«В Киев уедешь — в Россию не вернёшься». Где теперь легенда «Динамо» и «Спартака» Ковтун

Чемпионат.com 127 0 Автор: Олег Лысенко - 15 марта 2023

В российском футболе 1990−2000-х, кажется, не было игрока жёстче Ковтуна. Даже свои побаивались этого цепкого, жилистого защитника в двусторонках. Долгое время Юрию принадлежал рекорд по количеству предупреждений и удалений в РПЛ (97+10) — пока в начале 2010-х его не перекрыл армеец Дейвидас Шемберас.

По окончании игровой карьеры Ковтун отошёл в тень. Больше 15 лет тренирует, но только в одной команде был главным. Теперь он с бывшими партнёрами по «Спартаку» Парфёновым, Бесчастных и Павленко поднимают «Родину» — частный футбольный проект миллиардера Ломакина. Получается неплохо: новичок Первой лиги уже семь туров не проигрывает и постепенно движется вверх по таблице. С последних новостей мы и начали разговор.

«Чуда по щелчку пальцев от нас никто не требовал»

— «Родина» неплохо по меркам лиги укрепилась. Под задачи?
— Укрепили все позиции, которые планировали. Нужны были люди в центральную, опорную зону, «под нападающим» — взяли Дмитриева, Фищенко. Плиев — тоже важная для команды фигура. Защитники у нас опытные, но хотелось добавить в линию подвижности, мобильности. Хотя пока наш Палыч, Аликин, даже в 39 незаменим, надеемся, что словенец Митя Крижан дополнительно усилит позицию.

— Аликин — уникальный игрок?
— Наверное, есть определённая уникальность. Всё-таки 39 лет — это не 35−36. Возможно, ещё не критический возраст, но серьёзный. Павел очень профессионально себя готовит, а огромный опыт позволяет ему предугадывать действия соперников. Для нашей команды присутствие такого человека очень важно.

— У «Родины» был жуткий период в августе-октябре прошлого года: 10 матчей без побед. Нервничали?
— Понятно, что давление идёт в основном на главного тренера, однако мы вместе всё это проходим и ощущаем. Конечно, была нервозность. Но и доверие со стороны спортивного директора, Алексея Николаевича Зинина, тоже ощущалось. Это важно, поскольку именно он является связующим звеном между командой и главным человеком в клубе — Сергеем Александровичем Ломакиным. Мы же просто старались работать, не отходя от своих принципов. Где-то не брали очки, на которые рассчитывали. Особенно не везло дома. На выезде удачнее играли.

— «ВТБ Арена» оказалась нефартовой для «Родины» — одна ничья и четыре поражения. Для вас как бывшего динамовца это, наверное, особенно обидно?
— Как раз ничью с «Арсеналом» можем себе в актив записать. Были близки к победе. По своему опыту знаю, как важен момент привыкания — ощутить атмосферу стадиона, приспособиться к газону, трибунам. Но приезжие команды, попадая в такие хорошие условия, тоже стремятся показать себя в лучшем свете. И вроде бы давались игры с теми же «Нефтехимиком» или «Краснодаром-2», а очков не набрали. Нас наказывали за то, что не доигрывали какие-то моменты. Возможно, в психологическом отношении ребятам было даже попроще на выезде играть.

— Судя по гостевым победам над «Уфой», «Кубанью», «Аланией», «Арсеналом», команда освоилась в Первой лиге?
— Одна-две победы ничего не гарантируют. Желательно давать какую-то серию. И нам это удалось (с учётом прошлого года «Родина» не проигрывает в Первой лиге семь туров. — Прим. «Чемпионата»). Мы стабилизировали состав, появилась сыгранность — и это принесло результат.

Победная раздевалка «Родины» в ТулеПобедная раздевалка «Родины» в Туле. Фото: fcrodina.com

— У клуба большие амбиции?
— У любого частного клуба есть амбиции. Но чуда по щелчку пальцев от нас никто не требовал. Все понимали, что после Второй лиги нужно сперва обтереться на более высоком уровне. Зайти и через сезон вылететь — легко. Сразу сделать ещё один шаг наверх — намного сложнее. Наши руководители были на сборах, смотрели игры. Задачу перед командой сформулировали так: не болтаться ниже десятки, а постараться по максимуму брать очки в оставшихся играх. Место внизу таблицы никому не интересно.

— «Балтика» по делу лидирует?
— В прошлом сезоне они осваивались в лиге, добирали игроков, прибавляли, а в этом, как видно, всерьёз нацелились на выход в РПЛ. Не могу сказать, что «Балтика» нас чем-то удивила в Москве. Её сильная сторона — стандарты, много голов после штрафных, угловых забивают. Команда сбалансированная по составу, прагматичная. Плюс индивидуально сильные исполнители в группе атаки. Всё это в комплексе и привело Калининград к лидерству.

— Самый дорогой состав «Рубина» = самый качественный?
— В Казани произошли большие перемены, и, скорее всего, к лучшему. Они сохранили состав, добавили нескольких сильных игроков. Видимо, были какие-то сложности внутри клуба, раз теряли очки в начале сезона. При Слуцком «Рубин» был понятен: он играл сам и давал играть соперникам. Секретов не было. Уже на сборах нам поступала информация, что команда поменялась в плане тактики, структуры. Теперь им нужно набирать очки и занимать одно из первых мест. Такой клуб обязан решать серьёзные задачи.

«Вкрутили шурупы в бутсы и обыграли «Спартак»

— «Спартак», «Арсенал» Тула, «Тосно», «Урал», «Родина» — ни одну из ваших совместных команд с Парфёновым я не упустил?
— Всё правильно.

— Сколько лет уже с Дмитрием по жизни идёте?
— С молодости. У нас не только игровая и тренерская карьеры, но и жизненные пути переплелись. Мы ещё на их с Натальей свадьбе гуляли. Они всех спартачей тогда собрали. С тех пор общаемся семьями. Иногда нахлынет ностальгия — вспоминаешь, как с кем познакомился. Зинин в Тарасовку журналистом «Спорт-экспресса» приезжал, интервью брал. Мы ещё тогда как-то сроднились, а потом встретились в ФК МВД, если помните такую команду, и теперь работаем вместе.

Юрий Ковтун (№2) и Дмитрий Парфёнов (№18) в «Спартаке»Юрий Ковтун (№ 2) и Дмитрий Парфёнов (№ 18) в «Спартаке». Фото: РИА Новости

— Вы же с Парфёновым были конкурентами в «Спартаке»?
— Когда меня Романцев из «Динамо» приглашал в «Спартак», я даже не думал, с кем буду конкурировать — с Парфёновым, Евсеевым, Ананко или Хлестовым. Я никого не подсиживал, от меня требовалось усилить команду. И довольно быстро влился в стартовый состав. Дмитрий Владимирович был универсальным футболистом — и справа играл, и в центре. А я слева бегал и никому не мешал. Мы быстро нашли общий язык на поле и дополняли друг друга. Сейчас иногда пересматриваю матчи «Спартака»: вроде бы просто играли, но зато надёжно. И всех обыгрывали. Хотя всего лишь выполняли требования Романцева.

— В чём они заключались?
— Постели передачу низом — удобно партнёру под дальнюю ногу. Начало атаки — это было важно. Ты должен был играть вперёд, искать пасом опорного или крайнего полузащитника. Мне нужно было доставить мяч до Титова, Тихонова или Булатова. Всё. А отбирать мячи от защитника требовалось по умолчанию. Сейчас футбол сильно изменился, а тогда играли фактически один в один с нападающим.

🏆 Карьера Юрия Ковтуна в цифрах
194 матча, 6 голов за «Динамо"
175 матчей, 8 голов за «Спартак"
58 матчей в еврокубках
51 матч, 2 гола за сборную России
2 автогола
97 предупреждений, 10 удалений в высшем дивизионе
3 золотые медали чемпионата России
2 Кубка России.

— Вы ведь ещё в начале 1990-х приезжали в «Спартак». Почему не остались?
— Я приехал в Тарасовку, побыл там. Потом команда улетела в Германию на зимние турниры, а я потренировался немного с дублем в Сокольниках и вернулся в Ростов. Руководители клубов не договорились по финансам. Хотя ни про какие миллионы речи не было — грубо говоря, 100 или 200 тысяч рублей за меня просили. «Спартак» тогда жил по средствам, дорогих трансферов не делал.

— А в «Динамо» как попали?
— Меня Газзаев подтянул. По договорённости между клубами я ещё отыграл два матча за «Ростсельмаш». Мы тогда «Спартак» обыграли.

— Это тогда вы шурупы в бутсы вкручивали?
— Да, играли 8 марта, погода неустоявшаяся. Готовились к «Спартаку» серьёзно. Как иначе? В «Ростсельмаше» были собраны бойцы, серьёзные парни. Балахнин, Стёпушкин — мужики за 30. В такой команде не прощают соплей. Нужно было соответствовать. Я там после СКА хорошую закалку прошёл. Мы понимали, что газон будет не совсем зелёный, и на шести шипах не устоишь — будешь летать на льду. Ну и вкрутили шурупчики в подошвы, только головки отрезали. Для того поколения — классика. Судьи должны были проверять, но на деле, может быть, одного завернули: меняй бутсы. А мы вышли и обыграли «Спартак». Серёга Балахнин два забил. Ростов долго эту победу отмечал.

«По запаху «Гаваны» узнавали, что Бесков вышел на балкон»

— В начале 1990-х все приезжие в «Спартаке» жили на базе — квартирный вопрос тяжело решался. В «Динамо» с жильём получше обстояло дело?
— В Москве нас с супругой сначала в отель «Советский» поселили, на Ленинградке, недалеко от «Динамо», а потом клуб снял квартиру в Химках. Автобус по пути в Новогорск меня забирал — удобно было. Только тренируйся и играй.

— Бесков правда был суров?
— Это да. Как тренер — глыба. Константин Иванович реально находил и раскрывал игроков. Но в повседневной жизни — совершенно другой человек. Доступный, общительный, интересный, мягкий. Мы не раз отдыхали в одном подмосковном пансионате с жёнами и очень тепло общались с Бесковым, обнимались при встрече. Там он кайфовал, сигарку любил выкурить. Мы в Новогорске по запаху «Гаваны» узнавали, что Константин Иванович вышел на балкончик. Но только попробуй в динамовском манеже поднять мяч на 10 сантиметров от ковра — для Бескова это была трагедия! Сразу в шум. Такая у него тренерская позиция была. Недаром я при нём получил вызов в сборную — чуть ли не единственный из «Динамо».

В «Динамо» Юрий Ковтун поработал с Константином Бесковым и Валерием ГаззаевымВ «Динамо» Юрий Ковтун поработал с Константином Бесковым и Валерием Газзаевым. Фото: РИА Новости

— В «Динамо» вы провели сотню матчей у Адамаса Голодца. Отчего испортились отношения с ним?
— Я бы не сказал, что они портились. В «Динамо» тренеры часто менялись, но с Адамасом Соломоновичем у меня были нормальные отношения. Он прошёл школу Лобановского, Морозова, и я понимал его требования. Конфликтов не возникало — наоборот, он всегда старался идти навстречу. Прислушивался к активу — в этот круг входили я, Кобелев, Сметанин, Терёхин. Он мне доверял, я это чувствовал и старался тем же отвечать.

— Почему же с «Динамо» со скандалом расходились?
— Голодец в том конфликте не играл никакой роли и ни на что не мог повлиять. Начались разногласия с Толстых по контрактным делам, выплатам. Концовка моей динамовской истории вышла смазанной. У Николая Саныча был своеобразный стиль управления. Заходя к нему в кабинет на втором этаже старого стадиона «Динамо», ты мог не сразу его разглядеть за кучей бумаг. А он неожиданно появлялся из какого-то угла: «Так, садись, будем разговаривать». И начинались расспросы: а почему здесь так сыграл, а здесь — так?

— Как на допросе в КГБ?
— Ну прямо так сгущать краски я бы не стал. Там, по крайней мере, окна были.

— Толстых очень мнительный человек — подозревал в странных играх?
— Да, был период: неплохо выступали, набирали очки и вроде бы должны были становиться чемпионами, но то вторыми, то третьими заканчивали. Банда собралась неплохая, однако не дотягивали. Стоило неудачный матч сыграть — сразу вызывали наверх: а что, а почему? Как бы то ни было, мы историю клуба сделали — Кубок взяли, серебро и бронзу выигрывали. Да, чемпионство не зацепили, но это было реально сложно.

«Я не грубил и не хамил — просто играл на грани»

— Как прошёл второй заход в «Спартак»?
— Ярцев уже был в «Динамо», и они с Романцевым договорились обменять меня на Писарева.

— По-дружески?
— Не без этого. «Спартаку» нужно было усилить позицию в защите. Олег Иванович с Георгием Санычем быстро этот вопрос решили, и я сразу поехал на сбор в Израиль. Команда уже была укомплектована, но меня Романцев чётко слева в обороне видел. На этот раз переход прошёл без проблем.

— Как с Романцевым работалось?
— После адаптации в высшей лиге и стольких лет в «Динамо» мне как защитнику требования Романцева были более-менее понятны. Но если в других командах защитнику нужно было 80−90% времени заниматься оборонительными действиями, то в «Спартаке» приходилось перестраиваться — начинать атаки, поддерживать, подключаться. Всё это нужно было быстро принимать и осваиваться. Хорошо, что попал на сборы, и было время переварить новые требования.

— Цитата из книги Романцев: «А взять Ковтуна! Его вообще называли сенокосилкой и полагали, что он и спартаковский футбол несовместимы».
— У меня тоже эта книга всегда на тумбочке лежит. Бывает, листаешь и каждый раз находишь какие-то интересные вещи. Олег Иванович — не тот человек, который станет подкалывать. Но любое его замечание, претензию игроки безоговорочно принимали, а я — особенно. Понимал, что мне нужно прибавлять. Возможно, до «Спартака» у меня была репутация игрока грубого, который всё сносил. Так вот Романцев жёстко пресекал на тренировках игру руками, необоснованные фолы. Сразу следовал свисток — штрафной или пенальти. Игрок должен был зафиксировать, что так делать не надо. Иваныч требовал от защитников игры на опережение, чтения ситуации. Конечно, мне пришлось себя перестраивать, и это работало.

«Спартак» — «Локомотив». Юрий Ковтун опережает Зазу Джанашию«Спартак» — «Локомотив». Юрий Ковтун опережает Зазу Джанашию. Фото: РИА Новости

— Коробит, когда представляют «самым грубым футболистом в России»?
— Чёрт его знает. Кто-то говорит — рекордсмен по жёлтым карточкам, кто-то — по красным. Статистика остаётся, хочешь ты того или нет. Я принимаю это, но хотелось бы и понимания со стороны других: я не то чтобы грубил или хотел нахамить — просто играл на грани всегда, чтобы не уступить в единоборстве. Часто бывало, что шёл в мяч, а судья свистел фол.

— Встречали защитников жёстче себя?
— Сложно кого-то выделить. У всех бывают срывы на поле.

— Горлукович?
— Сергей не жёстче, но реально неуступчивый мужик. Также не давал себя обыграть. Но умышленно ноги никому не отрывал. В плане характера мы с ним похожи.

— А для себя чем объясняете такое огромное количество карточек?
— Я прошёл серьёзную футбольную школу. Приходя пацаном во взрослую команду, ты должен проявлять характер. Нельзя было дать слабину. Я это усвоил и потом закреплял, играя с аксакалами в «Ростсельмаше». У меня такой характер, так меня воспитали. Я добился уважения благодаря этому — и дальше шёл всё выше и выше. Нападающего из меня не вышло бы однозначно.

— У судей было предубеждение против Ковтуна?
— Раньше времена были более жёсткие в плане судейства. Ибрагимов из Грозного, Синер из Омска — до сих пор помню эти фамилии. Принципиальные были арбитры. Где-то они пресекали меня, где-то сам попадался. По молодости сам себя заводил и летал по полю. В СКА, «Ростсельмаше» сносил всё подряд. В Москве меня обуздали, ха-ха. Чем старше становишься, тем лучше себя контролируешь.

«После Евро ещё и остался в минусе по деньгам»

— Самое досадное удаление — на Евро-1996 против Германии?
— Этот эпизод смазал впечатление от всего чемпионата и на всю жизнь остался в памяти. В России за такой же фол могли по-другому наказать. А у Айльтса ещё и кровь выступила — удаление без вариантов. На таком уровне оспаривать бесполезно. Только на себя должен был пенять.

— В той же книге Романцев настаивал, что «Ковтун пошёл в подкат на соперника, но в итоге даже не задел его».
— Спасибо Олегу Ивановичу за то, что смягчил оценку со временем, но там была прямая нога. Что мне теперь выдумывать?

Середина 1990-х. Первый заход Олега Романцева в сборнуюСередина 1990-х. Первый заход Олега Романцева в сборную. Фото: РИА Новости

— От переизбытка эмоций полетели в тот подкат?
— Сам не понимаю, как я в центре поля оказался и почему так агрессивно сыграл! Это же и близко не моя зона была. Но знаете, как бывает: чемпионат Европы, Германия, сумасшедший настрой… Не всегда эмоции удаётся сдержать под контролем. Всё равно корю себя за ту ошибку.

— Сильно убивались?
— И убивался, и штрафанули. Это нормально, я не в обиде. Однако момент был тяжёлый. Мы ведь и после поражения имели шанс на выход из группы, но, к сожалению, не вышли.

— Штраф большой был?
— По тем временам — ощутимая сумма. Если вычесть из премиальных за выход на Евро, ещё и в минусе остался.

— Романцев, вспоминая Евро-1996, употребил такую фразу: «Футбол наказывает фраеров. Нас он в итоге как раз и наказал». Что имел в виду?
— Сборная была приличная. Отборочный турнир вообще прошли шикарно. Могли и в финальной стадии хорошо выступить. И команда была, и индивидуально сильные игроки. Но потом пошли разногласия по разным моментам: финансы, экипировка. Все эти передряги передёрнули команду. С той же Италией не сыграли в свою силу, так, как Олег Иванович рассчитывал. А турнир скоротечный: проиграв первый матч, ты уже обязан побеждать во втором. Не скажу, что там на что-то влиял выбор состава. Сами футболисты должны были решать на поле. Хотя сейчас смотришь на те составы: там Мальдини и Костакурта, Клинсман и Айльтс, а здесь — Ковтун и 18-летний Радимов… Но именно при таком уровне сопротивления ты должен проявлять себя максимально.

«Стыки с Италией — трэш и фантастика»

— Стыки с той же Италией в 1997-м чем запомнились?
— Это был какой-то трэш и фантастика! Первый матч играли в Москве на болоте. Руки, ноги — всё замёрзло. А потом едешь в Неаполь — и попадаешь как будто в другой мир: стадион битком, автобус сопровождают пять полицейских машин… Уровень совершенно другой, но ты не можешь допустить осечку. Мы достойно сыграли — 1:1, 0:1 в Италии. Казираги там забил. Такие матчи остаются в памяти.

Юрий Ковтун и Игорь Чугайнов в сборной РоссииЮрий Ковтун и Игорь Чугайнов в сборной России. Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Тогда на ответку не доехали сразу четыре игрока — Веретенников, Есипов, Титов и Бушманов. Показатель отношения к сборной при Игнатьеве?
— Наверное, когда ты играешь в стартовом составе, по-другому всё воспринимаешь и себя ведёшь. Меня, например, вызов в сборную всегда окрылял, и я с радостью туда летел. А возвращаясь, не позволял себе в клубе опуститься ниже своего уровня. И дело тут не в Романцеве — я точно так же воспринимал сборную и при Садырине, Бышовце, Игнатьеве. Конечно, важно себя правильно поставить там, но ты прежде всего в клубе должен быть в порядке, быть лидером, заводилой. По-другому никак. Возможно, ребята, которые мало играли в сборной, реагировали на вызовы иначе.

— От ЧМ-2002 больше негативных воспоминаний осталось, чем позитивных?
— Естественно, успешно пройдя отборочный цикл, рассчитываешь и в финале себя показать. Сборная переживала переходный период, молодёжь влилась в состав, но мы хорошо подготовились и сразу набрали три очка. А потом попали в замес. На таких турнирах все матчи непредсказуемые. Чего-то нам не хватило — может быть, каких-то индивидуальных действий.

— С кем из нападающих пришлось больше всего намучиться?
— В «Арсенале» были Анри и высокий такой парень — Кану. В «Лионе» играл сильный бразилец Андерсон, в «Баварии» — Янкер, пришлось с ним потолкаться. Попадал под Салихамиджича; игрок — фантастика, технарь. Фигу тоже финтил так, что с ума сойти можно было. Сейчас тебя подстрахуют, а тогда играли в основном один в один. Приходилось выкручиваться.

— Какая из побед была круче — 1:0 над «Реалом» или 4:1 над «Арсеналом»?
— Думаю, «Арсенал». Биток болельщиков в «Лужниках», такая обстановка, холод. Если сейчас посмотреть их состав, реально удивишься. Но наш план на игру сработал.

«Англичане сказали: «Super, good!» Но Толстых всё отменил»

— Почему, в отличие от подавляющего большинства партнёров по сборной, вы так и не сыграли за границей?
— Но я всё-таки ездил, пробовал себя. Один раз из «Динамо» отправили на смотрины в «Уимблдон», другой — в «Саутгемптон». Неделю потренировался, окунулся в эту атмосферу, сыграл товарищеский матч. В паре эпизодов что-то нереальное сотворил — они офигели. Сказали: «Super, good!» Приезжаю в Москву, думаю: «Ну всё, надо собирать вещи». Но Николай Саныч Толстых всё отменил. Никуда я не уехал. Может быть, и к лучшему. А может быть, Англия была «моей» страной.

— Без агента ездили?
— Да, клубы договаривались напрямую. Я полетел, меня встретили, поселили в гостиницу. После сказали: «Будем договариваться». Не договорились.

— Никогда не жалели, что в середине 1990-х отказали Лобановскому?
— Я очень долго раздумывал над приглашением из Киева. Потому что с одной стороны был Бесков, а с другой — Лобановский. Валерий Васильевич сказал: «Я тебя жду». С кем мне было здесь посоветоваться? Я и позвонил Константину Ивановичу.

— Он ведь был уже не при делах в «Динамо»?
— Да, но для меня важно было услышать мнение этого мудрого человека. Бесков сказал: «Юр, вопросов нет. Но если ты уедешь туда, то в Россию уже не вернёшься. Здесь тебя могут не принять». С тех пор мы не раз с ним встречались, и он говорил: «Юрочка, ты принял правильное решение».

— А могли бы пошуметь в Европе с Шевченко и Ребровым.
— Там и мой товарищ Юрий Калитвинцев играл, был капитаном «Динамо». У нас ещё в Москве отношения сложились. С ним тоже советовался. Понимал, что, если соглашусь, у меня будет поддержка. Из Киева постоянно звонили. Поэтому решение далось очень непросто. Мнение Бескова сыграло определяющую роль. Я остался.

«Я сам себя должен был встряхнуть после Исландии»

— Автогол с Исландией преследовал вас по жизни, как Филимонова — штрафной Шевченко?
— Не совсем приятный был период. Пришлось перебарывать себя. Про автогол за «Динамо» тоже писали, но это ладно. А сборная тогда при Бышовце пятый раз подряд проиграла. У Исландии команда была объективно ниже уровнем, ещё и в концовке пропустили — понятно, что реакция была максимально болезненная. Конечно, я переживал.

За сборную России Юрий Ковтун провёл 51 матч и забил два гола

За сборную России Юрий Ковтун провёл 51 матч и забил два гола. Фото: Ben Radford/Getty Images

— Со слов вашей жены, все друзья тогда «куда-то испарились».
— Не то чтобы друзья после этого поменяли отношение ко мне или вообще вычеркнули из жизни. Просто не теребили в тот момент, чтобы не бередить душу. Звонить, утешать — я и сам эти вещи не воспринимаю. Поэтому в общении с близкими был период затишья. Потом всё восстановилось. В той ситуации прежде всего я должен был себя встряхнуть и двигаться дальше. У меня получилось.

— Сталкивались с хейтом?
— Я никогда не читал отзывы, но всегда был открыт к нормальному, живому диалогу. Если человеку лишь бы ляпнуть что-то, для меня это не имеет значения. А к мнению настоящих болельщиков, понимающих в футболе, с уважением отношусь.

— У вас травмы вообще были?
— В целом, тьфу-тьфу, обошлось. Был перелом плюсневой кости стопы — месяца два пропустил в «Спартаке», с гипсом походил. Остальное — по мелочи. От более серьёзных травм и операций бог миловал.

— Вы реально «железный человек» были!
— Видно, хорошую закалку в юности прошёл. Ну и привык всегда надеяться только на себя.

«Был Игнашевич, был Березуцкий — а сейчас?»

— Футбол за последние 20 лет стал чище?
— Чище он, наверное, не становится. Антропометрия игроков увеличивается, количество единоборств растёт, в том числе запрещённых — захватов, задержек, наступов. Теперь все уделяют внимание тренажёрному залу, специфической работе на силу. Сейчас смотришь Италию, Англию: там такие бойцы, шкафы — не столкнёшь! Техничных команд остались единицы. Большинство делают упор на физические кондиции, борьбу. Под эти параметры и игроков подбирают — всё взаимосвязано.

— Кто из защитников РПЛ напоминает вам самого себя?
— Навскидку не назову — не задумывался. Есть неуступчивые ребята, со своей манерой игры. А с другой стороны, защитников вроде бы много, но сборной всё равно не хватает. Был Игнашевич, был Березуцкий — вот конкретные фамилии. А кого сейчас можно выделить? Ну Джикия — понятно. Появился Осипенко в «Ростове». А если вдруг что — кто заменит? В «Динамо» иностранцы, в «Локомотиве» тоже до недавних пор легионеры играли, Кузьмичёв только сейчас стал выходить. Раньше в сборную вызывали пятерых-шестерых защитников: трёх центральных и пару-тройку крайних. Всё. Это классика, так и должно быть. А когда ты берёшь 8−10 защитников, понятно, что никакой конкретики нет.

«Спартак» Абаскаля импонирует»

— Современную Премьер-Лигу интересно смотреть?
— Интересно. Местами. Какому-то матчу могу больше внимания уделить, какому-то — меньше.

— Сильно уровень просел?
— Да не особо. Стало меньше иностранцев, которые делали разницу. Но зато появляется много наших молодых ребят. С этой точки зрения мне интересно смотреть РПЛ. Они должны воспользоваться, и многие, убеждён, воспользуются этим шансом. В том же «Локомотиве» доверяют Пиняеву, Глушенкову. В «Динамо» некоторые ребята добавляют. «Спартак» делает акцент на российских футболистов. Это классно. Что бы ни говорили про уровень, я хочу, чтобы наши парни играли и были на виду, а академии и детско-юношеские тренеры — гордились своими воспитанниками.

— «Спартак» Абаскаля импонирует?
— Импонирует. Есть нестандартные ходы в игре. Улучшается сыгранность. Команда интересно играет в атаку и показывает симпатичные взаимодействия в разных блоках — в центральной зоне, на флангах. Выходы есть, подстройка в штрафной.

— Но в этом сезоне им «Зенит» уже не догнать?
— Для «Спартака» сейчас главное — играть, добавлять и зарабатывать очки. Когда набираешь, двигаешься вперёд, всегда появляются новые стимулы. Если ты проиграл — выиграл, проиграл — выиграл, понятно, что будешь непонятно где болтаться. А когда есть постоянное стремление к победе, и игроки, и команда прогрессируют.

— «Динамо» Шварца было интереснее нынешнего?
— Конечно, у людей остались определённые впечатления от работы прошлого тренера. Теперь команде нужно адаптироваться к требованиям другого специалиста. Видно, что игроки в «Динамо» есть, команда достаточно укомплектована. В каждой линии — интересные исполнители. А тактическую линию выстраивает главный тренер. Когда есть результат, ты понимаешь, что двигаешься в правильном направлении. А если его нет — неизбежно возникнут сомнения в эффективности тренерского штаба.

— Что происходит с Захаряном? Перехвалили парня?
— Вокруг Захаряна перебор комментариев. Ему нужно уже какое-то решение принять: либо ты уезжаешь, либо остаёшься в «Динамо» и становишься лидером. А сейчас получается ни туда, ни сюда. Немножко не понимаю эту ситуацию.

— Карпин выжимает максимум из вашего родного «Ростова»?
— Сезон на сезон не приходится. Бывают суперотрезки: набрали очки, поднялись в таблице, а в начале года немного не пошло у них. Хотя состав Карпин всё равно стабилизировал, нет больших изменений. Наверное, и самого Карпина не всё в командных действиях устраивает. Думаю, он найдёт выход и быстро исправит ситуацию. Валерий Георгиевич — очень креативный специалист, и если чем-то недоволен, то прямо и жёстко об этом скажет подопечным. Умеет замотивировать.

Юрий Ковтун и Валерий КарпинЮрий Ковтун и Валерий Карпин. Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

— Ваша тренерская практика неразрывно связана с украинскими тренерами: с Калитвинцевым сотрудничали в двух клубах, с Парфёновым — в трёх. На разговоры о политике у вас с ними табу?
— На сборах в Турции у меня была возможность встретиться с Калитвинцевым — просто не получилось. Но я не скрываю, что общаюсь с ним, и Владимировичу говорю об этом. Всё-таки мы много лет знакомы, работали вместе. Никаких разногласий нет. У Парфёнова там тоже родные, родители. У нас нормальные отношения и разговоры. В этом плане ничего не изменилось и вряд ли что-то изменится.

— В родном Азове давно были?
— В декабре в отпуск ездил. Проведали родителей супруги. Слава богу, у них там пока более-менее спокойно.

Источник: https://www.championat.com

Комментарии: