Станислав Черчесов: У нас проблем нет!

Спорт день за днем 941 0 Автор: Татьяна Копылова - 11 июля 2007

Новый рулевой московского «Спартака» – личность харизматическая и неординарная. Его уважают и, наверное, даже слегка побаиваются в команде. У Черчесова по любому вопросу есть своя точка зрения, которой он и поделился с корреспондентом «Спорта» во время австрийского сбора.

Под дулом пистолета

– Станислав Саламович, вы возглавили «Спартак» чуть больше двух недель назад. Все ли идет по вашему плану?
– Прежде всего, я очень рад, что мы выиграли две игры в чемпионате, нам удалось взять максимум очков. Я ничего не предполагал, не думал, не мечтал ни о чем – просто делаю свое дело. Вот сейчас тренерский штаб совещался – что делать, как быть.

– Впредь совещания будут в порядке вещей?
– Такие совещания проходят постоянно. Обсуждаем, что было и что будет, что нас ждет.

– В Австрии команда прошла медицинские тесты. Каково состояние игроков? Все ли вас удовлетворяет?
– Даже если вы приставите мне к виску пистолет, я вам не скажу о состоянии моих футболистов. Это должны знать я, мой тренерский штаб – и больше никто. Для себя мы делаем выводы, с кем надо – говорим, с кем не надо – не говорим. Через день-два я буду знать еще больше, и мы будем принимать соответствующие меры. 

Я знаю – и он знает

– Что скажете об итальянце Таормине, который находится у вас на сборах?
– Это атакующий левый полузащитник. Мы увидели его на одном из турниров молодежных команд, где он хорошо играл и много забивал. Его пригласили – благо здесь ехать было недалеко. Мы его посмотрим, футболист он интересный, к тому же у него есть рекомендации.

– Как проходит тренировочный процесс?
– В принципе, все идет по плану, только, к сожалению, из-за травм выбыли Жедер и Ковальчук. Так что во второй контрольной игре у нас были определенные проблемы с составом, но мы будем их решать. Для этого мы и приехали на сбор.

– Что с Ковальчуком?
– У него рецидив старой травмы – задняя поверхность бедра. Он не тренировался один день. До этого занимался отдельно в фитнес-центре. Что касается его возвращения в строй, то на это, очевидно, понадобятся недели две-три. Меня очень расстраивает, что у него повторяется эта травма, поэтому надо выдержать паузу побольше, чем обычно при таких повреждениях.

– Есть ли у Сергея шанс выкарабкаться из «лазарета» окончательно, ведь он пропустил очень много игр?
– Для этого мы сюда и приехали, чтобы помочь каждому решить проблемы. Будем надеяться, что в скором времени он опять станет полноценным футболистом и мы сможем на него рассчитывать. Что он играть умеет – это я знаю. И что я на него рассчитываю – это он знает. Самое главное, чтобы он восстановился, ведь скоро начинается осень – сами понимаете, надеемся, что игр у нас будет много.

– А как восстанавливается Кудряшов?
– Все идет по плану. Ранее выработанному. 

Закавыченные «звезды» на планете

– Вы уже определились, кто покинет команду в период трансферного окна?
– А почему ее кто-то должен покинуть? Все тренируются хорошо, все хотят себя проявить, все выполняют требования. Любому человеку надо дать шанс, что я и делаю. Зачем рубить сплеча?

– Значит, клуб не будет никого выставлять на трансфер?
– Все тренируются, все готовятся.

– Кроме футболистов есть тренер­ско-административный штаб. Почему нет на сборе Хаджи и Жиляева – людей, отдавших команде не один десяток лет?
– Я так решил. Это мое решени е, которое обсуждать я не хочу . Тем более во всеуслышание.

– Помимо Таормины, есть ли конкретные кандидаты на конкретные позиции?
– Дело в том, что я никогда не думал, что на этой планете столько топ-футболистов в кавычках. Нам их столько предлагают, что надо очень хорошо подумать. Определенные кандидаты есть, но взять кого-то – не самоцель. А цель – взять того, кто нам действительно подходит. Работа в этом направлении ведется. Но вообще у нас есть сформировавшаяся команда со всеми плюсами и минусами, наверняка вы с кем-то из игроков общались и чувствуете, что изменения есть. Есть определенные принципы, которых я придерживаюсь. Кто эти принципы будет понимать – будет здесь. И мы любому поможем подтянуться, поправиться, сделать определенные выводы. То, что было, меня не интересует. Меня интересует то, что есть, и то, что будет. За это я сейчас отвечаю. И некоторые люди, кстати, изменились буквально в один день. Не знаю почему – я никаких усилий не прикладывал.

– Почему, на ваш взгляд, после чемпионата мира проблемы в «Спартаке» начались у Калиниченко?
– Калиниченко – футболист высокого уровня. И он прибавляет на глазах. При мне желания уйти из команды он не изъявлял. На сегодняшний день я им доволен, я вижу, чувствую, что и у него настроение улучшилось, может, даже мировоззрение поменялось. 

Завидуйте нам

– Какая линия самая проблемная в команде?
– У нас нет проблем!

– Вам остается только позавидовать.
– Да, завидуйте нам.

– То есть «Спартак» будет чемпионом?
– «Спартак» хочет быть чемпионом. Для этого надо работать и верить друг в друга и в себя. И больше ничего не надо делать. Я много раз был чемпионом и знаю, о чем говорю.

– А кто, на ваш взгляд, главный конкурент в борьбе за золото?
– Мы сами. Извините, это философский ответ, но, победив себя, автоматически победишь других. Поэтому мы должны готовить себя – перебарывать в каждой тренировке, в каждой игре. И тогда все будет нормально.

– Вы разговаривали с каждым футболистом тет-а-тет?
– Разговаривал со всеми. Кого-то вызывал в кабинет, с кем-то говорил на поле, еще как-то. Потому что люди разные. Вызвав в кабинет одного, ты ничего не услышишь, а поговорив мимоходом на поле, он может даже не понять, о чем разговор.

– На ваш взгляд, Егор Титов – истинный лидер команды?
– Я ничего не скажу на эту тему, потому что о таких вещах не говорят во всеуслышание. Титов – выбранный капитан команды, с которым мы общались и общаемся. И он знает, что от него требуется. Что на поле, что за полем.

– Некоторые тренеры специально приближают к себе капитана, чтобы сделать его проводником своих идей…
– У каждого свой опыт. Я работал в трех командах, и нигде такого не было, но все нормально функционировало. 

Не выйду из себя, а сделаю выводы

– Работа главным тренером «Спартака» – это ваша сбывшаяся мечта?
– Я, честно говоря, никогда об этом не задумывался. Я работал, да и сейчас работаю так, как будто пришел сюда на всю жизнь. Так что будет выстраиваться линия, как будто я пришел на сто лет. И в команду приходят не те люди, которые мне угодны или выгодны, а настоящие профессионалы. На днях мы играли с «Тиролем» – там работают те люди, которых я брал в команду. Брал не для себя, а для клуба. И они будут работать там независимо от того, кто там тренер. Я придерживаюсь такого принципа, чтобы после меня всегда что-то осталось.

– Вы ощущаете разницу между австрийской лигой и русской?
– Честно – нет. Ведь если человек работает на совесть, то ощущения всегда одни и те же. Поверьте, я не в ру и не лукавлю. А что касается во зможного давления, то его выбираешь для себя ты сам. И планку сам себе устанавливаешь. Мнения надо слушать, но идти всегда своей дорогой.

– Существует ли пресловутый «спартаковский дух», о котором вспоминают при каждом новом тренере «Спартака»?
– Я считаю, что есть дух спортивный, который в «Спартаке» всегда был особенный. Не спартаковский, а просто спортивный. Который всегда был выражен.

– Что вас может вывести из себя в общении с игроками, коллегами по тренерскому цеху?
– Если ты вышел из себя, значит, ты ослаб. Поэтому вывести, наверное, ничто не сможет, а вот заставить предпринять какие-то действия – пожалуй, да. Например, отношение игрока к тренировке, к игре, к коллективу, к клубу. Из себя я не выйду, но определенные выводы сделаю. Каждый человек – личность, надо это учитывать, но цель одна. Кто не с нами – тот не с нами. А личность подавлять нельзя.

– Есть мнение, что из вратаря не может получиться хороший главный тренер…
– Я не хочу слушать какие-то мнения и кому-то что-то объяснять. Я не знаю, откуда это мнение взялось, и мне это неинтересно.

– Но ведь кроме Дино Дзоффа, и вспомнить некого...
– Ну что ж, скоро вспомните. А с Дино Дзоффом я, кстати, знаком. Не очень хорошо, правда, но знаком.

– Вы совмещаете сейчас в «Спартаке» две должности – главного тренера и спортивного директора. Это временная мера или так при вас будет всегда?
– Дело в том, что о таких вещах надо долго и много думать, а времени у меня пока нет. Об этом трансферном периоде я много думал и много знаю. Что будет дальше, должен решить клуб. Просто спортивный директор – такая должность, на которой быть хорошо образованным или знаменитым – мало. Нужно быть психологически и морально устойчивым. Втройне, в отличие от любой другой профессии.

Источник: http://www.sportsdaily.ru

Комментарии: