильным критику судей, какие бы ошибки они не допускали. Потому это просто шутка и юмор. Я, конечно, натыкался на людей, которые уверены, что это фол.

— У тебя был какой-то диалог с этими людьми?

— Нет. Зачем? Мне не о чем говорить с ними, если мы настолько по-разному смотрим на один и тот же момент.

— Это болельщики какие-то?

— Мне показали, что там и Талалаев пришел с разорванной бутсой. О чем тут говорить? (улыбается).

— Была статистика, что в пользу «Спартака» судьи ошиблись 15 раз. Это как-то ощущалось на поле?

— Нет. Во время игры ты не думаешь об этом. Судья что-то назначил, ты можешь поспорить, но своего мнения он не поменяет. Просто принимаешь как данное все то, что происходит на поле.

БЛИЦ ПО ИТОГАМ ЧЕМПИОНАТА И ПЕРВОГО ПОЛНОЦЕННОГО СЕЗОНА

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Лучший игрок сезона.

— Промес.

— Лучший матч сезона.

— «Спартак» — «Зенит» 3:0.

— Худший матч сезона.

— Матч с «Акроном».

— Момент, за который стыдно в этом сезоне.

— Вспоминаю свои эмоции в матче с «Ростовом», где мы проиграли со счетом 2:4. Я сыграл тогда ужасный матч, был не в своей тарелке. Применительно к этому вопросу вспомнил этот матч.

— Если бы можно было изменить одну вещь или момент, что бы ты изменил?

— Я бы мог сказать, что матч с «Акроном» как-то поменял. Но я считаю, что, как оно сложилось, значит, так и должно быть, не заслужили или недоработали. Так что можно сказать, что с «Акроном», но я бы ничего не менял. Все, что делается в жизни — к лучшему. Все ошибки сегодня приведут к чему-то хорошему завтра.

— Самый неуступчивый футболист сезона.

— Можно назвать футболиста из «Спартака» (смеется)? Тяжело кого-то выделить. Пусть будет Джикия, когда его ничего не беспокоит, он может вытворять. Вспоминаю матч на кубок с «Локомотивом», у них на поле, он выиграл всю борьбу. Все, что только можно.

— Самая неуступчивая и мощная команда сезона.

— Хочется «Спартак» назвать, но тут про соперника. Тяжело выделить кого-то в этом плане. Если можно выделить физически мощную команду — ЦСКА.

— Как ты себе представлял свой первый полноценный сезон?

— Нет такого, чтобы я себе это представлял. Сезон — долгая история, ты не можешь визуализировать на целый год вперед. Я стараюсь больше делать для того, чтобы это было, а не думать. Я просто шел по факту, от игры к игре, как и остальные.

— В чем тебе нужно прибавить?

— Таких аспектов много. Главное — у меня есть желание, мотивация и цель прибавлять, становиться лучшим. Без этого ничего не получится. Один из таких аспектов — игра в атаке. Я не так часто обыгрываю один в один. Добавить хочется именно в этом.

— Твои слова болельщикам после этого сезона.

— У нас достаточно молодая команда, мы будем прогрессировать. В футболе главные люди — болельщики. Ваша поддержка и помощь всегда нужна коллективу, тем более «Спартаку». Наш клуб на половину состоит из вас. Хочется видеть и чувствовать вашу поддержку всегда и везде.

Первая часть интервью игрока «Спартака» Даниила Денисова была посвящена итогам первого полноценного сезона молодого игрока. Из второй части интервью вы узнаете:

  • как жить в Петербурге и начать болеть за «Спартак»;
  • переезд в Москву и просмотр в Тарасовке;
  • о чем Денисов думал, когда ехал на первый матч основного состава;
  • за какой поступок он хочет сказать спасибо Квинси Промесу;
  • начинают ли узнавать на улице;
  • ради чего Даниил готов отказаться от чего угодно в жизни.

Фото: © Михаил Зимин / Матч ТВ

— Каково жить в Петербурге и болеть за «Спартак»?

— «Спартак» — второй клуб в городе по численности болельщиков. Многие из старшего поколения поддерживали именно «красно-белых».

— Ну одно дело поколение постарше, а другое дело — во дворе со сверстниками. Не смеялись, когда слышали, за кого ты болеешь? На твое раннее детство пришлась победа в Кубке УЕФА, например.

— Мне тогда еще даже шести лет не было. Плюс наша страна не так избалована европейскими трофеями. Радовался же не только Питер, а вся Россия. Если у какой-то команды получается завоевать титул или добыть победу в Европе — это общая радость. Мы одна страна, нужно подходить с такой точки зрения.

— Как не сломаться под общим давлением и не начать болеть за другой клуб, который единственный в городе и на подъеме?

— Я просто с детства слышал, что «Спартак» — великий клуб нашей страны, хотя до определенного возраста вообще ни за кого не болел. Мне рассказывали об истории «Спартака». В один момент я просто принял решение, что это моя команда. Ну и принципиальность соперничества для меня очевидна, за СШОР я играл против «Зенита» по пять раз за год. Настоящим болельщиком «Спартака» я стал уже подростком, где-то в момент перехода в нашу академию.

— Пытались переманить?

— Конечно. Речь шла о молодежном составе, но я для себя принял решение и переехал в Москву, в «Спартак».

— Это единоразовый отказ или было несколько попыток назвать?

— Со мной на интервью приехал мой папа, еще на уровне академий мне предлагали перейти в академию «Зенита». Так вот отец сразу отказался. Да, я тогда был маленький, разговаривали именно с папой и мамой.

— Любимые теории заговора. В первой части нашего интервью мы говорили с тобой о первом наплыве критики. Некоторые истеричные блогеры начали писать с посылом: да что вы хотите, Денисов питерский.

— Я из Санкт-Петербурга. Родители родом из поселка Сиверский, что в Ленинградской области, откуда, кстати, даже ближе до Тосно, где раньше была команда РПЛ, чем до Питера. Не вижу какой-то связи в разговорах, что я играю за «Спартак», а сам родом из Петербурга. Это никак не относится к моей работе, самоотдаче и отношении к делу.

Фото: © Личный архив Даниила Денисова

— Также твоя цитата: «Мне всегда нравилось общаться с людьми постарше, которым 40−50 лет, взрослых надо слушать».

— Я так сказал, в основном, из-за своего первого тренера Валентина Александровича Костыгова, Царствие ему небесное. Он был человеком старой закалки, строгий и справедливый. Может быть, сейчас некоторым этого не хватает в каких-то моментах. Валентин Александрович всегда говорил правильные вещи. А я всегда подмечал, что за ним большой опыт, знания и понимание футбола.

— Чье мнение для тебя весомо сейчас? Кроме родителей, тренера.

— Только родителей и тренера.

«ПОСЛЕ ПОПАДАНИЯ В «СПАРТАК» НЕ БЫЛО ОЩУЩЕНИЯ, ЧТО СБЫЛАСЬ МЕЧТА»

— Вернемся к предложению от «Спартака». Каким был твой переезд в Москву?

— Изначально я приехал на просмотр в молодежный состав, уже после него меня зачислили в академию клуба.

— Я в свое время делал интервью с Антоном Зиньковским, который сказал, что его просмотр в «Спартаке» был самым быстрым в истории клуба. Он зашел в кабинет, его развернули и сказали, что не берут.

— Антона не взяли из-за антропометрии?

— Да. Так как прошел твой просмотр?

— Это было очень интересно. В тот момент была пауза на игры сборных, и я приехал в Тарасовку. Между молодежкой и основной командой проводили игру в формате четыре тайма по 15 минут, что-то такое. Перед этим я потренировался буквально три-четыре дня. В основе тогда были Глушаков, Адриано, Комбаров. Для меня это было просто вау! Очень ярко, эмоционально. Сам факт моей игры в такой двухсторонке.

— Помнишь какие-то яркие эпизоды из этого матча?

— Мы как-то сразу начали общаться со Степой Оганесяном, сейчас он перешел в «Оренбург». Я тогда играл в центре и помню, что у нас даже получались какие-то комбинации против основы клуба. Хотя мы вообще не были сыграны. Проходили стеночки, забегания, вот это все. В памяти остались именно футбольные моменты.

— Тогда главным тренером основы был Кононов. Может быть, что-то сказал тебе после двухсторонки?

— Нет, вообще ничего. Это был только просмотр, отыграли да и все. Через день-два ко мне просто подошли сотрудники клуба и сказали, что меня зачисляют в академию.

Олег Кононов / Фото: © ФК «Спартак»

— Было ощущение, что сбылась мечта?

— Нет. Было ощущение, что пройден один из многих этапов. Маленькая ступенька. В моем понимании, у тебя есть цель и ты к ней идешь, маленькими шагами. Вот это был один из шажков.

— А какие были эмоции отца? По ощущениям от твоих высказываний, он ярый болельщик «Спартака».

— Это сейчас он уже ярый болельщик. А раньше вообще к футболу ровно относился. Он немного по другой тематике.

— Какой?

— Смешанные единоборства. Еще много чего, но основными пусть будут ММА.

«ЕХАЛ НА ЗАЕЗД К ОСНОВЕ ПЕРЕД ЦСКА, И БЫЛА ЛЕГКАЯ ДРОЖЬ. ЭТО КЛАССНО!»

— Твое первое попадание в заявку — матч с ЦСКА. Что этому предшествовало?

— Я узнал об этом за день до самого матча. Мы играли против «Балтики» за «Спартак-2». Прошел первый тайм, мы идем в раздевалку, и Евгений Бушманов мне говорит: «Все, мы тебя меняем, ты сейчас сразу едешь на заезд в отель к основе». Я сразу и поехал, без промедлений.

— Тебе 18 лет, и зовут играть в дерби. Что прокручивал в голове, когда ехал?

— Как я потенциально могу выйти на игру. Думал и прокручивал разные моменты, которые могут возникнуть. Я по-хорошему переживал, испытывал некий энергетический подъем. Легкая дрожь и легкое волнение. Это классно!

— Первое появление на поле длилось всего минуту в матче против «Ахмата». Не было немного обидно?

— Нет. Объясню. У тебя есть два варианта: либо остаться на скамейке, либо выйти на поле. В любом случае я выберу выйти на поле, и не важно, на какое количество минут. Тем более команда выиграла, это вдвойне приятно.

— И первый матч в основе у тебя пришелся на тот же «Ахмат». С тобой в линии были Айртон, Джикия и Жиго. Что говорили старшие, как настраивали?

— Ребята готовились, как к обычному матчу. Я бы хотел отметить Квинси, с которым мы перед матчем поиграли в одно касание от батута. Он пытался меня расслабить, чтобы я почувствовал мяч и не было волнения. Спасибо ему за это. Словесно меня тоже поддерживали, каждый подошел и сказал приободряющие слова.

Фото: © Михаил Зимин / Матч ТВ

— Когда понял, что ты уже являешься полноценной частью основы, и это не разовая акция?

— После зимних сборов с Ваноли. У всех вокруг еще не было этой уверенности, но у меня была.

— Важный аспект работы его штаба с молодыми?

— Со мной очень много работали после тренировок, пытались объяснить различные нюансы, чему-то научить. Могу отметить второго тренера Марко Донаделя и тренера по физподготовке Джампьеро Ашенци. Я очень много с ними работал.

«СИЛА НЕ В ЗНАНИЯХ, А В УМЕНИИ ИХ ПРИМЕНЯТЬ. САМО ЗНАНИЕ — ЧАСТЬ СИЛЫ»

— Ты сказал, что часто с тобой работали после тренировок. Возникает сразу вопрос об отдыхе. Твой идеальный выходной, как он проходит? Например, Руслан Литвинов много где мелькает, на той же Медиалиге.

— Истории с другими видами спорта и соревнованиями меня тоже захватывают, но пока не хватает времени их посещать.

Что касается отдыха, для меня главное — без телефона. Я несколько консервативен в своих взглядах. Мне нравится просто отключить телефон и заниматься своими делами. Если ко мне приезжает семья, уделяю время им. Если же я один, могу прокатиться на велике. Я стараюсь разнообразить отдых, например, выехать на обед с командой. Недавно, например, ездили на рыбалку.

— С Селиховым?

— Да. Ну, а так, посетили еще командой картинг недавно. Всегда разный отдых.

— Что предпочтешь: книгу, сериал, может быть, поиграть в приставку или компьютер?

— Могу что-то прочитать, если очень интересное или посоветуют. По сериалам тоже не фанатею, это занимает много времени. Я могу посмотреть какой-то фильм, но на них тоже уходит много времени. Что касается компьютера, у меня есть брат, я играю последнее время только с ним. Он живет в Питере, мне нужно стараться с ним как-то коммуницировать, я сам этого хочу. Стараюсь с ним играть, когда он просит и у меня есть возможность.

— В какие игры?

— Он любит Counter Strike, без меня еще играет в танки и GTA RP, у нас в нее вроде играет Томаш Тавареш. Плюс брат уважает гонки: Need for Speed и Forza Horizon.

— Ты сказал, что можешь прочитать книги по личной рекомендации. Что последнее было?

— Название не вспомню, но это был специфический жанр научной фантастики. Постиндустриальная история, как мы будем жить в 3000-м году. Книга нужна для того, чтобы человек что-то понял и осознал. Мое мнение — сила не в знаниях, а в умении их применять. Само знание — часть силы. Читая книги, я просто подмечаю для себя важные моменты.

Фото: © Личный архив Даниила Денисова

— Начинают узнавать на улице?

— Ну я еще не настолько популярен, чтобы ко мне массово подходили люди, которые хотят фото. Чаще это происходит так, что узнают, смотрят, я чувствую это, но люди не подходят или подходят через какое-то время. Либо они не особо уверены, отойдут, посмотрят в телефоне и смотрят: то в экран, то на меня.

— Были какие-то забавные истории, связанные с этим?

— Приехал в университет, сижу в коридоре, и проходят два парня. Пристально посмотрели на меня, но не подошли. Стоят в стороне, видимо, загуглили: я или не я. И вот, как я и говорил, смотрят на меня, потом в телефон, и так несколько раз. Было забавно.

— Ты на фото с матчей достаточно суровый, сейчас на интервью открытый, улыбаешься. Какой ты в жизни и какие твои главные принципы?

— Я очень спокойный, размеренный и не слишком эмоциональный человек. Когда я выхожу на поле, начинается другая история. На поле я могу быть злым, достаточно агрессивным и где-то даже суровым, это правда. В жизни я всегда не против посмеяться, понимаю и поддерживаю юмор. Принципы — это мои приоритеты: мама, папа, брат и футбол. Ради этого я могу отказаться от чего угодно в своей жизни.

Источник: https://matchtv.ru

Комментарии: