ПРАВОСТОРОННЯЯ «СПАРТА» И РАЗНОСТОРОННИЙ «СПАРТАК»

Футбол. Хоккей 7706 0 Автор: Виктор ПОНЕДЕЛЬНИК - 27 ноября 1983

ПОЗДНО вечером в среду, усаживаясь перед экранами домашних телевизоров, мы не располагали сколько-нибудь значительной информацией о соперниках нашего «Спартака». Знали, что шестеро представлены в олимпийской сборной Голландии, но ни один пока не котируется в национальную команду, впрочем, в стране «Аякса», «Фейеноорда» и «Эйндховена» это еще ни о чем не говорит.

И еще на одно немаловажное и, прямо скажем, тревожащее обстоятельство невольно обращалось наше внимание. В двух предыдущих турах розыгрыша Кубка УЕФА «Спарта» в первых матчах принимала соперников на своем поле и побеждала: североирландский «Колрейн» со счетом 4:0, «Карл Цейсс» из ГДР — 3:2. А ответные матчи в гостях спокойно заканчивала вничью со счетом 1:1.

В этом свете задача спартаковцев в матче на поле соперников перерастала в сверхзадачу. Помня о том, ценой каких неимоверных усилий давалась игра лидерам команды в отдельных матчах на исходе сезона, мы и вовсе склонны были считать успешное ее решение дедом трудноосуществимым.

А тут еще смутил стартовый состав, появившийся на поле стадиона в Роттердаме. Это чуть позже мы узнали, что заболели Кузнецов и Поздняков, что температурил Родионов, и лишь усилиями врача его удалось вернуть в строй накануне игры. Потому-то в линии обороны появился едва оправившийся от травмы Бубнов, а в средней линии — игравший в сезоне лишь эпизодически Гесс.

Перемены вроде бы и незначительные, однако на самом деле все линии команды, фактически оказались скроенными наново. В роли опорного полузащитника попеременно выступали Черенков и Родионов, в атаке стабильной была позиция, по крайней мере до перерыва, только у Аргудяева, а пару ему составляли, сменяя друг друга, то Гладилин, то Черенков, то Родионов. Зону левого защитника прикрывал Морозов, который к тому же должен был помогать центральным защитникам, что для него более привычное дело. Все эти вынужденные перестановки естественным и неизбежным образом сказались на прочности и надежности игровых связей, поначалу плохо просматривавшихся. Но особое беспокойство вызывал левый фланг обороны, поскольку в действиях Гесса явственно ощущался недостаток игровой практики, а Морозов, оказавшись в двойственном положении, с трудом поспевал на помощь.

Нам оставалось лишь удивляться, как это голландцы так быстро нащупали, где тонко. С первых же минут игры они повели атаки правым своим флангом, завершая их неизменным навесом в центр штрафной площади, где много хлопот Бубнову, Базулеву и Дасаеву доставлял не самый высокий среди атаковавших, но словно бы паривший в воздухе 10-й номер «Спарты» Холверда. Не мне одному показался он поначалу ростом повыше других. Не прошло и пяти минут игры, а Дасаев уже дважды пресек попытки Холверды поразить ворота.

Когда после очередной диагональной подачи справа в центр Холверда в очередной раз выиграл дуэль в воздухе и головой сбросил мяч таившемуся чуть сзади Рикерингу, удар которого в нижнем углу принял Дасаев, кое-что в игре хозяев поля стало проясняться.

Только атаковала «Спарта» подобно большинству боксеров — в правосторонней стойке, чему вскорости нашлось простое объяснение. Главный, да, пожалуй, и единственный диспетчер «Спарты» — ее капитан ван Гаал, играет он на месте правого полузащитника и весьма искусен в подыгрыше партнерам, а штрафные удары справа и, само собой разумеется, с правой ноги исполняет на загляденье. С этой же стороны действует и Блинд, аттестовавшийся как сильнейший защитник клуба. Какой это защитник, мы видели лишь в тех моментах, когда он неуклюже встречал приемами из вольной борьбы то Родионова, то Гладилина, то Аргудяева, за что изредка арбитр назначал штрафные удары. Но Блинд преображался, когда шел в атаку, даже не шел — летел. Стремительный Блинд и техничный, хорошо видящий поле ван Гаал доставили, мессу хлопот обороне «Спартака». Судя по отдельным ходам голландцев, можно предположить, что эта правосторонняя манера ведения игры хорошо отрепетирова на ими, а те, кто действует в центре и на левом фланге, призваны завершать усилия правого крыла. Других вариантов ведения атаки хозяева поля у себя дома практически не показали.

Как ни трудно было спартаковцам, игровая однобокость соперников позволила им ближе к концу первой половины матча разобраться и принять свои меры. Ограниченные рамками телеэкрана, мы не можем с достоверностью судить, какие именно меры, но мы видели, что наступление хозяев поля постепенно сводится на нет, атака справа притупляется, да и в центре перед воротами нападающие «Спарты» все реже выигрывали борьбу за мяч в воздухе. А гости все чаще переходили к контратакующим действиям.

Прежде всего спартаковцам предстояло связать соперников по рукам и ногам в середине поля, где, помимо ван Гаала, выделялся рослый и подвижный ван дер Берг, где подкарауливал свой миг скрытный Рикеринг, редко уходящий с поля без гола. Трудная это была задача, тем более что голландцы, только заканчивающие первый круг национального первенства, на это время года выглядели свежее и мобильнее. Они-то и предложили в середине поля игру вязкую и жесткую, с постоянным противоборством.

К чести спартаковцев, надо сказать, что они не только приняли вызов, но и выдержали, устояли против силового давления. Как говорится, нашла коса на камень, а камнем этим в силу необходимости становились и Родионов, и Черенков, и Гаврилов, не говоря уже о Гладилине, Гессе и защитниках. Гессу в конце концов это дорого стоило, поскольку он еще не готов к серьезному испытанию, ван Гаала сдерживал порой ценой нарушений правил, что неизбежно повлекло за собой психологическую неуравновешенность, приведшую к двум карточкам.

Что же касается Черенкова и Родионова, то нельзя не отметить тот огромный и разноплановый объем работы и в атаке, и в обороне, который они проделали так, как в лучших своих матчах в этом сезоне. Не отставали от них и Гаврилов с Гладилиным. Первый играл весьма конструктивно, достаточно тонко используя право последнего паса, второй часто терзал защитников «Спарты» рывками и справа, и слева. В конце концов один такой его прорыв Блиид остановил подножкой, и...

Впрочем, гол Родионова хочу вспомнить в подробностях чуть позже. Потому что даже сейчас, спустя многие часы после матча, постоянно возвращаюсь к его первым минутам, к тем минутам, когда под впечатлением стартового напора хозяев поля над нашими надеждами витал налет некоторой даже безысходности. Но тут, наверное, полезно вспомнить и о боевитом характере спартаковцев, о знамени том, простите за банальность, спартаковском духе. Это, пожалуй, не все. Характер ведь был заметен и у голландцев. В действие вступил закон суммы умений, мастерства, класса.

Если бы спартаковцы ограничились разрушением замыслов соперника, им, пожалуй, несдобровать бы. Они же, приняв навязанную им в середине поля борьбу, приняв, как мне показалось, охотно, с честью находили и выход из нее. Отобрать мяч, спартаковцы в две-три короткие передачи, чтобы исключить потерю его, расставляли силы на исходных для атаки позициях, а к этому времени высвобождался из-под опеки Гаврилов или Черенков, от них следовала инициативная средняя или дальняя передача — причем в выборе направления атаки недостатка не было, предложения следовали справа, слева, по центру — от Сочнова, Гладилина, Родионова, того же Черенкова, от каждого игрока группы атаки. Сначала изредка, когда к Аргудяеву подстраивался кто-то один из этой группы, потом все чаще, когда атакующие операции стали проводиться в 3—4—5 игроков. Индивидуальные прорывы несколько раз сменяла затейливая вязь многоходовых комбинаций — пусть реже, чем желалось, потому что впереди спартаковцы старались играть поэкономнее. Да, их чаще видели в обороне, чем в атаке. Но разве плохо — проверить себя и с этой стороны? Да, самыми заметными в этой игре были защитники — хладнокровный Базулев, раз за разом срывавший замыслы голландцев в створе ворот, и неутомимый Морозов, всегда стремившийся туда, где особенно жарко и трудно товарищам. В условиях непрекращающегося давления находил возмож ность поддержать нападающих Сочнов . Не покладая рук трудился Дасаев, взявший и отбивший немало трудных мячей. Но ведь игра не может быть только праздником атаки — порой она не обходится и без оборонительных буден.

И «Спартак» сумел сыграть в разных планах, доказал разносторонность своей игровой манеры. Защищаясь, находил силы атаковать. Наступая, успевал перестраиваться и организовывать оборону. Можно согласиться с тем, что в атаке москвичи на этот раз не были столь продуктивны, как в матчах с англичанами. Но это уже информация к размышлению перед «домашним» матчем в Тбилиси.

Вот теперь и время вспомнить гол Родионова. Итак, Блинд сбил Гладилина в метре от линии штрафной площади. Спартаковцы долго совещались у мяча, а семеро голландцев из «стенки» тщились разгадать, кто же из них нанесет коварный резаный удар по воротам. А в том, что удар будет именно в створ ворот, спартаковцы усомниться не дали. Как будто собирается пробить Гаврилов — и все внимание сосредоточено на нем. А Гаврилов неожиданно катит мяч по линии штрафной площади к стоящему метрах в десяти справа и словно бы и не ждущему паса Родионову. Поразительно, но и тух никто из «стенки» не бросился наперерез. Почему? Да потому, что Родионов чисто актерски изобразил некоторую даже растерянность и тут же вложил всего себя в удар — рассчитанный, сильный и точный.

После перерыва голландцы, как и подобает хозяевам поля, да еще к тому же стороне отыгрывающейся, много наступали. Но с тем же неизменным однобоким академизмом.

Правда, моментами футболисты «Спарты», будто припомнив времена славной голландской сборной, взрывались вдруг невообразимой круговертью, вертелись на бешеной скорости вкруг нашей штрафной площади, словно шестеренки в часовом механизме. Но спартаковцы мужественно выдерживали это испытание тотальным футболом, а соперников хватало на минуту-другую, и они затихали, возвращались в привычную правостороннюю стойку.

Но ожидало наших И еще одно испытание на прочность. 21 минуту им пришлось играть вдесятером. Не выдержали нервы у Гесса. Не собираюсь искать для него оправданий, но о том, что португальский арбитр отнесся к нему не совсем по совести, сказать надо. Когда на исходе первого тайма Гессу пять минут оказывали помощь после столкновения с бессердечным Блиндом, арбитр и ухом не повел, а когда ван Гаал опасно и в упор выстрелил в него мячом и Гесс отбил удар руками, дал свисток. Вот здесь Гессу выказывать эмоции не стоило.

Вдесятером, впрочем, спартаковцы играли, как и в полном составе. Даже лучше. Активизировались Сочнов, Морозов. А когда за 10 минут до финального свистка радость Родионова от забитого гола захлестнула горечь от содеянного им пенальти (нечисто выполнил подкат в штрафной площади), он стал играть за двоих, за троих. Помогая в защите, успевал врываться на чужие позиции и смело брал игру на себя, если партнеры чуть отставали. Именно активность спартаковцев на чужой половине поля сдерживала в эти минуты атаки хозяев, заставляла их действовать с оглядкой.

Трудный матч сыграл «Спартак». Ему пришлось держать долгую оборону, но не поворачивается язык произнести, что он провел игру а защите. Не получилось яркого зрелища, но было яркое столкновение характеров. Ничья со счетом 1:1 делает шансы москвичей предпочтительнее. Хочется напомнить, что пока еще ни один наш клуб в розыгрыше Кубка УЕФА не преодолевал декабрьский барьер на пути к четвертьфиналу. «Спартак» может стать первым. Но готовиться надо серьезно. «Спарта» защищаться тоже умеет.

Источник: http://www.klisf.info

Комментарии: