«У него вода в коленях». Жано сравнивали с Месси и хотели натурализовать для России, но в 29 карьера разрушилась

sports.ru 114 0 Автор: Александр Головин - 2 мая 2022

Грустный конец.

Жано объявил о завершении карьеры 29 апреля.

«Бесконечные и непрекращающееся травмы очень утомили. За карьеру я много боролся, испытывал много боли, много раз был на операционном столе. Я очень расстроен, но я думаю, что уже пора», — объяснил теперь уже бывший футболист.

Последние три месяца 29-летний Ананидзе принадлежал «Динамо» из Батуми — города в 30 километрах от родного Кобулети, за который он сыграл всего 122 минуты. Вмешались восстановление после ковида и очередные проблемы с коленями.

За два дня до его ухода из футбола я общался владельцем «Динамо» Арчилом Беридзе, который рассказал, что решение они примут на совместной встрече, но он всегда готов устроить Жано в клуб: «С удовольствием, в любой момент. Наш бывший футболист Ладо Двалишвили — спортивный директор. Он хорошо руководит, я даже не ожидал такого. Жано может работать вместе с Ладо, он может предложить ему должность в «Динамо».

Если Жано согласится, то будет работать под руководством соседа. Генеральный директор «Динамо» Аслан Баладзе — тоже из Кобулети.

«Думаю, за последнее десятилетие такого игрока в Грузии больше не было, — делился со мной Баладзе за неделю до заявления Жано. — Я смотрю, как он тренируется: техничный, отлично понимает игру, универсал: готов сыграть слева, справа, в центре, в опоре, в нападении, никаких проблем. Но главное — он любит футбол. В детстве тоже такой был, мы жили на соседних улицах».

Жано учился футболу с отцом на пляже, в 16 лет его отчислили из Киева, а в «Спартаке» восхитились после первой игры

Две темы, которые есть в каждом интервью Жано, — травмы и отец.

Амиран Ананидзе тоже был футболистом. «На уровне Грузии — отличным», — рассказывал в интервью «СЭ» еще один житель Кобулети, обладатель Кубка кубков и бронзовый призер Олимпиады-1980 Реваз Челебадзе. По его словам, в советское время Амиран мог играть в Первой лиге за батумское «Динамо», но случилось ЧП — загулял с девушками и опоздал на сбор. В итоге вернулся в Кобулети, стал капитаном местной команды, работал тренером. Вывел клуб из региональной лиги в высшую и воспитывал сына.

«Я-то Жано заметил совсем маленьким — поражался, как он с мячом работал. Отец от него ни на секунду не отходил. Жано — уникум!» — продолжал Челебадзе, который позже превратился в агента юного таланта.

Жано объяснял уникальность просто: отец, который не стал большим футболистом, передал сыну все свои мечты и занимался с ним, чтобы вырастить гения. Когда Жано было три-четыре года, Амиран вешал ему на шею мешок картошки с мячом внутри — чтобы отрабатывал удары и жонглирование, но мяч не улетал, а возвращался обратно. Итог: в восемь лет Жано чеканил до бесконечности — пока не устанет.

«Папа мог разбудить меня в четыре утра перед школой и просто долго рассказывать о футболе — о голах, игроках, тренировках, — вспоминал полузащитник. — Когда по телевизору шли матчи Лиги чемпионов, он не давал спать. В тяжелое время дома не было света, и мы шли в другие дома, где была динамо-машина, смотрели игры и возвращались обратно часа в два ночи».

Из других методов воспитания: тренировки до школы — в семь утра на берегу Черного моря. Жано и Амиран отрабатывали технику, играли в пас, били по воображаемым воротам.

В 11 лет Ананидзе попал в школу батумского «Динамо», в 12 его переманило «Динамо» из Тбилиси, а в 13 он оказался в Киеве. На украинский просмотр привез Челебадзе. Кастинг продолжался две недели, пока грузина не заметил главный тренер «Динамо» Киев Йожеф Сабо: «Это что за мальчишка? Надо брать!»

С «Динамо» Жано выиграл юношеский чемпионат Украины и в 14 лет и 11 месяцев получил вызов в сборную Грузии U-17. Тренер из Киева отказался отпускать футболиста на сбор, он уехал без разрешения, а через две недели — в октябре 2007-го — агент получил письмо: «Жано Ананидзе отчислен из школы киевского «Динамо».

Челебадзе говорит, что после этого повез клиента в «Спартак». Гендиректор «Динамо» Батуми Баладзе, который тренировал Жано в юношеской сборной, добавляет деталей: «В 2007-м в Грузии не было команды U-16. Но тут нам позвонили из Москвы и сказали, что хотят провести товарищескую игру против такой сборной. Президент федерации футбола Ахалкаци-младший сказал, что надо срочно делать команду, все-таки игры с Россией — это интересно. За три недели собрали сборную и провели два матча в Москве».

Грузия и Россия встретились 27 июня в Москве и 29 июня в Бронницах. В отчетах о тех матчах в «СЭ» нет ни составов, ни авторов грузинских голов, только российские: в первой игре забил Нуров (1:2), во второй — Обухов, Бортник и Миронов (3:2).

Баладзе говорит, что Жано играл в победном матче: «Та команда получилась классной. В ней играли люди, которые потом доросли до первой сборной, но Жано — это вообще: забил гол и отдал пас».

После матча к Баладзе подошел второй тренер сборной России U-16 Андрей Талалаев: «Кто этот русский у вас?» — «Он грузин, но мать русская, поэтому беленький» — «Хороший пацан». По словам Баладзе, Талалаев в те годы держал связь со «Спартаком», поэтому предложил организовать просмотр, но летом 2007-го Жано принадлежал Киеву. Через три месяца его отчислили — просмотру в Москве уже ничего не мешало.

В «Спартаке» Жано проверили среди сверстников и предложили сыграть за дубль. Правда, тренерам — Кечинову и Ромащенко — про нового футболиста не сказали. «Едем в спартаковском автобусе на игру. Вижу, Валера Кечинов недобро косится — что за мальчишка сидит? Да еще рядом с ним какой-то грузин, похожий на сумоиста! — рассказывал Челебадзе. — Представился тихонько, так Кечинов, клянусь, обнял меня! Указываю ему на Жано — так и так, мой пацан. Кечинов взглянул: «Ладно, минут на 15 запустим».

В игре Жано сделал 2+2, а «Спартак» выиграл 5:0.

В 2010-м Станислав Черчесов намекал, что Жано в «Спартаке» оставил он: «Когда его с вратарем Джиоевым привезли на просмотр, я отправился на игру дубля, но на трибуну не пошел. Не хотел смущать ребят. Отыскал местечко за воротами стадиона, откуда тоже был прекрасный обзор. Жано подкупил изюминкой, нестандартными ходами на поле».

Через несколько лет Челебадзе объяснил: «Только дурак мог не взять Жано в команду». После матча к агенту подошел технический директор «Спартака» Смоленцев и согласился на комиссию, которую просил Реваз, — 300 тысяч долларов. До этого клуб торговался.

Еще одно преимущество Москвы — красно-белые предложили Жано профессиональный контракт. В Киеве платить не хотели, предлагали дождаться, пока игроку исполнится 18.

Жано забил самый молодой гол РПЛ, за два месяца сыграл за три сборные и отказал праймовой «Валенсии»

Жано заявили за «Спартак» не сразу. Дожидаясь 16-летия, игрок почти год бегал на КФК против мужиков на убитых полях. Осенью 2008-го Ананидзе наконец-то попал в команду, которую после ухода Кечинова и Ромащенко принял Дмитрий Гунько.

В марте 2009-го полузащитник дебютировал за спартаковскую молодежку против «Зенита», в апреле забил за нее первый мяч, а уже в июле сыграл весь матч за основу. Карпин выпустил в 1/16 финала Кубка России против «Кубани»: на 91-й минуте Жано идеально открылся под пас другой легенды, дебютировавшей в 16, — Павленко, в штрафной обвел вратаря, на паузе уронил защитника и черпаком закинул мяч в ворота.

16 лет 9 месяцев и 5 дней — самый молодой гол в истории «Спартака». Через три месяца Жано забил «Локомотиву» и в 17 лет и 8 дней оформил самый молодой гол уже в РПЛ.

Матч с «Локо», как и четыре последующих, полузащитник начал в основе. Осенью 2009-го «Спартак» бился за чемпионство с «Рубином», но Карпина присутствие почти ребенка не смущало: он продолжал ставить 17-летнего легионера в состав с Кариокой, Алексом и Веллитоном. «Он посмотрел на меня и сразу сказал: «Если будешь работать, вырастешь в большого игрока», — вспоминал Жано одну из первых встреч с тренером.

В те месяцы в РФС решали вопрос, давать ли одаренному грузину русский паспорт. Челебадзе и сам футболист были против, но проблем добавляла и медлительность чиновников. «Если бы Жано и его родителям вовремя оформили российский паспорт, о сборной России можно было бы говорить. Но мы слышали: «Завтра, послезавтра, через месяц…» А когда Ананидзе сыграл за сборную Грузии, вопрос отпал», — объяснял агент.

Жано дебютировал за Грузию в сентябре 2009-го — в матче квалификации ЧМ-2010 против Италии (в 16 лет 10 месяцев). Сыграл 59 минут, закрыл вопрос с гражданством и уехал в молодежку, за которую дебютировал на четыре дня позже: 82 минуты против Турции (4:0) в квалификации Евро.

Той осенью Ананидзе сыграл еще за одну сборную — U-19.

«Мы проводили отборочные матчи к Евро в Швеции, вызвали Жано, — рассказывает главный тренер грузинских юношей в 2009-м Аслан Баладзе. — Но сначала он поехал в молодежку, чтобы сыграть против Ирландии — туда позвал тренер Отар Гобелия. В итоге Жано сыграл против Ирландии, за день до нашего матча приехал в Швецию с температурой. В восемь часов вечера только заехал в гостиницу. Закрылся в номере, с утра побегал во дворе гостиницы, чуть-чуть покушал. Днем на поле все смотрели на Жано. Он играл как будто один».

Матч закончился 0:0, за Грузию 90 минут провел и другой клиент Челебадзе — Саба Кверквелия.

По итогам сезона-2009 Жано хвалили символы «Спартака».

Егор Титов: «Этого парня я еще в прошлом году в дубле приметил, вместе тренировались. Сразу отметил: игрок растет, светлая голова! А когда узнал, что ему только 15 лет, вообще в шоке был».

Федор Черенков: «Запомнились голы Жано. Это футболист, на которого можно ходить, как в театр на актера. У Жано нестандартное футбольное мышление. За ним всегда интересно наблюдать: сложно предугадать, что он придумает в тот или иной игровой момент».

На сборы перед сезоном-2010 Жано поехал с основной. Карпин наигрывал его в старте, а, когда об этом спрашивали журналисты, отвечал односложно, боясь перехвалить: «Ананидзе берет свое за счет того, что быстро думает и так же работает с мячом».

Первый матч в РПЛ команда проводила против «Динамо», где случились унылые 0:1, которые тренер охарактеризовал так: «Игра была равна, играли два… Но одному повезло больше». Жано отыграл 88 минут, стал одним из худших и следующие матчи начинал в запасе.

«Спартак» весь сезон шатало — от 2:5 от «Алании» до 5:3 над «Сибирью», похожая история была с Жано. Он то выходил на последние 10 минут, то играл все 90, то оставался в запасе. За сезон в РПЛ набралось 23 матча, 1045 минут и всего 2+1 (в 2009-м было 2+2 за 481 минуту). Лигу чемпионов полузащитник тоже провел в запасе, выйдя только против «Челси» и «Марселя» — в конце, когда спасать было нечего.

Сезон-2011 «Спартак» начинал матчем 1/16 финала Лиги Европы в Базеле. Команда провалила первый тайм, летя 0:2, но все изменила замена в перерыве. Вместо Шешукова Карпин выпустил Жано, тот затащил в атаке: помог сравнять к 70-й минуте (забили Комбаров и Дзюба), а на 92-й идеально положил от штанги со штрафного.

В домашнем матче грузин провел 90 минут, вытеснив из старта Кариоку, но на «Аякс» сел в запас, а в первом туре РПЛ травмировал голеностоп. Повреждение выбило из футбола на два месяца.

К лету «Спартак» оправился от кошмарной весны, когда опускался даже на последнее место, и начал 11-матчевую серию без поражений. 18-летний Жано застал ее начало, но сел в запас, а потом снова травмировался — уже на три месяца.

«Проблемы начались в 2011—2012 году, когда он еще был юношей, — подтверждает Аслан Баладзе. — У него барахлил голеностоп левой ноги. Сначала беспокоил периодами, а после аренды в «Ростове» в 2014-м совсем полетел».

В 2011-м Жано еще не называли хрустальным — им интересовались в Европе. «Недавно узнал, что приходило предложение из лондонского «Арсенала», но мне о нем даже не сказали, — рассказывал Жано в 2019-м. — А вот из тех запросов, что точно известны, выделю «Валенсию». У них тогда топовая команда была, с Сильвой, другими звездами. Но в «Спартаке» решили, чтобы я не уходил. Да и сам в 18−19 понимал, что не хочу уходить.

«Валенсия» конца нулевых — начала десятых — действительно топ. В сезоне-2007/08 она выиграла Кубок, летом 2008-го ее лидеры Рауль Альбиоль, Давил Вилья и Давид Сильва взяли золото Евро-2008 с Испанией. Через год клуб возглавил Унаи Эмери, который на три года сделал его третьей силой Испании после «Реала» и Барсы, а Хуан Мата покорил ЧМ-2010 со сборной.

Жано объяснял, что при переходе в Валенсию потерял бы в зарплате из-за налогов, но дело было не в этом: «Если кто-то думает, что я в «Спартаке» из-за контракта, то это неправда. Главное — играть».

Кроме «Валенсии», от которой шла конкретика, слухи отправляли Жано в «Арсенал», «Ювентус», «Севилью» и «Милан». «Перечень клубов меня не удивил, особенно первые два: в основе их селекции лежит повсеместный поиск молодых талантов, — кокетничал спортивный директор «Спартака» Дмитрий Попов. — Но официальных предложений нам не поступало. Если они и последуют, рассматривать их в ближайшие три-четыре года мы не намерены».

News Of The World не унимался и настаивал, что Жано хочет видеть в «Арсенале» лично Арсен Венгер, который следит за игроком (параллельно писали об интересе «Эвертона» и Дэвида Мойеса к Рязанцеву — было время!) В 2020-м Ананидзе рассказывал, что скауты лондонцев даже приезжали смотреть на него. В 2021-м всплыли новые подробности — от агента Алана Прудникова, который заявил, что купить грузина хотели в «Ман Сити», но «Спартак» отказался от продажи.

Жано прятался в шкафчике, чтобы не лететь на Дальний Восток, организовал суперсвязку с Дзюбой, а мистическую травму за минуту разгадал финский врач

Осенью 2011-го у Валерия Карпина спросили, почему Жано редко выходит на поле (727 минут в переходном сезоне-2011/12 в РПЛ и 1+0). «Препятствием является только конкуренция. По работе на тренировках у меня нет к нему претензий», — ответил тренер.

Тогда журналист «Совспорта» неожиданно попросил сравнить Жано с Месси. «Давайте пока не будем сравнивать несравнимые вещи, — нашелся Карпин. — Один пока не всегда попадает в основной состав «Спартака», а второй — несколько лет как лучший игрок мирового футбола. Но Жано талантливый парень и может стать очень хорошим футболистом. Потому он, собственно, и оказался в «Спартаке».

При Эмери конкуренции не стало меньше. Жано выходил на замену (и проваливался со всей командой, как в случае 0:5 в Питере) или оставался в запасе, а в Лиге чемпионов дважды даже не попал в заявку. «Парень взорвался, он был на грани нервного срыва. Еле-еле откачали, успокаивали толпой», — спустя годы вспоминал эпизод инсайдер Иван Карпов.

К середине осени 2012-го Жано прорвало: он идеально выполнил план Эмери, а «Спартак» обыграл «Бенфику», показал приличный уровень против «Мордовии», а потом сверкнул в Самаре, оформив 1+1 за тайм. Через шесть дней пришла страшная новость: умер отец Амиран.

«Я часто приезжаю в Кобулети, иду на кладбище и в очередной раз думаю, что папа просто открыл мне футбол», — говорил Жано через несколько лет, все еще остро переживая внутри. В 20 лет боль была сильнее ­- футболист пропустил три тура, вернулся в основу, но «Спартак» только отлетал — 1:5 и 2:4 от «Динамо» и «Зенита».

Зимой Ананидзе травмировал колено (мениск) и пропустил сборы. Еще один сезон можно было выбрасывать.

Летом «Спартак» отдал Жано в годичную аренду в «Ростов». «Мы переговорили, он хочет играть, а мы хотим, чтобы он рос. А это сложно, когда два-три года проводишь по десять матчей за сезон. Травмы, конкуренция… Ему скоро 21, надо играть постоянно», — объяснил Валерий Карпин.

В «Ростове» Божовича Жано провел лучший сезон в жизни: ноль серьезный травм (бедро выбило только в конце на два тура), 20 матчей в основе, 1653 минуты в РПЛ (как в сумме за два сезона до этого), 3+7, топовая связка с Дзюбой (тот набрал 17+3) и Кубок России — Жано забивал в ¼-й и ½-й, а в финале провел 86 минут против «Краснодара».

«Божовича я очень уважаю. Он мне в «Ростове» всегда доверял, — вспоминал Жано главный период жизни. — На первых порах бывало, что плохо первый тайм сыграю и по привычке снимаю бутсы, готовлюсь к замене, а он говорит: «Ты что? Ну-ка играй». Это окрыляло, я делал результат».

В нескольких более ранних интервью Жано называл главной причиной проблем в «Спартаке» не травмы, а именно недоверие.

1. «Худший день — каждый из тех, когда я был в хорошей форме, но мне не давали играть. В «Спартаке» так было часто. Мама и жена могут подтвердить это тяжелое состояние: как я звонил им и, бывало, очень сильно переживал».

2. «Понимаю, что многие проблемы как раз были из-за того, что мне не давали прочувствовать ритм. Когда тебя выпускают на одну игру, а потом сажают на пять — такого ни один не выдержит, нельзя с футболистом так поступать. Я еще раз скажу, что люблю «Спартак», но в этом плане для меня был просто «капец».

3. «Главное — тренерское доверие. Для меня оно очень важно. Я и раньше давал 100% в работе, но когда у тебя мало практики, трудно максимально реализовать себя. А когда чувствую расположение тренера, вдвойне сильнее становлюсь. Скажи футболисту: «У тебя 45 минут. Сыграешь плохо — на четыре матча сядешь» — он плохо и сыграет. На словах — так не происходило, но на практике иногда получалось. Бывало, матч на поле — три на лавке».

4. «Самым обидным был случай, когда на тренировке перед матчем меня уже определили в основу, выдали манишку, а на разминке на стадионе выяснилось, что я опять в запасе. Было чувство, что об меня просто вытерли ноги».

В сезоне-2014/15 недоверия не было. Якин выпустил Жано в основе в трех стартовых матчах подряд и убрал оттуда только после 0:4 от «Краснодара». Четыре тура грузин выходил на замену, пока не случился Кубок России. Тренер внес Жано в список на поездку в Комсомольск-на-Амуре (8 часов на самолете), тот отказался лететь, придумав безумный способ отказа, — спрятаться в шкафчике на базе.

«История такая: у Жано что-то болело, но ему не поверили. Его задело, что ему не доверяют, менталитет-то горячий — вот он и устроил такой протест, — рассказывал детали Артем Ребров. — Туда же летели не все, часть игроков основы оставалась, мы просто тренировались. Приходим с тренировки, видим все эти новости, поверить не можем. Оказалось, он действительно залез в шкаф в номере, на звонки и сообщения не отвечал. В номере его искали, но шкаф проверять не стали. Надо уже было улетать, в итоге автобус уехал без него».

Якина такое поведение взбесило. Тренер оштрафовал Жано на 50 тысяч долларов и отправил в дубль, вернув в заявку только через два месяца.

Через несколько лет Жано объяснял странное поведение тем, что его «перемкнуло»: «На тренировке почувствовал боль, пошел к врачу, он — к Якину. И тут помощник Якина Осеро говорит: «Ты даже если ногу сломаешь — все равно полетишь». И все, меня впервые по-настоящему перемкнуло. Бегали мысли: «Как ты можешь мне не верить? Как вообще можно такое говорить футболисту»? Я просто собрал вещи, уехал с базы домой и не отвечал на звонки. Сейчас понимаю, что стоило успокоиться, поговорить с самим Якином, но психологически я уже не мог терпеть».

После ухода из «Спартака» полузащитник намекнул, что расслаблялся не всегда по футбольным причинам: «Если бы отец был жив, у меня бы не случилось этой ситуации в карьере. Когда я его потерял, то остался по сути один. Тогда у меня в «Спартаке» как раз появился хороший контракт, я чуть расслабился. Рядом со мной не оказалось человека, кто бы мог отпустить меня с небес на землю и дать хорошего отцовского пинка».

До зимы-2014/15 Жано не проходил в состав. После сборов вроде бы снова стал основным, но коротко травмировался и сел на лавку.

Роман Широков однажды назвал Якина мудаком. Жано «полностью согласен с ним»: «Самый слабый тренер в «Спартаке», который был при мне. С ним вообще никто не ладил».

Аленичев, который сильнее Якина, сначала тоже не особо доверял игроку — три выхода на поле за семь попыток. В сентябре 2015-го Ананидзе снова травмировался — конечно, подвел голеностоп.

Во всех интервью футболист опровергал свою хрустальность. Говорил, что до ситуации с коленом серьезная травма была только одна — когда делали операцию на голеностопе при Аленичеве. В реальности голеностоп беспокоил примерно всегда, кроме начала карьеры и сезона в «Ростове». Жано сам подтверждал это: «Противная штука: два-три миллиметра надрыв — две-три недели на восстановление».

Иногда травма казалась мистической: «У меня болит, играть не могу, а на МРТ все чисто. И в Москве в клиники ездили, и в Италии — ничего. Врачи обвинять начали: «Ты — симулянт, не хочешь играть» — «В смысле не хочу играть? Почему? Мне правда больно».

Вместе это рождало недоверие тренеров и врачей, сказывалось на ритме и времени на поле, от чего Жано раздражался.

Полузащитник вылечил голеностоп только в 2015-м — поехал к профессору Араве в Финляндию. Врач, лечивший Широкова, приложил два пальца к стопе и сказал: «Завтра операция». Оказалось, у Жано порваны оба сухожилия. На восстановление ушло пять месяцев, весной полузащитник заиграл в основе.

Жано чуть не стал Пирло у Карреры, снова жутко травмировался и попал в Самару вместо «Витесса» и Слуцкого

На сборах летом 2016-го Жано смотрелся лучше конкурента по позиции Попова. Тогда его вызвал к себе Аленичев: «Я решил делать на тебя ставку». Через несколько лет Жано назвал это самым ярким проявлением тренерского доверия, от которого он полетел: забил АЕКу и два — Туле.

«Потом Аленичева убрали. Но, если честно, при Каррере все тоже нормально было — Поп набрал форму, и мы по очереди играли, давали результат», — резюмировал Жано чемпионский сезон-2016/17. Он наконец-то избежал травм, сыграл 22 матча (1270 в РПЛ — второй результат в карьере после «Ростова») и набрал 4+2. Приятный бонус: продление контракта на пять лет с зарплатой 1,7 миллиона евро в год.

«Каррера — сильнейший тактик. С ним очень комфортно, каждая тренировка, как праздник», — рассказывал Жано по ходу чемпионского сезона. «Это был лучший «Спартак», за который я играл. Я попадал в основу и конкурировал. Ни разу не было такого, чтобы я пять матчей подряд не выходил на поле. И даже три матча подряд», — подтверждал он несколько лет спустя.

По его словам, Массимо даже придумал для него необычную роль — начинать атаки в опорной зоне как «маленький Пирло». Ананидзе согласился, правда, все ограничилось тренировками — следующий сезон он начал в запасе. Причина — мелкие повреждения. Об одном из них говорил тренер сборной Грузии Владимир Вайсс: «Он приехал на сбор почти уже травмированным. О степени серьезности говорить не могу — я же не врач. Он просто не может играть, жаловался на травму, поэтому я отпустил его домой».

Через три месяца ситуация отзеркалилась. «Чуть позже выяснилось, что не готов сыграть с «Рубином» и Жано. Хавбек вернулся из сборной с поврежденным коленом. В разминке он участие принял, а вот в двусторонке — уже нет», — писал СЭ.

Когда Жано пришел в форму, Каррера вернул его в состав, но в сентябре 2017-го снова полетел левый голеностоп. В Италии грузину сделали операцию по поводу пластики сухожилий, в игру он вернулся только весной 2018-го. Провел 12 минут против «Локо» и опять травмировался — упал в первом тайме товарищеского матча между Грузией и Литвой. Диагноз: повреждение крестообразной связки, без игры — на полгода.

Новое возвращение Жано случилось в команду Рианчо, которого быстро сменил Кононов. При новом тренере полузащитник провел два матча из четырех и уехал в аренду в «Крылья», хотя имелся вариант и в Европе. «Я был готов потерять очень серьезные средства (40 процентов — только в налогах), чтобы попасть в «Витесс», куда звал Слуцкий. Как только не получилось, решил, что выберу «Крылья» Божовича, несмотря на интерес из других клубов», — пояснял Жано.

Но, кажется, футболист не сказал всей правды. По версии Леонида Слуцкого, сделка сорвалась именно из-за того, что «Спартак» не смог бы доплачивать зарплату из-за разного налогообложения, а играть за местную зарплату Жано не захотел.

Вместо Арнема Ананидзе провел весну в Самаре — выходил в старте каждом матче РПЛ, пока снова не травмировался. Это были первые последствия крестообразных связок. «Травма у меня несерьезная, просто после «крестов» бывает небольшой отек у колена, чувствую небольшой дискомфорт», — настраивался на позитив Жано.

Летом он вернулся в «Спартак» Кононова, но почувствовал, что это уже не тот «Спартак»: «Он сказал мне, что я буду играть. Когда тренер такое говорит, ты ждешь. Я продолжал тренироваться, верил, что вот-вот меня начнут ставить. Но время шло, а он по-прежнему не выпускал меня. И что мне тут делать, если на меня не рассчитывают? Я понял, что надо уходить».

На решение не повлиял даже приход Тедеско. Немец ставил грузина опорником, тот не видел себя на этой позиции, если рядом нет «собаки, которая выгрызает мячи», пришел к гендиректору Цорну и попросил отпустить: «Я найду варианты, отпустите, пожалуйста. Не мучайте ни меня, ни себя. Мне уже 27, сидеть на лавке не хочется».

После Цорна Жано набрал Федуну, владелец ответил: «Да, из-за травм ты растерял форму, но я желаю тебе удачи». По версии Ивана Карпова, Федун — тот человек, который до последнего верил в игрока. В 2016-м владельца уговаривали продать актив за миллион евро сербам или болгарам (предложения были), вместо этого Леонид дал ему новый контракт на пять лет.

Правда, после расставания он высказывался резко — как про всех, в кого когда-то сильно верил: «Футбол жесток, и если ты не соответствуешь уровню команды, то ты вынужден уходить. Жано замучили травмы, и он в какой-то степени потерял мотивацию».

Футболиста эти слова задели: «Я боролся за место на поле в лучшем «Спартаке» за всю историю, когда мы стали чемпионами. А до этого я конкурировал в команде с Алексом и Веллитоном. Тот «Спартак» тоже претендовал на чемпионство. А нынешний идет на 10-м месте, и я тут не играю, понимаете? Это должно означать, что я очень-очень плохой игрок. Но я так не считаю. Я не мог так сдать».

При этом после ухода из «Спартака» Жано уже меньше говорил про недоверие и больше — про травмы: «Показать уровень, который от меня все ждали, не позволили травмы и иногда недоверие тренеров. Травмы — самая большая обида. Я очень много пропустил, это сильно помешало в карьере. Уверен: я мог уйти из «Спартака» за хорошие деньги в чемпионат из топ-5. Думаю, я спокойно мог там играть».

По его словам, если бы можно было отмотать время назад, он бы сразу нанял личного тренера, с которым укреплял бы связки и мышцы. Но в молодости об этом совсем не думал, хотя не считает себя гулящим или тусовщиком.

Про дисциплинированность и тихий образ жизни говорил мне и бывший тренер Жано в юношеской сборной, а сейчас гендиректор «Динамо» Батуми Аслан Баладзе: «В этом плане они с Кверквелия — противоположности».

Месяц в «Роторе», секунды вместе в Хвичей в Батуми и ассист в последнем матче

После «Спартака» Жано звали в Турцию, Грецию и Россию, но он выбрал кипрский «Анортосис», с которым работал Тимури Кецбая и где играли еще четыре грузина. По словам нового агента Тимура Лепсая, предложение получилось не самым денежным, но появился шанс перезагрузиться.

До новой травмы полузащитник шесть раз вышел на замену в чемпионате, а потом столкнулся с партнером на тренировке. Результат: разрыв боковой связки колена и 5-месячное лечение, во время которого игроком интересовались «Ростов», «Сочи» и «Ротор». Он выбрал Волгоград (став там пятым грузином) с зарплатой, по разным данным, от 1 до 1,7 миллиона рублей в месяц.

«Ананидзе приехал в разобранном состоянии, но пообещал, что за три недели — к 25 августа — приведет себя в порядок», — комментировал трансфер главный тренер «Ротора» Александр Хацкевич. Жано признался ему, что мечтает вернуться в сборную Грузии и выйти с ней на Евро-2020, тренер поверил и разрешил долечить травму в Москве.

Спустя месяц после этих слов (и ноль матчей Жано) стороны разорвали контракт. «Он очень серьезно подошел к процессу реабилитации, но колено не позволило ему продолжить карьеру. Он позвонил и сказал, что не сможет помочь «Ротору» и, скорее всего, будет заканчивать с футболом», — признавался Хацкевич.

На восемь месяцев Жано пропал из футбола: работал над коленом, опровергал новости о завершении карьеры («В январе буду готов на 100%. Врачи говорят, что ничего серьезного у меня нет», «Планирую еще поиграть. Для завершения карьеры я еще пока маленький»), набирал форму и отказывал всем — Турции, Казахстану и Эмиратам. Жил в Батуми, думал подписаться с местным «Динамо», но неожиданно оказался в Тбилиси. Единственные 26 минут за «Динамо» из столицы полузащитник сыграл именно против Батуми. Затем случилась знакомая последовательность: долгое лечение — переход в новый клуб — мечты.

«Он хочет играть в сборной», — говорил мне в конце апреля Аслан Баладзе.

За «Динамо» Батуми Ананидзе провел шесть матчей, выходя на замену. В последнем — 10 апреля против «Самгурали» — за четыре минуты отдал голевую передачу и даже пересекся с Хвичей: вступил на поле за несколько секунд до того, как поменяли Кварацхелию.

«Последние два года Жано в футбол не играл. Да, тренировался, но выходит на игру-вторую — все, до свидания. У него вода в коленях. Такая травма, разрыв крестообразных связок… Он уже устал», — подвел итог грустной истории бывший агент Реваз Челебадзе.

Источник: https://www.sports.ru

Комментарии: