Олег РОМАНЦЕВ: УСТАЛ ОТДЫХАТЬ ОТ ФУТБОЛА

Спорт-Экспресс 718 0 Автор: Юрий ГОЛЫШАК - 10 января 2005

Он перемещается по окрестностям пятизвездного "Лариспарка" так стремительно, что помощники насилу поспевают за главным тренером, С журналистами невероятно обходителен, как и обещал, когда приходил в "Динамо". Он похож на самого себя образца 1989 года.

51 ГОД

- Что нужно человеку в 51 год, чтобы чувствовать себя счастливым?

- Здоровье - прежде всего. Было бы оно, а все остальное... С опытом приобретено.

- Чувствуете себя здоровым?

- Пока все нормально, слава богу. Здоровье есть.

- Слух ходил, будто курить бросили.

- Это слух.

- Достаточно нескольких месяцев, чтобы почувствовать себя динамовцем?

- Не знаю, как кому, а мне достаточно. Кажется, попал в хороший коллектив. Иногда ведь можно и пять лет в команде пробыть, а все равно остаться инородным телом. А когда оказываешься в компании людей, которые тебя здорово принимают, можно стать своим за несколько дней. И начать чувствовать себя причастным к этому коллективу. Я уже чувствую себя динамовцем.

- Не слышали, как Николай Старостин, муху газеткой убивая, приговаривал: "Динамо" проклятое"? У вас таких "антидинамовских" настроений никогда не было?

- Что-то я о таком не слышал. Выдумка, наверное. Николай Петрович был интеллигентом до мозга костей, он с уважением относился к любому сопернику. У меня никакого антагонизма не было, зато всегда были друзья среди динамовцев. И достаточно много. Вместе играли в сборной Союза. Потом сам приглашал игроков из "Динамо" в национальную команду.

К "СПАСАТЕЛЯМ" СОЧУВСТВИЯ НЕТ

- Став динамовцем, вы испытали новую грань профессии: вытаскивать команду из ямы. Интересное дело?

- Да не приведи Господь повторить такое. Что ж тут интересного - целый месяц ходить по лезвию ножа? Тяжело это.

- Нервов отнимает больше, чем борьба за золото?

- Конечно. Если борешься за первое место, значит, у тебя футболисты выше классом, а игра у команды поставлена. Команда предсказуемая. А команды, борющиеся за выживание, прежде всего непредсказуемы. Из-за того, что игры никакой нет.

- Раньше вы наверняка сочувствовали "тренерам-спасателям".

- Нет.

- Почему?

- Потому что решал свои задачи. Да, кому-то из коллег симпатизируешь, к кому-то равнодушен, но если человек довел команду до того, что она вылетает, виноват он сам. Не надо сочувствовать.

- И сейчас сочувствия нет?

- Нет.

- А почему к журналистам отношение, по собственным словам, изменили?

- Я пересмотрел отношение к журналистам в "расширенном варианте". Не ко всем, конечно. Среди вашей братии, как и среди футболистов с тренерами, есть порядочные и интеллигентные люди. А есть, извините, шваль, которая ищет какую-то гадость, раздувает, придумывает.

Прежде из-за таких бумагомарак обижался на всех журналистов разом. Это было неправильно. Не ходить на пресс-конференции из-за того, что там сидят два непрофессионала, неверно. Грех обижать остальных, нормальных. Вот потому и пересмотрел взгляды.

- Такая величина, как Романцев, готова к пересмотру?

- Есть у Черчилля высказывание с таким примерно смыслом: постоянство взглядов бывает только у человека, способного со временем менять свое мнение. Жизнь-то развивается. Раньше думали, что Солнце вращается вокруг Земли. Потом оказалось все наоборот. Если у человека достаточно мужества и ума, со временем он поменяет взгляды на более современные. Это нормально. Я тоже меняю взгляды на жизнь и на людей. Кажется, в лучшую сторону. Впрочем, могу ошибаться.

РАССТАВАНИЕ БЕЗ ТРАГЕДИЙ

- Расставание со "Спартаком" уже переболели?

- А почему я должен "переболеть"? Я нормально отработал. 12 честных лет.

- Имею в виду само расставание?

- Ушел, когда понял, что больше ничего с этой командой сделать не смогу Наверное, надо было раньше. Но ничего болезненного не испытал. Никакой трагедии, боже упаси! Когда окончательно определился с уходом, тут же понял: у жизни масса граней. Довольно приятных. И они мне открываются. А последние два спартаковских года были полным кошмаром.

Но и даже самое хорошее надоедает! Вот американские психологи пришли к выводам: мужчина раз в четыре года должен менять работу, а женщина - в семь лет. А я - двенадцать лет на одном месте! Хоть и бравировал, говорил: "Нет, не надоело". Но - надоело. Одно и то же. Чувствовал по себе: энтузиазма, который бил из меня первые годы, уже нет. В общем, принял решение, к которому давно в глубине души пришел. Не хватало только мужества и силы воли.

- Выходит, окружающие вашу отставку переживали тяжелее, чем вы сами?

- Окружающие просто привыкли, что Романцев во главе "Спартака". Чуть ли не вечный. Но жизнь идет, а у той команды я не видел никаких перспектив.

- У нынешнего "Динамо" перспектив больше?

- Конечно. Когда занимаешь первое место, перспектива одна - повторить. А здесь с 13-го места надо карабкаться. Представляете перспективы?

- В любом человеке есть страх перед переменами. Покидая "Спартак", вы не боялись их?

- Нет. Я довольно уверенный в себе человек. Прекрасно знал: отдохну полгода или годик, а потом непременно приму какую-нибудь команду. Не обязательно высокого класса. Принял бы любое интересное приглашение, включая команду первой лиги. Главное, чтобы было перспективно и интересно. В "Динамо" это сошлось.

К тому же к моменту ухода из "Спартака" я столько отработал без отпуска и отдыха вообще, что даже за этот год всех отпусков не отгулял. Плюс, глядя чуть со стороны, получаешь новые впечатления. Полностью уйти от футбола нельзя. Я был в курсе всех событий.

- И ни разу никакой аллергии на футбол не испытали?

- Разве что в самые первые дни было одно желание - отдохнуть. Просыпаешься - и никакой головной боли, никуда не надо бежать, не нужны конспекты и доклады. Садишься за руль, едешь на рыбалку. Удочку забросишь - и так тебе хорошо. Отдыхаешь и душой, и телом.

КАК У СТАРОСТИНА, НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ

- Вы как-то говорили, что в самые тяжелые моменты жизни идете на Ваганьковское кладбище.

- Да, примерно раз в месяц захожу к Николаю Петровичу (Старостину. - Прим. Ю.Г.). Не миную и Владимира Семеновича (Высоцкого. - Прим. Ю.Г.). Мне помогает. Сто процентов. Умиротворение наступает. Но стоп. У меня есть барьер, за который я никого не пускаю.

- Прежняя ранимость в вас сохранилась?

- Да. И никуда от этого не денешься. Чувство, очевидно, врожденное, и от него не избавиться никаким образом. Как ни настраивай себя. Я очень злопамятный. Думал, с годами это пройдет, но не проходит. В этом смысле для меня идеал - Николай Петрович. Вот уж кто мог прощать, общаться с людьми, которые ему неприятны! Когда начинали говорить на эту тему, Старостин всегда мне приводил слова Адама Мицкевича: "Если не можешь убить врага, обними его..." Утрированно, конечно, но Старостин вел себя именно так.

- Вы так не умеете?

- Нет. Хотя со мной Николай Петрович на эту тему частенько беседовал. Убеждал. Но переступить через что-то внутри себя не могу. К сожалению, не умею прощать подлость.

НЕЛЬЗЯ РАБОТАТЬ НА СПЛОШНЫХ УКОЛАХ

- Вернемся к футболу. Осталась какая-то недоговоренность по поводу вашего ухода из "Сатурна". Не проясните ситуацию?

- Когда я сказал Валерию Аксакову (председателю наблюдательного совета "Сатурна". - Прим. Ю.Г.), что по состоянию здоровья не смогу дальше работать с "Сатурном", он очень расстроился. Чуть ли не целый день уговаривал остаться. Но тут уж было дело чести: если работать, то работать в полную силу. Иначе не умею. А я к тому времени, к огромному сожалению, не успел залечить все болячки и травмы. Поддался на уговоры того же Аксакова.

- Тревожила спина, которую в матче за сборную СССР надорвали?

- Да. Давняя история. Играли мы с Мексикой в Лос-Анджелесе. Шла 94-я минута. Туман и грязь. Причем грязь такая, что не разобрать, где чей игрок. Я сам неудачно упал, а на меня два соперника сверху. На секунды даже сознание потерял. Судья дал свисток, все ушли, а я еще минут пять на поле оставался лежать. Только в раздевалке заметили, что меня нет, пошли искать. Чтобы поднять, одеяло под меня подтянули и унесли. Вот такая травма. И когда я пришел в "Сатурн", на каждую тренировку надо было выходить после двух-трех уколов. Разве это работа?

- Сейчас все иначе?

- Сейчас все нормально. Полностью спину не вылечишь, но теперь и одного укола в неделю хватает. Хотя болезнь у меня травматическая, многое зависит от нервной системы. На погоду спина не реагирует. На упражнения тоже, могу и бегать, и прыгать в полную силу. Проблемы только из-за стрессов.

- Все остальное в "Сатурне" было нормально?

- Вполне. У меня с игроками остались отличные отношения. Рад, что работал с Быстровым, Базаевым, Медведевым. До сих пор созваниваемся. Нет, команда была не чужая. Другое дело, что не очень у меня получалось, да и сейчас не получается, с легионерами. Доверительных отношений нет. Строго официальные. Но раз они приехали за большими деньгами, зачем с ними дружить? Пусть выходят и зарабатывают.

Вот в связи с легионерами сложности в "Сатурне" возникали: все-таки несколько языков. Ладно, по-английски я могу что-то сказать. Что-то по-немецки. Но когда идет смешение десяти наречий, как работать? На любой тренировке по полю бегают пять переводчиков. Пока переведут, теряешь и темп, и кураж.

- Да еще, например, бразильцы с аргентинцами не очень ладят.

- Совершенно верно. Менталитет разный. Поэтому в "Динамо" будем брать португальцев или бразильцев. Чтобы был один переводчик.

ФУТБОЛИСТАМ ТЯЖЕЛО. НО ИНТЕРЕСНО

- Журналистам с Романцевым сейчас стало проще. А футболистам?

- Им так же тяжело, как прежде. Зато футболистам со мной интересно.

- Чувствуете?

- Прекрасно знаю. По разговорам. Они понимают: если будут выполнять мои требования, футбол доставит им радость. Эта игра - дама очень щедрая, хоть и капризная. Она отплатит за доброе к себе отношение. Если вложишь душу, будут и деньги, и слава, и перспектива в дальнейшей жизни. А я люблю бывать с командой. Чтобы игроки знали и чувствовали: тренер здесь.

- Наталья Ивановна, супруга, вас снова почти не видит?

- Во-первых, она к этому привыкла. Во-вторых, я за последние месяцы так насиделся дома, что теперь можно годик не появляться вовсе. Чтобы статус-кво восстановить. Футбол у меня на первом месте, на втором и на третьем.

- Судя по ситуации с Булыкиным, вы никого не собираетесь заставлять работать.

- Нет. Насильно мил не будешь. Очень часто вспоминаю фразу, которую вычитал еще 12-летним мальчишкой. Когда англичане в 1966 году стали чемпионами мира, Бобби Чарльтон в интервью сказал: "Если человек не хочет тренироваться, его не надо заставлять, толку все равно не будет". Спорно, но что-то в этом есть. Из-под палки можно хотя бы чему-то научить. Но есть так называемые тренируемые люди, а есть такие, до которых не достучишься.

- Булыкин - тот самый случай?

- Нет. Он неплохо отработал в Сочи. Но сейчас должен снова поехать в Англию, где хочет играть. Какой смысл на два дня тащить Булыкина в Турцию? Но претензий у меня к Дмитрию нет.

- Вы по гимну Лиги чемпионов соскучились?

- Нет. Даже не думал об этом. Тем более считаю, что расстался я с ним ненадолго. Хочу в это верить.

- То, что в "Динамо" от вас ждали чудес, не давило?

- Тут срабатывает еще одна черта моего характера: иногда я делаю вещи, которые здравомыслящий человек не сделал бы. Это как в холодную воду с головой с обрыва. Прекрасно понимал, что рискую. Очень. И репутацией, и психологическим самочувствием. Сейчас могу честно сказать: шансы "Динамо" на спасение в премьер-лиге осенью расценивал как 25 процентов из ста. Не больше. Очень уж страшная концовка была.

ПРЕМЬЕР-ЛИГУ НАДО РАСШИРЯТЬ

- На крайний случай у "Динамо" был запасной вариант. Как вы оцениваете попытки расширить премьер-лигу, по сути дела, задним числом?

- Ничего некрасивого в этих попытках нет. Я и сейчас за то, чтобы премьер-лига расширилась. Чтобы игр было больше. Чтобы футболисты, купленные за миллионы и десятки миллионов, появлялись на поле не раз в неделю, а два. Если небольшая Англия имеет 20 команд, то необъятная Россия всегда найдет возможность собрать 18 нормальных команд. Вообще, у меня две причины быть за расширение. Если будет новое голосование, я или сам проголосую, или попрошу Заварзина от имени "Динамо" отдать голос за расширение. В каждой команде 75 процентов - легионеры. Нашим ребятам негде играть. Может, если расширить лигу до 18 команд, приедут еще легионеры. Тогда надо вводить лимит. Убирать поправку о 10 играх за сборную, вставлять новую - просто 5 легионеров в команде. Мы сейчас даже перестали искать, смотреть, ездить по любительским турнирам и второй лиге. Я уж забыл, когда проводились турниры - тот же весенний Кубок "Спартака". Приезжали команды со всей страны. Динамовцы проводили какие-то турниры, а сейчас нет ничего. А я не думаю, что резко оскудела талантами футбольная Россия, а, допустим, в Македонии или Хорватии игроки сильнее наших. Просто удобнее там купить готового, перестали обращать внимание на интернаты и детские школы.

- С нынешним составом "Динамо" может на что-то рассчитывать?

- Конечно, его надо усиливать во всех линиях. Не скажу, что с этим составом придется бороться за выживание - команда скорее психологически была запущена. Но состав и не для борьбы за самые высокие места. Точно могу сказать, что стали нашими игроками Фрешо из "Боавишты", Кутарба и Кузнецов.

- А Спахич?

- Вот-вот подъедет. Очень надеюсь, но мой принцип такой: объявлять игроком "Динамо" кого-либо только после того, как Заварзин подпишет с ним контракт. Тут ведь может какой угодно нюанс всплыть. Начиная от зарплаты футболиста и заканчивая микроклиматом. Который почему-то может не понравиться. Допустим, увидит человек, что на его позиции кто-то играет сильнее, и сам подойдет: "Извините, Олег Иванович, я хочу вернуться".

- Динамовские игроки, оставшиеся с прошлого сезона, не успели пропитаться психологией аутсайдеров?

- Нет. Я и каждому в отдельности, и всем вместе сказал: "Если будем играть за выживание, либо вам придется уходить, либо мне". На мой взгляд, поняли правильно. Судя по отношению к работе, им хочется продолжать в "Динамо" вместе со мной.

ВПЕРВЫЕ В ЖИЗНИ БОЛЕЛ ЗА ЦСКА

- Как, по вашим ощущениям, коллеги отнеслись к возвращению Романцева к работе?

- Думаю, многие тренеры довольны: все-таки обыграть Романцева интересно. И это здорово: конкуренция - отличная штука. А у меня со всеми тренерами хорошие отношения. Отличные. С некоторыми даже дружеские.

- Это с кем?

- С Семиным. Игнатьевым. Гаджиевым. Про Тарханова уж не говорю. Нормальные отношения с Газзаевым. Кто еще вас интересует? Отвечу.

- Петржела.

- Мы не знакомы. Но говорит он больше, чем делает. На мой взгляд. А я уважаю людей, которые больше делают, чем говорят. Не поймите так, что к Петржеле я отношусь без уважения, но, судя по выступлениям, которые он себе позволяет, Россия для него всегда будет чужой страной. Вряд ли нужно не очень этично критиковать коллег. То, что произошло у них с Газзаевым, просто некрасиво со стороны тренера "Зенита". Никогда особо не переживал за ЦСКА, но в том его матче с петербуржцами очень болел именно за армейцев. Впервые в жизни. И был очень рад, что они выиграли. Да еще так выиграли.

- Кроме отношения к пишущим людям в чем еще изменился всем знакомый Романцев?

- Постарел на год. Хотя особо этого и не чувствую.

- А поделитесь с народом, как можно сбросить 30 килограммов?

- Лучше эту тему обойти.

- Но народ интересуется.

- Если коротко, рецепт очень прост. Много двигался и на пару месяцев прекратил есть. Чуть-чуть овощей и фруктов. Зато потом можно есть все, что угодно.

- При вашей тяге к литературе не задумывались о своей книге?

- Сейчас даже футболисты, которые, на мой взгляд, еще не так много в этой жизни увидели, стали писать. Вряд ли от них можно ждать бестселлера. Но однажды я сяду за серьезную книгу, которая действительно будет интересна болельщикам и читателям. Чтоб ее не в нагрузку давали. Как те, что написали многие наши футболисты и тренеры. Несмотря на маленький тираж.

- А вы читали хоть одну из последних футбольных книг?

- Нет. Только выдержки. Этого достаточно, чтобы понять, что там написано и зачем. Любой автор, хочет он того или нет, стремится подчеркнуть хорошие моменты и сгладить плохие. Или вообще не поминать. А при таких условиях вряд ли может написать что-то интересное. Я в своей книге... Да, наверное, сделаю то же самое. Это закон жанра, наверное.

Но сейчас мне точно не до книг. Я ведь по большому счету еще не начал серьезно работать в "Динамо". Естественно, выполняю все, что положено, но еще не втянулся на сто процентов. Да и в самом деле соскучился по работе.

- Свой приход в "Динамо" не рассматриваете как интереснейший эксперимент?

- Как "интереснейший" - определенно. Но не эксперимент. Экспериментировать в моем возрасте нельзя. На это можно идти в молодости, когда вся жизнь впереди. Мне ошибаться уже поздно.

СЛИШКОМ "ДОМАШНИЙ" ЧЕЛОВЕК

- А не интереснее было бы уехать в Европу? Предложений-то, наверное, хватало?

- Да, у меня были серьезнейшие предложения. Например, моя кандидатура на самом высоком уровне рассматривалась на должность главного тренера сборной Германии. Были разные беседы. Но заграница меня не привлекает. Не тянет, и все. Может, я такой "домашний"? Мне нужно, чтобы рядом были родные российские лица. Как можно больше.

- Когда слышите от окружающих, что Романцев - великий тренер, что чувствуете?

- Я от окружающих мало что слышу: редко появляюсь на улице. А сам так не считаю по одной простой причине. Трижды быть в еврокубковом полуфинале и ни разу не дойти до главного матча. Это меня все время скребет.

- Но ведь у вас еще будут полуфиналы?

- Надеюсь. Стараюсь верить самому себе.

Источник: http://www.sport-express.ru

Комментарии: