Александр Щёголев Защитник
1 апреля 1972 2000 19 1

«ВЕЧЕР, ТЕМНО, ЗАХОЖУ: ГОРИТ ЛАМПА, СИГАРЕТНЫЙ ДЫМ — И СИДИТ РОМАНЦЕВ В ТАПОЧКАХ». ЗАЩИТНИК, ПОИГРАВШИЙ И ЗА «СПАРТАК», И ЗА ЦСКА

Матч ТВ 135 0 Автор: Артём Терентьев - 3 мая 2021

Александр Щеголев — одна из легенд «Факела». В 1990-х и начале 2000-х его дважды звали в «Спартак». Первый раз он отказался и ушел в ЦСКА, правда, задержался там всего на год. Застал Садырина, Семака и еще догинеровский ЦСКА.

Спустя два года Романцев снова пригласил Щеголева в Москву — и в этот раз все получилось. Защитник отыграл в чемпионском сезоне 18 матчей (забил 1 мяч), дебютировал в ЛЧ. Но вторая попытка покорить столицу тоже закончилась через год.

Из интервью с Щеголевым вы узнаете:

  • Каким Воронеж был в 90-х

  • Почему выбрал армейцев после первого разговора с Романцевым

  • Чем запомнился Садырин и как игроки ЦСКА хитрили на кроссах

  • Что не так было с базой армейцев в Архангельском

  • Как Филимонов играл после эпизода против сборной Украины

  • Чем непонятен сегодняшний «Спартак» и Тедеско

ВОРОНЕЖ В 90-Х, ЛЮБОВЬ С ШЕСТОГО КЛАССА, КАК АРМЕЙЦЫ ХИТРИЛИ С КРОССАМИ, САДЫРИН И СЕМАК В ЦСКА

Александр Щёголев / Фото: © Личный архив Александра Щёголева

— Ваш отец — Евгений Щеголев — рекордсмен «Факела» по сыгранным матчам. Брал вас с собой на тренировки?

— Если занятия были легкими, то я даже вместе с ними бегал, играл. Представляете, что это было для 12-летнего пацана! Когда он уже был тренером, то я вообще почти все лето проводил на базе «Факела». Не хотел уезжать.

Еще во время игр меня брали на скамейку запасных — тогда с этим проще было. В 1985-м увидел всю высшую лигу: «Спартак», «Динамо» Киев, Тбилиси. Непередаваемые ощущения. Запомнилось, как «Факел» обыграл «Спартак» годом ранее в четвертьфинале Кубка. Мы спецклассом мячи подавали, стоишь за воротами, а там Дасаев, Черенков.

Ну и атмосфера, конечно. Воронеж — футбольный город, там 10−15 тысяч на матче — это ни о чем. Если играли в «вышке», то на каждую игру ходило тысяч 25. Биток.

Сам стал играть за «Факел» в 19 лет, а до этого прошел вторую лигу. Тогда там уровень был достаточно высокий, хорошая школа для 17-летнего. В конце 1991-го Федор Новиков — может, помните, он помогал Бескову в «Спартаке» — поставил меня в основу. А в 1992-м, когда было разделение (чемпионата СССР. — «Матч ТВ»), нас пацанов сразу закинули в высшую лигу. Тяжеловато было, хотя могли и не вылететь, пары очков не хватило.

— Воронеж в 90-х каким был?

— Не сказал бы, что резко что-то поменялось. Играли в футбол, какие-то деньги зарабатывали. Мне вот квартиру дали, например, в 20 лет — двухкомнатную в центре города. У меня уже семья была, ребенок.

Понятно, что к 90-м можно по-разному относиться, такая была обстановка в стране. Но мы на улицу не боялись выходить, да и нас ведь все знали, я же местный. Понимаю, бандитизм где-то процветал, но в Воронеже это было не так сильно. Нас не коснулось, слава богу.

— Появление семьи уже в 20 лет поменяло вас?

— Естественно. Тут и в футбол надо играть, и семью содержать. Считаю, мне повезло в этом плане, а то некоторые ребята потерялись в футболе из-за гулянок. Ну, каждому свое — кто-то погулять хочет, кто-то — семью. Мы с супругой с 6-го класса вместе: дружили, а потом любовь. Поэтому у меня даже шанса не было куда-то не туда свернуть.

— Кто еще мог заиграть на высшем уровне из вашей команды?

— У нас спецкласс, 72-й год рождения, очень сильным был, по Союзу в 1986-м второе место заняли. Два парня особенно выделялись — Игорь Попов, царство ему небесное, и Михаил Мельников. Игорька вообще в 17 лет начали к основе подпускать. Мы учились в девятом классе, нас троих брали на игры первой лиги, Игоря могли выпустить минут на 10−15. Он был такой физически мощный парень. После уехал в Азербайджан, потом покатился не туда — тюрьма, наркотики. Жалко парня. Он уже давно ушел.

Пытался ли вытащить его? Понимаете, как было: то я в разъездах, то он в тюрьме. Раз освободился, мы встретились, потом его опять закрыли. Не было возможности даже… [как-то повлиять]. Да я особо и не замечал за ним ничего такого.

Александр Щёголев / Фото: © Личный архив Александра Щёголева

— Как вы попали в ЦСКА?

— После сезона в высшей лиге в 1997-м у меня было семь предложений, в том числе от «Спартака» и ЦСКА. Ну, у меня голова-то закружилась немного. Поехал сначала на переговоры в «Спартак» — тогда Есауленко был генеральным директором, — обговорили с ним все условия. На следующую встречу приехал уже Олег Иванович [Романцев]. Он ко мне на «вы» обращался: «Извините, пожалуйста, мы вам такие условия дать не можем». В итоге предложили ниже, чем мы обговаривали с Есауленко. Ну, я парень горячий был в то время и ответил: «Спасибо за приглашение, я поехал».

И оказался в ЦСКА, Павел Федорович [Садырин] очень хотел меня видеть. Но затем его сменил Долматов. И я вообще перестал попадать в состав, даже на замену не выпускали. Может, из-за того, что я до этого «Черноморцу» отказал (где как раз работал Долматов. — «Матч ТВ»), они за мной тоже приезжали. Я попросил, чтобы меня отпустили домой, в «Факел». Думал, чего я тут сидеть буду?

К Долматову не подходил, не спрашивал, почему не играю. Раньше такого не было, это сейчас ребята задают вопросы. Считаю, это нормально, просто мы тогда стеснительные были, что ли. Но когда я пришел отпрашиваться, он даже не попытался меня оставить. Тогда точно понял для себя, что я ему не нужен.

— Москва и ЦСКА чем-то удивили?

— Я тогда постоянно на базе жил. Вот база, кстати, расстроила — такая старенькая была, в Архангельском (сейчас ЦСКА базируется в Ватутинках). Помню, когда ураган летом бушевал, так у нас даже дверь снесло. Окно было открыто, резкий порыв — и дверь плашмя падает в коридор. После Воронежа база ЦСКА казалась уровнем на порядок ниже. Не знаю, почему так. Хотя место хорошее, природа.

— Чем запомнился Садырин?

— Простотой, честностью, открытостью. Вот с ним можно было спокойно и поговорить, и пошутить. Он был сильным психологом, чувствовал, когда повысить голос, а когда нагнетать не надо. Отходил быстро: мог накричать, а через полчаса — хи-хи да ха-ха. Знал подход к игрокам. Ну и, конечно, это великий тренер.

Павел Садырин / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

— Одна из любопытных историй про Садырина: как футболисты незаметно пытались срезать дистанцию во время кросса на 25 км, он об этом узнал, потому что оставил им послание на холме, куда они как раз не добежали. Табличку с надписью: «Ну что, тяжело, уроды?»

— Слышал о таком, но это не при мне случилось. Кроссы помню, на кругу действительно было место, где игроков не видно. Я поначалу не понял, что произошло: бегу, бегу, потом поворачиваюсь, а вся команда пешком идет. Говорю: «Что случилось?» — «Если мы сейчас побежим, то будем еще дополнительно бегать». И вот мы этот отрезок пешком проходили, минуту где-то. Там даже Сережа Семак, по-моему, с часами бегал, чтобы не слишком быстро и не слишком медленно пройти этот участок. Хитрили так.

— Семак каким тогда был?

— Серега — золотой парень. Спокойный, открытый в быту, жесткий на поле. У него чисто по-человечески и минусов каких-то не найдешь. Хотя понятно, что у всех у нас есть изъяны. Вы посмотрите, какие он интервью дает, как ведет себя. Даже если нервничает, все равно в рамках держится. Не прыгает как некоторые товарищи.

— Его в этом сезоне много критиковали за провал в Лиге чемпионов.

— В таком клубе в любом случае будет критика, невозможно все подряд выигрывать. Да, в еврокубках провалились, но не думаю, что надо одного Семака критиковать. Важно быть внутри, чтобы понять, кто селекцией занимается, и так далее. Делать выводы и выходить из ситуации. Он ведь сейчас третий раз подряд чемпионом стал. Почему об этом не говорят?

РОМАНЦЕВ БЫЛ НЕ ТАКИМ, КАК О НЕМ ПИСАЛИ, В ФУТБОЛЬНОМ ПЛАНЕ УДИВЛЯЛ ТИТОВ, ФИЛИМОНОВ ПОСЛЕ УКРАИНЫ НЕ БЫЛ В КРИЗИСЕ

— В 2000-м вы все-таки перешли в «Спартак». Как так вышло?

— После сезона меня снова позвал Есауленко. Приезжаю в Москву, зима, мороз за минус 20. Тогда как раз игру против «Лидса» (в 1/16 финала Кубка УЕФА. — «Матч ТВ») перенесли в Болгарию из-за холодов. Идем в кабинет Романцева. Вечер, темно, захожу: только лампа горит, работает телевизор, Иваныч в домашних тапочках сидит — и дым сигаретный.

Поначалу не знал, как разговаривать после той ситуации, когда отказался переходить. Он меня поздравил с выходом «Факела» в высшую лигу и говорит: «Есть желание играть в «Спартаке»? — «Ну, конечно, есть». Протягивает руку: «Поздравляю, ты игрок «Спартака». Вот и все. В тот же день провел первую тренировку, даже полетел с командой в Болгарию.

Фото: © Личный архив Александра Щёголева

— Болельщики нормально отнеслись, что вы год провели в ЦСКА?

— Тогда между командами не было вражды. Никто даже не вспоминал, ни одного момента не помню. Подходили, как и ко всем, брали автографы.

— Кто по-футбольному особенно удивлял?

— Егор Титов. Во-первых, голова — думал на два-три шага вперед. Техника — всегда передачу удобную отдавал, ты только откройся. Ну, и забивал много, в обороне отрабатывал, у него на самом деле много футбольных качеств.

— Каким был Романцев? Говорят, его побаивались.

— Читал об этом до прихода в «Спартак» и после читал, да и ребята, когда уже вернулся в Воронеж, спрашивали: «Он правда деспот?» Не знаю, мне он показался открытым, спокойным мужиком. Не понимаю, почему так говорят. У нас в команде он со всеми общался — и на поле, и мог в аэропорту подойти что-то объяснить.

Еще запомнилось, как он в квадрат с нами играл. Обычно заходил нейтральным и вообще не ошибался. И показывал, и объяснял, и в дальнюю мог отдать, и низом. Все в ногу.

— С Филимоновым до «Спартака» вы пересекались еще в «Факеле». Как он переживал матч с Украиной?

— Посмотрите, какие он мячи тянул после — и в Лиге чемпионов, и в чемпионате. Какие игры выдавал! Как тут можно говорить о кризисе, если человек играл на таком уровне? Да, потом начались проблемы, но это уже позже было.

Я лично не заметил каких-то изменений в «Спартаке» — ни по игре, ни по общению в быту. Он не ходил замкнутый в себе, также веселился с нами, смеялся.

Александр Филимонов / Фото: © РИА Новости / Владимир Родионов

— В Лиге чемпионов вы провели одну игру — с «Лионом». Чем запомнилась?

— Антураж. Раньше подобное видел только по телевизору, а тут вживую. Чисто футбольный стадион, идеальное поле, народ битком. Удивительно, но никакого мандража не было, хотя это первая моя игра в Лиге чемпионов. Но спокойно вышел, показалось, что там даже легче играть. Может, мобилизация, концентрация сильнее. Мне понравилось.

У «Лиона» запомнился Сонни Андерсон (играл за «Барсу» и «Вильярреал». — «Матч ТВ»), помните такого? На таком аллюре бегал, с улыбкой, вообще не задыхался. Ну и техника не обсуждается.

— В первом круге вы играли чаще в старте. Что потом пошло не так?

— Я был первым на замену в защите. Там ребята давно играли — Бушманов, Ковтун, Парфенов, Хлестов. В этой обойме никого не переигрывал, ну и как тут — они несколько лет стабильно вместе выходили. Если кто-то выпадал, то играл я. Там так получилось, что они по очереди выпадали, и в первом круге я больше матчей провел. Всего получилось 18 игр. Ну, есть чем гордиться.

— Главное воспоминание о том сезоне?

— Много эмоций. Выиграл первый трофей — Кубок Содружества, все встречи отыграл, сам чемпионат выиграл, ну, в Лиге чемпионов попробовал себя. Помню, играли в Мадриде с «Реалом», а они тогда как раз купили Фигу за рекордные 60 млн евро. Мы сидим с Колей Писаревым, и он говорит: «Представь, мимо нас 60 млн пробежало только что». Тогда это сумасшедшие деньги были. Играл ли он на 60 млн? Не сказать, что он всех брал и обыгрывал, но все легко и просто делал, без лишних движений.

УШЕЛ ИЗ «СПАРТАКА», КОГДА ПРИШЕЛ ШИКУНОВ, НЫНЕШНИЙ «СПАРТАК» НЕПОНЯТЕН, ТЕДЕСКО НЕ ИМПОНИРУЕТ

Александр Щёголев (третий слева) / Фото: © Личный архив Александра Щёголева

— Почему не остались в «Спартаке»?

— В середине сезона пришел ростовский генеральный директор — Шикунов. «Спартак» только купил Тчуйсе из «Черноморца», и Шикунов собирался меня отправить в Новороссийск, пообещал «Черноморцу» меня в обмен как раз на Тчуйсе. Там хорошие деньги предлагали, но я хотел остаться до конца сезона. Пошел к Романцеву чисто по-человечески поговорить: «Олег Иваныч, хочу остаться, все-таки я ехал играть в «Спартак». Он понял: «Услышал тебя, езжай в Тарасовку, тренируйся». Но в конце сезона меня уже убрали.

— Романцев не говорил, что вы нужны ему?

— Мне кажется, тогда уже катавасия началась [в клубе] и он уже мало что решал. Могу ошибаться, это мои догадки.

— Что думаете о нынешнем «Спартаке»? Импонирует Тедеско?

— Нет, не импонирует как человек. Своим поведением, истериками. Я этого не люблю, и, может, это как-то отталкивает.

Политика клуба тоже непонятна — тренеров меняют. Этот уходит, потом остается. Мне больше всего непонятно, как ребята реагируют. Конечно, в интервью они не говорят, но представьте, у вас тренер, который сейчас уйдет. Какое будет настроение, будет ли уверенность? Заметьте, у них игра такая неровная — могут и 0:3 «Уфе» дома проиграть. Самое интересное, что их еще простили несколько раз.

Говорят, Леху Стукалова поставили, у «Уфы» эмоциональный подъем. Ну хватит, ребят. У «Спартака» Лига чемпионов горит, а они дома 0:3 играют. Непонятно.

— Есть моменты в карьере, которые желали бы изменить?

— Ничего бы менять не стал. Единственное, наверное, надо было уходить после 2001-го в Казань к Бердыеву. Он звал, но у нас второй ребенок родился, дергаться не хотелось. А там серьезную банду собрали. Но в целом, не жалею ни о чем.

Александр Щёголев, главный тренер ФК «Факел» / Фото: © ФК «Факел»

— Чем сейчас занимаетесь?

— Только отучился на категорию Pro, в феврале получил лицензию. Жду лета, может, какие-то предложения поступят. У нас сейчас тренеров больше, чем футболистов. Есть такое выражение. Поэтому тяжело команду найти, но будем надеяться, что все получится.

— Когда вы были в «Факеле», бывало, он неплохо шел по сезону, но затем сдавал: будто клубу не нужна была РПЛ. Сложно так работать?

— Разговоров об этом не было, нужна или не нужна РПЛ. Вообще никакой задачи нам не ставили, просто собрался хороший коллектив, очки набирали и набирали. В переходные игры можно было залететь, но в конце сезона как-то резко останавливались.

Но вообще насчет РПЛ: у «Факела» стадион, база старые. В 1986-м последний раз реконструировали, с тех пор подделывают что-то, подмазывают. Они в ФНЛ лицензирование с трудом проходят, какая тут премьер-лига.

— При вас в «Факеле» играл Осипенко, который сейчас полезен в «Ростове». Он готов для сборной?

— Данные у него хорошие, но было много тактических проблем. Он играл левого центрального и часто выскакивал вперед на перехват или в отбор тогда, когда никак нельзя было оставлять зону за спиной. Говорили с ним об этом. Думаю, и Карпин ему подсказывает.

Сейчас Осипенко очень сильно прибавил, не зря его капитаном сделали. Насчет сборной — не знаю, честно. Играй «Ростов» в еврокубках, можно было его на другом уровне посмотреть. С кем ему в сборной соперничать — Кутепов, Семенов? Думаю, конкурировать можно.

Источник: https://matchtv.ru
Достижения
Чемпионат России
* Турнир учитывается в достижениях игрока в случае, если он сыграл хотя бы в одном матче турнира
Сезон Чемпионат России Лига Чемпионов Итого
ИгрыГолы ИгрыГолы ИгрыГолы
2000 18 1 1 0 19 1
Итого 18 1 1 0 19 1
Итого 2000
Команда ИгрыГолы ИгрыГолы
Торпедо (Москва, Россия) 2 1 2 1
Локомотив (Нижний Новгород, Россия) 2 0 2 0
Уралан (Элиста, Россия) 2 0 2 0
Локомотив (Москва, Россия) 2 0 2 0
Динамо (Москва, Россия) 2 0 2 0
Сатурн (Раменское, Россия) 2 0 2 0
Ростсельмаш (Ростов-на-Дону, Россия) 1 0 1 0
Ротор (Волгоград, Россия) 1 0 1 0
Черноморец (Новороссийск, Россия) 1 0 1 0
Зенит (Санкт-Петербург, Россия) 1 0 1 0
Крылья Советов (Самара, Россия) 1 0 1 0
Алания (Владикавказ, Россия) 1 0 1 0
Лион (Лион, Франция) 1 0 1 0
Итого 19 1 19 1