Гильермо Абаскаль: «Мы должны стать тактическим хамелеоном»

spartak.com 57 0 30 июля 2022

После яркой первой победы во главе «Спартака» и перед дебютом на «Открытие Банк Арене» главный тренер красно-белых рассказал о знакомстве с российской провинцией, поделился собственной философией и вспомнил о своей недолгой, но интересной карьере игрока.

«В СТАВРОПОЛЕ БЫЛО СУПЕР! В ХАБАРОВСК ЛЕТЕТЬ ПОКА НЕ ГОТОВ…»

— Как оцените старт своей работы в России?

— Пока рано делать выводы и подводить итоги. Мы еще далеки от того, к чему хотим прийти. Но за несколько недель, что работаю здесь, увидел рост команды. Четыре очка в двух непростых гостевых турах — достойный результат. При этом прошедшие матчи дали нам массу полезной информации на будущее.

— Первая домашняя игра впереди, но вы уже могли ощутить народную любовь к «Спартаку». Например, после тренировки в Ставрополе.

— Да, я уже понял, какая бешеная популярность отличает «Спартак» от других российских команд. В Ставрополе нас встретили очень тепло. А еще больше меня поразило, когда после утомительного двухдневного пути до Краснодара увидел трибуны, как минимум наполовину окрашенные в красно-белые цвета! Подобная поддержка дополнительно мотивирует игроков, это очень важно.

— Обычно иностранцы узнают Россию через Москву, Санкт-Петербург и другие крупные города. А вы благодаря переезду из Ставрополя в Краснодар на автобусе увидели настоящую глубинку. Каковы впечатления?

— В моей семье всегда было принято путешествовать и изучать новые места, поэтому сейчас много рассказываю родным о том, что вижу в России. Мы побывали в Петербурге, Грозном, Ставрополе и Краснодаре, там я пообщался с местными жителями: поговорили как о футболе, так и об их жизни, о культуре. При этом уже слышал о более отдаленных местах, куда лететь нужно семь часов или даже больше. Таких как Хабаровск. Вот к подобным маршрутам я пока, пожалуй, не готов.

«ЖАЛОБЫ НА СУДЕЙСТВО — ПУСТАЯ ТРАТА ЭНЕРГИИ»

— И в Грозном, и в Краснодаре после матчей больше всего обсуждали судейские ошибки. Вы с таким раньше сталкивались?

— Я с уважением отношусь к работе судей. Задача команд — набирать очки, а арбитров — верно оценивать все эпизоды на поле. Все мы можем ошибаться, но важно прогрессировать и расти. Когда я работал в Греции, там на принципиальные матчи часто приглашали иностранных судей. Но мне кажется, что правильнее доверять своим арбитрам. Только так они смогут совершенствоваться. Что же касается жалоб на судейство, то лично я считаю это пустой тратой времени. Разумеется, клуб должен вести диалог с федерацией на эту тему, ведь нужно понимать, как сегодня трактуются те или иные эпизоды.

Но тренеру или игрокам говорить об этом после матчей, на мой взгляд, бесполезно. Эту энергию правильнее тратить на то, чтобы лучше играть и не зависеть в итоге от судейских решений.

— Какой спорный эпизод из первых матчей удивил вас больше всего?

— Пожалуй, момент в Грозном, когда судья не назначил пенальти в ворота соперника. Если нарушения не было, мы должны были подавать угловой. А судья показал голкиперу вводить мяч в игру от ворот. Это было очень странно.

«В ЦЕНТРЕ МОЗЕС ЭФФЕКТИВНЕЕ»

— Одним из главных героев двух туров стал Мозес. При этом он почти полностью пропустил подготовку к сезону с командой. Как удалось найти к нему подход?

— На английском языке. А если серьезно, мы провели три или четыре основательных беседы, когда он вернулся. Я понял, что Виктор — очень разумный и ответственный игрок, который хочет доказать свою преданность команде.

— Мозес классно проявил себя на позиции «десятки». Почему решили использовать его там?

— Это одна из причин того, почему Виктор сейчас в отличном настроении. В этой роли он чувствует себя лидером. И это вдохновение компенсирует то, что он пропустил работу с нами в Тарасовке.

На мой взгляд, характеристики Мозеса позволяют ему быть оптимальным связующим звеном между полузащитой и атакующей линией. При этом он обладает отличным ударом. Так что на этой позиции он особенно эффективен. В полуфланге Виктор тоже полезен, а вот на фланге оказывается далеко от ворот. Поэтому я не вижу его игроком бровки. Только если речь идет об оборонительных действиях.

О «РОМБЕ» И ДРУГИХ ВАРИАНТАХ В ПОЛУЗАЩИТЕ

— Схема с «ромбом» в центре для вас основная — или это лишь одна из опций?

— Команда должна быть гибкой в тактическом плане, но да: сегодня схема с «ромбом» у нас основная. Она позволяет создавать численное преимущество в центре. Кроме того, два нападающих при таком построении забирают внимание сразу четырех соперников. Это, в свою очередь, дает нам больше пространства между линиями и позволяет эффективнее достигать опасных зон у чужих ворот через вертикальные действия. Однако иногда это насыщение необходимо и на флангах, тогда актуальнее становится схема 4−3-3.

А вообще — мне не очень нравится говорить о системе игры. Важнее общая идея и понимание того, как вести себя с мячом и без мяча. Мы видим статическую расстановку перед первым ударом по мячу, но дальше важна только динамика. Например, по схеме Хлусевич — защитник, но посмотрите, сколько раз за матч он оказывается у чужой штрафной!

— В Краснодаре мы одержали яркую победу, при этом до первого гола и удаления у соперника преимуществом объективно владели хозяева. У болельщиков возникло особенно много вопросов к центру полузащиты, опорной зоне.

— Как я уже сказал вначале, мы еще далеки от того идеала, к которому стремимся. Это нормально, прошло мало времени. Что касается матча в Краснодаре, то проблема была не конкретно в полузащите, а в связи между линиями. Мы давали сопернику больше пространства, чем должны были. Ккоманда, стремящаяся играть в высокий прессинг, как мы, может сталкиваться с подобными сложностями. Низким блоком обороняться куда проще, но мы выбрали другой путь. В то же время при обороне в штрафной команда проявила себя хорошо и практически не позволяла «Краснодару» создавать моменты.

— В последние годы «Спартак» часто играл по схеме с тремя центральными защитниками. При вас такое тоже возможно?

— В своей карьере я использовал эту тактику, не отказываясь при этом от того же «ромба» и высоко играющих фланговых игроков. Это тоже вопрос гибкости: если соперник играет в два форварда, то выходить из обороны против него проще с тремя центральными.

— Во второй половине прошлого сезона Соболев и Николсон часто выходили на поле вместе. Вы такой дуэт рассматриваете?

— Конечно. Пара сильных нападающих — это грозное оружие. Другое дело, что оно не всегда эффективно. Порой схема с двумя форвардами делает игру команды слишком предсказуемой. В любом случае оценить нашу успешность в атаке можно будет позднее — по общему числу опасных моментов и голов. И неважно, нападающие их забьют или полузащитники.

«СЕМЕЙНАЯ АТМОСФЕРА В ТАРАСОВКЕ ИДЕАЛЬНА ДЛЯ НАЧАЛА РАБОТЫ»

— Лука Каттани рассказывал, что когда позвонил вам первый раз, то планировал пообщаться десять минут, а в итоге разговор затянулся на полтора часа. О чем была беседа?

— Только о футболе. О тренировках, матчах, управлении командой и прочем. Принять приглашение «Спартака» было для меня непростым решением. Я никогда прежде не бывал в России. Но слова Луки, его четкий и понятный рассказ о проекте меня убедили.

— Когда положили трубку, что первым делом «погуглили» о «Спартаке»?

— Я сразу вспомнил, что несколько лет назад «Спартак» разгромил мою любимую «Севилью» в Лиге чемпионов — 5:1. Это было ужасное поражение для испанцев. Еще знал, что Промес перешел в «Севилью» как раз отсюда. Что здесь работал Унаи Эмери. А в Интернете наткнулся на видео, где тысячи болельщиков выбегают на поле праздновать чемпионство. Очень впечатляюще!

— Сколько матчей «Спартака» посмотрели до знакомства с командой?

— Последние десять игр.

— Каким вам показался уровень инфраструктуры клуба и его сотрудников на контрасте со Швейцарией?

— Я увидел, что в клубе собраны большие профессионалы, которые любят «Спартак» и полностью посвящают себя ему. База в Тарасовке очень понравилась своей атмосферой — уютной и семейной. Для начала строительства команды это была идеальная обстановка. Стадион тоже впечатлил. С нетерпением жду первого матча на домашней арене. Одно дело — включить видео в Интернете, и совсем другое — увидеть болельщиков на трибунах и подарить им радостные эмоции.

«ОПЕРАТОР «СПАРТАКА” — ЭТО «ЧАЛОВ”"

— На первой тренировке в Тарасовке вы уделили особое внимание запрету на ругательства. Почему это так важно?

— В коллективе, где говорят на разных языках, может случаться недопонимание. Моя цель — создание здорового рабочего диалога. И в этом смысле очень важен позитив. Конечно, после неудачного действия можно выразить недовольство, расстроиться. Но есть слова, которые несут в себе негативный фон.

— При вас в команде стал проводиться тимбилдинг. Кто отвечает за креатив?

— В первую очередь — мой ассистент Карлос Валье Морено, с которым мы работаем вместе уже пять лет. Такие отвлекающие мероприятия важны на фоне рутинной тренировочной работы. Они помогают сохранять здоровую атмосферу, которая позволяет трудиться максимально эффективно. Но тут важно чувствовать баланс и не перебарщивать с весельем и развлечениями. Работа над командной психологией — тонкая вещь. Во время сбора в Тарасовке мы показали болельщикам часть тимбилдинга, но есть еще масса деталей, которые лучше оставлять внутри.

— Как сейчас распределяются обязанности в тренерском штабе?

— Василий Кузнецов и Александр Мельников отвечают за подготовку вратарей. Фернандо Перес Лопес и Саша Зайченко — за физподготовку. Владимир Слишкович в первую очередь занят анализом соперников, а Карлос — подготовкой к тренировкам. Кроме того, важную работу выполняют оператор команды Фёдор Киселёв и аналитик Даниил Баженов.

— Оператора Фёдора вы сразу прозвали «Чалов».

— Да, потому что это второй человек с таким именем в моей жизни. Кстати, в Швейцарии, когда Чалов играл у нас в «Базеле», мы долго думали, что правильно говорить Федор. Только здесь мне объяснили особенность буквы Ё. Оба Феди, которых я теперь знаю, очень любят улыбаться: это их общая черта.

Больше никому прозвищ пока не придумал. Мне бы имена запомнить. Сплошные Саши, Паши, Лёши. Легко запутаться!

— Почему вы приехали в Россию без своего тренера вратарей?

— Обсуждали это со спортивным директором и пришли к выводу, что нужно дать возможность проявить себя тем, кто уже работал в клубе ранее.

«ОСТАЕМСЯ С КАТТАНИ НА СВЯЗИ»

— Как восприняли новость о том, что Каттани покинул клуб?

— Конечно, расстроился. Но это решение Луки, в футболе и в жизни так бывает. При этом он, хотя и покинул клуб официально, продолжает быть на связи, помогает нам советами. Поэтому победу в Краснодаре я посвятил в том числе ему.

— Как строится работа с руководством клуба теперь, когда Каттани ушел?

— Мы работаем как одно целое. Хочу поблагодарить за поддержку президента клуба Леонида Федуна, гендиректора Евгения Мележикова, а также Артёма Реброва, который всегда рядом и помогает во всем.

— Принципиально ли успеть усилиться до конца трансферного окна?

— Конечно, клуб работает над этим. Но я рад всем футболистам, которые есть в команде сейчас. И это не просто слова.

«ПЛАНИРУЕМ С ЖЕНОЙ СХОДИТЬ НА ОПЕРУ ИЛИ БАЛЕТ»

— Вы посвятили первую победу в том числе жене, отметив, что она пожертвовала многим ради переезда в Россию. Чем именно?

— Она бросила хорошую работу. И уехала из привычной среды, где говорила на родном немецком языке. Я очень ценю это доверие.

— За последний год два главных тренера и спортивный директор покинули «Спартак» по семейным причинам. В вашем случае этого опасаться не стоит?

— Я не знаю причин, по которым уходили прежние тренеры. Это их личное дело. А сам я только начал путь в «Спартаке», чувствую себя частью интересного проекта и надеюсь, что смогу привести команду к успеху.

— Куда первым делом отвели жену в Москве?

— Гуляли по центру города. Красная площадь, Кремль, Большой театр. Но пока было не так много времени изучить город. Хотим сходить на оперу или балет, уже присматриваем варианты.

— Как вам московский ритм после спокойной и размеренной Швейцарии?

— Москва намного оживленнее. И намного больше похожа в этом плане на Испанию. В Швейцарии все магазины закрываются рано. Сходить в ресторан, если сильно задержался на работе, тоже проблема. А тут — как в Мадриде.

«МОЕ ХОББИ — ВКУСНАЯ ЕДА»

— Сколько языков вы знаете?

— Кроме родного испанского, хорошо говорю на итальянском, португальском, более или менее — на английском. Похуже — на немецком и французском. А, еще на каталанском. Теперь нужно подтягивать и русский.

При этом я никогда не учил языки специально, а узнавал их исключительно через общение в странах, где на них говорят. Считаю, это очень важно для полноценной коммуникации. Благо сегодня для этого есть все возможности, телефон со словарем всегда под рукой. Хотя живой разговор все равно не заменить мессенджерами и смайликами.

— Какие у вас хобби вне футбола? В одном из интервью вы рассказывали, что в юности увлекались карате и водными видами спорта — каякингом, сёрфингом.

— Сейчас футбол забирает у меня слишком много времени, поэтому про другие увлечения речи почти не идет. Я люблю проводить время с семьей. И поесть. Серьезно, вот мое хобби. Имею все основания так говорить, потому что моя жена, мой брат, мой папа — все профессиональные повара. Когда есть возможность, играю в падел (вид спорта, похожий на теннис. — Прим. ред.). Знаю, что Ребров — большой его любитель. Уже договорились с ним, что скоро сыграем.

«ПОСЛЕ АКАДЕМИИ «БАРСЕЛОНЫ” ПОТЕРЯЛ МОТИВАЦИЮ ИГРАТЬ»

— Интересно узнать, каким вы были игроком. На какой позиции выступали?

— Я был нападающим. И не очень хорошим. Хотя забивал много, потому что в академии «Барселоны» моими партнерами были Жорди Альба, Джованни дос Сантос, Яго Фальке. После их передач оставалось только подставлять ногу.

После Барселоны я вернулся в родную Севилью, и мне стало сложно находить в себе мотивацию, чтобы продолжать. Во-первых, мне не нравился собственный уровень. Во-вторых, сложно было присмириться с тем, что после «Барсы» я оказался в футбольной среде, которая объективно была намного слабее.

— Никогда не жалели, что бросили карьеру игрока так рано — в 19 лет?

— Нет. Хотя принять это решение было сложно. Я из спортивной семьи. Папа у меня — профессиональный регбист, брат — гандболист. И от меня тоже ждали многого, особенно когда в 13 лет я попал в «Ла Масию» — академию «Барсы». Поэтому, когда вернулся домой, ловил на себе разочарованные взгляды. К счастью, это продолжалось недолго, потому что вскоре я четко определился с тем, чем хочу заниматься. В девятнадцать я решил начать путь тренера.

— Сейчас в футбол играете?

— Очень редко. Последний раз — в Тарасовке, когда мы играли тренерским штабом против персонала команды. Я оформил хет-трик.

— Кто был вратарем у соперника?

— Водитель автобуса. Но об этом лучше не пишите!

«ДЕЛАТЬ ИЗ «СПАРТАКА” «БАРСУ”? НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ!»

— Что дало вам обучение в «Ла Масии»?

— Я большой счастливчик: мало кому выпадает честь провести несколько лет в академии «Барсы». Это огромный жизненный и футбольный опыт. Там собираются лучшие таланты не только из Испании, но и из других стран. И там тебя учат, как правильно добиваться успеха, воспитывают хороший футбольный вкус.

— Когда между собой встречаются «Барселона» и «Севилья», за кого болеете?

— За «Севилью». Это моя родная команда, она у меня в сердце. Так что я всегда был красно-белым. Причем всех смыслах: волосы у меня красные, а кожа — белая.

— Есть ли у вас желание сделать из «Спартака» российскую «Барсу»?

— Ни в коем случае. Если только по количеству титулов и психологии победителя. Но не с точки зрения игры. Все же у меня немного другая философия. «Барселона» — это про тотальный контроль мяча, желание закатить мяч в ворота после сотни передач. Мне же нравится играть более вертикально: вынуждать соперника освобождать пространство, чтобы мы могли врываться в свободные зоны, использовать скоростные качества игроков.

— Вы говорили, что доминировать на поле можно и без владения мячом. Как это?

— Иногда, отдавая мяч сопернику, ты вынуждаешь его больше раскрываться, получаешь больше пространства. Поэтому порой владение соперника можно обратить в свою пользу — грамотно выстроить оборону, забрать мяч и быстро наказать соперника своей атакой. Но все зависит от соперника, поэтому хорошая команда должна уметь быть «хамелеоном».

— Какими тремя словами описали бы себя как тренера?

— Страстный. Трудолюбивый. Прямой. А про красно-белого я уже сказал.

Источник: https://spartak.com

Комментарии: