«Слуцкий сказал: «Еще денег подзаработаешь — и будешь со мной в бизнес-классе летать». Интервью защитника «Спартака» Никиты Чернова

sports.ru 59 0 Автор: Денис Романцов - 19 апреля 2022

С ним Ваноли не проигрывает.

В сборной России Никита Чернов дебютировал за 27 месяцев до дебюта в РПЛ — в 19 лет.

С наспех собранным ЦСКА-2018 выиграл Суперкубок и матч с «Реалом» в Лиге чемпионов.

С «Крыльями» достиг финала Кубка России.

«Спартак» с появлением Никиты в старте впервые за месяц выиграл и не пропустил. А после его удара головой Александр Соболев сравнял счет в матче с «Рубином».

«Крик Ваноли подбадривает и достает из тебя силы, которых уже и не ждешь»

— В России о тебе многие узнали благодаря Капелло. Что нового ты узнал за два месяца работы с еще одним итальянцем?

— Ваноли был защитником и сообщает много важных мелочей — расположение корпуса, когда надо бежать, когда нет, с какой ноги отталкиваться. Он повторяет, что футбол состоит из деталей, и доводит их до автоматизма. Наши показатели в каждом матче сравнивает с игроками топ-чемпионатов и объясняет, к чему стремиться. Копает очень глубоко.

После неудачных матчей он показывал статистику: по пробегу и технико-тактическим действиям мы могли рассчитывать на большее, но немного не везло. Если будем двигаться в том же направлении, у нас все получится.

— Общались с Ваноли один на один?

— В первый же день — после тренировки. Он подождал, когда я дополнительно позанимаюсь по своей программе, и проговорил со мной час-полтора. Сказал, где меня видит, чего от меня хочет. Признался, что давно следил за моим прогрессом.

У меня появилось четкое осознание, что я готов играть за «Спартак». Хочу как можно дольше приносить команде пользу.

— Ваноли объяснил, почему выбрал именно тебя?

— Ему важно, что я был капитаном «Крыльев» — значит, могу доносить мысли тренера до молодых. Паоло хочет, чтобы в коллективе я брал на себя ответственность. Он любит смелых людей.

— На сборах Ваноли смело общался с командой. Как тебе такой крик на тренировке?

— Я этого не застал, но мама или жена скинули мне видео, как он кричал. Кто-то, может, и посчитал его чересчур эмоциональным, но в тренировочном процессе это важная вещь — заряжать ребят, когда им тяжело. Такой крик иногда подбадривает и достает из тебя силы, которых ты уже и не ждешь.

Тем более в «Спартаке» я больше бегаю на тренировках. Рекорд в «Крыльях» — 8 километров. А в «Спартаке» — 9,5. В первые дни я прям выдыхался, а сейчас все гораздо легче дается. Даже чувствую в ногах какую-то новую силу. К тому же в «Спартаке» больше занимаются в тренажерном зале.

— Уже ощутил разницу в давлении между ЦСКА и «Спартаком»? Например, когда идешь от стадиона к машине.

— Ощутил еще до дебюта в стартовом составе. В ЦСКА даже после поражений аккуратно спрашивали: «Можно задать вопрос?» Если говорил: «Ребят, давайте не сегодня» — понимали и отпускали. А в «Спартаке» ко мне сразу подбежало 20 человек — направили на меня телефоны со вспышками. Я даже растерялся, хотя уже много интервью дал.

Но я знал, куда иду. Надо просто привыкнуть.

«В детской команде тупо не было формы, и нам сделали спартаковские футболки с надписью «Лукойл»

— В детстве ты много чем занимался, кроме футбола. Кажется, даже дзюдо.

— Да, недельку походил, но меня посадили на шпагат, и я понял, что это не мое. Сказал маме: «Не то. Давай дальше выбирать». Только теннис в итоге затянул. Это дорогой вид спорта, но нам выдавали ракетки с мячами.

Теннис мне нравился, но футбол любил больше — к тому же играл с пацанами на год старше и сразу стал капитаном. Тогда это означало, что тренер просто считал меня посильнее остальных — конечно, в 10 лет я еще не заводил ребят в центре поля как капитаны взрослых команд.

— Где сейчас ребята из Волжского, с которыми ты начинал?

— Один отсидел, другой заведует «Яндексом» в Краснодаре, третий — грузчик. Есть и айтишники, и бизнесмены.

— Где играли той компанией?

— В основном в Волгограде, но участвовали и в турнире «Черноземье». На Кавказе были в Пятигорске, а до Осетии не доехали — зато они к нам приезжали. За Владикавказ на детских турнирах всегда какие-то мужики играли. Мы не понимали, что творится: нам накидывали полную кошелку, даже с центра поля забивали.

— Защитник «Сочи» Терехов играл в детстве в спартаковской майке Павлюченко. А у тебя чья?

— Она без фамилии. У нас тупо не было формы, и нам сделали спартаковские футболки с надписью «Лукойл». Я выложил это фото в знак памяти о моем первом тренере Сергее Федоровиче Чикове — его не стало в марте 2011-го.

— Еще ты рассказывал, что в марте 2022-го умер твой второй детский тренер.

— Это Владимир Викторович Смуров (его сыновья играли в «Ростове» и «Химках»). Я виделся с ним на зимних каникулах, когда играл с друзьями в Волжском. Он еще не старый был, 64 года, активно занимался спортом, но, как ребята сказали, в бане остановилось сердце.

Эти тренеры — мои футбольные отцы. Благодаря их работе несколько ребят из нашей команды уехали в топовые академии. Двое в ЦСКА, один в Тольятти. Потом уже, правда, кто-то конкуренцию проиграл, а кого-то большой город поглотил.

«Набрался смелости и сказал Березуцкому: «Можете дать бутсы, пожалуйста?»

— А как ты попал в ЦСКА?

— Меня заметили на турнире, где я впервые играл центрального защитника и забил 6 голов в 6 матчах (раньше-то действовал ближе к атаке). Причем мама и Владимир Викторович знали об интересе ЦСКА, но мне не говорили. Думали, эта информация помешает мне на финальном этапе «Черноземья», куда мы долго стремились.

В итоге приехали, расселились по комнатам, и на балконе я наткнулся на пчелиный улей. Галик так покусали, что нога в бутсу не влезала. Я пропустил почти весь турнир, сыграл лишь последний матч, забил и поехал в Москву.

— В интернате с вами жил и Секу Олисе?

— После перехода в ЦСКА в 2009 году. Веселый парень: каждый день обливался духами, и шлейф тянулся через весь коридор. А перед дебютом за основу у него не было бутс — порвались, кажется. Один парень с интерната дал ему свои, и Секу сразу забил в них первый мяч ["Кубани"]. Те бутсы ему в итоге подарили.

— А ты как стал играть в бутсах Василия Березуцкого?

— Просто видел, что их никто не берет из шкафчика — день, два, три, месяц. А размер как раз мой. У интернатовских ребят выбор простой — покупать за свои деньги или просить у игроков основы. Вот я и набрался смелости: «Можете дать бутсы, пожалуйста?» — «Бери». 2−3 пары в итоге взял и с комфортом в них играл.

— Потом-то попроще стало?

— Заключил контракт с Nike. Но он скоро заканчивается.

«Саня Макаров был талантливее Головина. На юношеском ЧМ-2013 его чуть не убили»

— Главный талант ЦСКА 1996 года рождения до приезда Головина?

— Саня Макаров. Казалось, он талантливее даже Головина, но из-за травм рано закончил и тренирует в «Чертаново».

С Макаровым мы много лет играли у Дмитрия Хомухи — в ЦСКА и сборной. На юношеском ЧМ-2013 Саню чуть не убили. Он успел протолкнуть мяч между двух бразильцев, и те врезались друг в друга. Если б Саня попал под них — не уехал бы оттуда, мне кажется.

— Первая зарубежная поездка с ЦСКА?

— В Голландию. Обыграли ПСВ, а в матче с «Аяксом» нарвались на огромного темнокожего защитника. Он обыграл всю нашу команду и забил. Мы были в шоке.

Жили там в двух домиках на восемь человек каждый. В одном — москвичи. Во втором — иногородние ребята и главный тренер. В интернате мы привыкли болтать после отбоя, но Дмитрий Иванович это пресек — ввел строгую дисциплину.

— Телефоны на ночь забирал?

— А у нас их еще не было — разве что кнопочные у кого-то. Телефоны он забирал позже, на юниорском Евро. Но такая строгость давала результат. Перед каждым турниром нас настраивали на победу, и мы везде были в призах, кроме ЧМ U17, где остановились на 1/8 финала. — Почему ты пропустил победный Евро U17?

— Отыграл все отборочные раунды, а перед финальным слег с пневмонией. Большинство матчей смотрел в больнице, а финал — в интернате ЦСКА. Обидно, что не сыграл тогда, но главное — команда победила.

Зато я через пару лет дважды забил грекам в полуфинале Евро U19 — мой первый дубль на таком уровне. Тогда Головин с Мелкадзе отлично подали — я только голову подставил.

— Почему у Хомухи не получилось в молодежной сборной?

— Там к нашему 1996 году добавились 1994-й и 1995-й. Наверно, ему трудно было донести свои идеи до новых ребят. А мы требования Хомухи знали и пытались играть в тот же футбол, но не сконнектились со старшими.

«Если б не болезнь — Эльм играл бы в лучших командах Европы»

— Еще у тебя два гола в молодежной Лиге чемпионов — «Баварии» и «Ман Сити». Что интересно: вратари, которым ты забивал, бросили футбол через четыре года.

— Да ладно, не знал. Мне больше запомнился матч в Англии. Несколько игроков из той молодежки «Ман Сити» сейчас в хороших клубах — Анхелиньо, Денайер и Фофана, открывший счет.

Думали, проиграем без шансов, но как-то перетерпели, выручил вратарь Ревякин, а потом забили Головин и я. После волевой победы поехали на матч основы. На «Этихаде» прям мурашки по коже бежали.

— Ты же за «Ливерпуль» болеешь?

— Да, когда был финал ЛЧ-2005, родители разрешили допоздна посидеть у телевизора, но после первого тайма я его выключил. А утром посмотрел повтор и обрадовался, как будто сам выиграл Лигу чемпионов.

С тех пор очень хочу побывать на «Энфилде» — с командой или хотя бы как зритель. Сейчас уже, наверно, не пустят, но мечта остается.

Интересно погружаться в другую культуру боления. В 2014-м, когда еще сидел в запасе, очень понравилась атмосфера на римском «Олимпико» — стадион ходуном ходил, ни разу не видел, чтоб так болели. ЦСКА тогда 1:5 проиграл.

— В той же Лиге чемпионов ты получил майку Рибери. Как это получилось?

— Дядя Миша принес (массажист ЦСКА Михаил Насибов, умерший в феврале 2021-го — Sports.ru). У нас сразу завязались добрые отношения. Он говорил: «У Сереги Игнашевича благодаря мне никогда травм не было — буду тебя так же массировать».

Так-то я массажи не люблю, но у дяди Миши кайфовал. Он и массировал, и истории смешные вспоминал. Сейчас с таким же удовольствием хожу к Андрею Прончеву в «Спартаке».

— Кто потряс из звезд ЦСКА Слуцкого?

— Тошич, Еременко, Натхо, но особенно — Расмус Эльм. У него невозможно отобрать мяч. Вроде подбегаешь к нему, но он как-то удивительно укрывает мяч и отдает точный пас — с любой ноги и на любое расстояние. Если б не его болезнь — играл бы в лучших командах Европы.

Думбия — тоже своеобразный парень. По виду явно старше своих лет. У него постоянно что-то болело, мог 2−3 дня не тренироваться. А в играх пахал за троих и забивал важные мячи — за это можно многое простить.

— Как к тебе относились лидеры ЦСКА?

— Иногда повышали голос, но в России с молодыми только так и надо. Многие, попав в основу, считают, что всего добились, а это только начало. Надо не успокаиваться, а бегать в два раза больше — этого как раз и требовали опытные игроки.

«В матче с Австрией должен был сидеть на трибуне, но попал в запас и на 13-й минуте заменил Березуцкого»

— Как узнал от Овчинникова о вызове в сборную летом 2015-го?

— На завтраке в ЦСКА он спросил нас с Головой: «Ну что, в сборную поедем?» — «Шутите?» — «Серьезно. Завтра сбор. Приезжайте». Мы с Саней посмотрели друг на друга: «Да ладно. Шутка».

А потом увидели себя в списке. Сначала речь шла о том, что заменим на тренировках Новосельцева и Дзюбу, которые участвовали с «Ростовом» в стыках. А когда они подтянутся, мы уедем. Но они приехали, а мы остались.

— А потом что?

— Сказали: «Посидите на товарищеском матче с Беларусью. Посмотрите что к чему. А потом можете брать билеты — и в отпуск». В итоге я в старте оказался, а Саня на замену вышел и забил. И нам велели оставаться.

В отборочном матче с Австрией я вроде должен был сидеть на трибуне, но попал в запас и на 13-й минуте заменил Березуцкого, получившего травму.

— Почему Капелло выпустил тебя, а не Макеева?

— Не знаю, но Иваныч [Овчинников] говорил, что Капелло вообще хотел меня в старте выпустить и только в последний момент выбрал более опытного Новосельцева. Он в отличие от меня уже играл в Премьер-лиге.

-- Родителей позвал на тот матч?

— У меня и мысли не было, что выйду на поле. К тому же вряд ли хватило бы денег на билеты. Родные по телеку смотрели матч.

Но в остальном мама посещает все мои важные матчи. Например, перед игрой за молодежку с Сербией детский тренер сказал: «Нужно 10−12 билетов — едем большой делегацией». — «А что за люди?» — «Мои знакомые». Когда отдавал билеты, услышал знакомые голоса — оказалось, родственники приехали, сделали мне сюрприз.

«Когда забил в ворота ЦСКА за «Енисей», кто-то из братьев Березуцких сказал: «Обратно можешь не возвращаться»

— Через полгода после дебюта у Капелло ты ушел в «Балтику». Почему там не играл?

— На сборе в Сочи тренировались по два раза в день. Прыгали, бегали — и нагрузка, кажется, особо не дозировалась. В итоге у меня не выдержала пятая плюсневая кость — случился стрессовый перелом.

Выяснилось это после товарищеской игры с «Томью». Когда сделали снимок, врач заулыбался. Оказалось, моя травма — самое легкое из того, что он ожидал. Но лечение все равно заняло два с половиной месяца. Когда выздоровел, в ФНЛ оставалось всего несколько матчей — ехать в «Балтику» не было смысла, и я вернулся в ЦСКА.

— После «Балтики» тебя отдали «Енисею», и через пару месяцев ты забил ЦСКА в Кубке. Что тогда испытал?

— Приятные ощущения — мы же победили 2:1. После игры спросил Леонида Викторовича: «Зайду к ребятам?» — «Конечно». В раздевалке посмеялись — кто-то из братьев сказал: «Обратно можешь не возвращаться».

— Чем запомнился следующий матч Кубка — с «Сибирью»?

— Было градусов 10 мороза, но ощущалось как «минус 20». Я вышел в лосинах не в цвет формы. Судья сказал: «Переодевайся». — «Шутишь? Погода-то какая». В итоге я просто гетры повыше натянул, и судья про меня забыл.

Играть на таком холоде было ужасно — из-за двух дополнительных таймов закончили часов в 10 вечера. Мало того что проиграли, еще и пальцы все синие. Пройти ЦСКА и вылететь от «Сибири» — фантастика, конечно.

— Ты говорил, что Екатеринбурге увлекся чтением. Почему именно там?

— А что там еще делать? Интернет на базе не ловил, так что-либо читал, либо в бильярд играл. Да и долгие перелеты располагали к чтению. Страниц по 200 в день проглатывал. А на этих сборах взял книжку — и сразу в сон клонит. Не знаю, от чего это зависит.

Бывает, куплю книгу из топ-50, которые нужно прочесть, и понимаю, что вообще не мое. Тогда отдают ее жене или маме, которая читает все подряд.

«Родные и друзья радовались: «Ты понимаешь, что вы сделали? «Реал» обыграли!» А я без сил сидел на диване»

-- Говорят, с запасными надо общаться больше, чем с лидерами. Слуцкий уделял тебе внимание в ЦСКА?

— Сумасшедшего интереса не проявлял. Не помню, чтобы он подходил ко мне и разбирал какие-то мелочи. Но я же не глупый игрок. Для понимания требований Слуцкого хватало теоретических занятий, товарищеских матчей и наблюдения за братьями с Игнашевичем.

— Как со стороны кажется — Слуцкий изменился в последние годы?

— В ЦСКА — особенно в чемпионские сезоны — был поспокойнее. Из Европы вернулся более веселым, молодежным. Участвовал во всяких приколах на ютубе.

— Как он тебя подкалывал?

— Однажды, когда я был в аренде (в «Енисее» или «Урале»), полетел в отпуск рейсом Москва — Волгоград. Приземлились, открылись шторки бизнес-класса, а там Викторыч. Подхожу к нему: «Здравствуйте». — «О, Чер. Тоже в Волгоград?» — «А куда ж мне еще». — «Ну давай. Еще денег подзаработаешь — и будешь со мной в бизнесе летать». — «Ага, спасибо».

Сейчас у нас более серьезный диалог. На последней встрече я спросил: «Как дела у вашей школы в Волгограде?» — «Все очень сложно».

— Насколько сложно тебе было в основе ЦСКА после ухода почти всех ветеранов?

— У меня была эйфория от того, что наконец-то заиграл. Всем ребятам было что доказывать — Магнуссон с Бекао до ЦСКА тоже ведь были далеки от Лиги чемпионов. Мы сработались, на кураже завоевали Суперкубок и стабильно отыграли осень 2018-го. Было много игр на ноль и важных побед.

— Почему вы не боялись «Реала»?

— Очень хотелось показать себя в «Лужниках». Столько людей пришло, что даже некоторым моим друзьям не досталось билетов. Было такое состояние, что нас и настраивать не надо было.

— Бензема не удивил?

— Ну, он не забил. То ли не его день, то ли мы хорошо сыграли. Надеюсь, второе.

В игре меня удивило спокойное начало. Подумал: что-то не то, слишком спокойно. Мощь «Реала» ощутил уже в конце, когда они изо всех сил отыгрывались, но мы отстояли победу.

После игры родные и друзья поехали ко мне домой. Все радовались, кружились вокруг: «Ты понимаешь, что вы сделали? «Реал» обыграли!» А я без сил сидел на диване и постепенно соображал, что произошло.

— Чем поразили новички ЦСКА-2018?

— Влашич — быстротой: в РПЛ давно таких не видел. На первых же тренировках накручивал по 2−3 человека. Когда он осенью повел команду за собой, я уже не удивился.

Еще запомнился Нисимура. Тихий, как многие японцы, но удивительно профессиональный. Прихожу в тренажерный зал, а он там качает пальцы на ногах.

В Японии он много забивал, но РПЛ — видимо, не его чемпионат.

— С Гончаренко вы разбирали даже работу на тренировках. Он объяснил, почему ты резко выпал из состава?

— Слышал только общие фразы: «Работай над собой, не переживай. Все будет хорошо». Я перестал играть, потому что тренер видел на моей позиции других ребят.

Но, как приучен с детства, продолжал работать, даже когда понял, что шансов сыграть нет. Знал, что со временем это обязательно пригодится.

«Характер стал сильнее. На поле хочется выносить всех»

-- Как узнал про интерес «Крыльев»?

— В первом туре сезона-2019/20 ЦСКА проиграл в Самаре 0:2, и мой друг из «Крыльев» Никита Чичерин спросил: «Ты к нам переходишь?» — «Да ладно. Ничего не знаю». — «А у нас говорят».

Через несколько дней «Крылья» меня выкупили. В Самаре мне очень понравилось. Мы любили собираться всей командой — в ресторане или загородном доме. Любые результаты приятнее переживать вместе. В ЦСКА, дай бог, один-два раза всей командой собирались. А в «Крыльях» — раз в неделю стабильно встречались в уютной атмосфере.

Думаю, за 2,5 года в Самаре я сделал шаг вперед.

— В чем?

— Добавилось практики против сильнейших нападающих, так что стал лучше читать игру. Такого мандража, как в первых матчах РПЛ, сейчас вообще нет. Наоборот, хочется выйти и показать форвардам, что у них особо и нет шансов пройти к нашим воротам. Где-то жестковато сыграть, где-то грубо (но не на карточку) — чтобы соперник понял: просто ему не будет.

Короче, характер стал сильнее. На поле хочется выносить всех.

— Как Божович шутил в Самаре?

— Ребята рассказывали, что после той же победы над ЦСКА по телику в бане показали таблицу: после первого тура «Крылья» шли на первом месте. Божович сказал: «Фоткайте — такого больше не будет».

В другой раз он собрал нас после игры на тренировку. В выходной! И объяснил: «Я вас вызвал, чтоб не разъехались из Самары. Можете просто в баньку сходить». Но мы уже оделись на тренировку, так что пошли в тренажерный зал.

Божович зашел туда, пересчитал нас и сказал: «Кто пришел сюда вместо бани — всем штраф. Я же сказал — отдыхайте».

— А всерьез тебя штрафовал?

— Нет, я ответственный парень. Лишний вес никогда не привозил — сахар уже года 2−3 не употребляю. Раньше ел все подряд, в «Макдоналдсе» каждый день питался, а с возрастом и благодаря советам нутрициологов понял, что это вредно.

Смотрю, с каким трудом другие ребята лишний вес сгоняют, и понимаю: до такого лучше не доводить.

— В ЦСКА питание контролировал Паулино Гранеро?

— За едой он особо не следил, но давал такие сумасшедшие тренировки, столько беговой работы, что потом, по-моему, можно было есть что угодно. У нас была традиция — после каждого сбора бросать Паулино в бассейн.

— С уходом Слуцкого тренировки Гранеро стали тяжелее?

— Викторыч просто умел разбавить обстановку, относился к игрокам почеловечнее. Когда видел по лицам, что нам тяжело, делал поблажки. При Михалыче [Гончаренко] такого практически не было: сколько Паулино сказал — столько и бегали.

«В 2020-м многие болельщики «Крыльев» нас поддержали: «Ничего страшного. Сколько раз уже вылетали»

— В октябре 2019-го вы поднялись с Божовичем на шестое место. Почему в итоге вылетели?

— Много очков недобрали с лидерами: от «Локо» и «Спартака» пропускали на последних минутах. Упаднических настроений в команде не было, никто никого не обвинял, но в последних турах многие мелочи сыграли против нас: с «Локо» Зиньковский не забил после выхода один на один, а потом мы пропустили. В игре с «Краснодаром» судьи придумали офсайд, которого не было.

— Как к вылету отнеслись болельщики?

— Многие нас поддержали: «Ничего страшного. Сколько раз уже вылетали». Думаю, отношение к нам улучшила игра, которую мы показывали при Осинькине. К счастью, сразу выбрались из первой лиги, и, надеюсь, больше туда не вернусь.

— Когда в Самаре тебе было комфортнее — в первый сезон с опытным составом или при Осинькине с чертановской молодежью?

— С молодыми больше общих интересов. А в первом сезоне я не сразу подошел к ветеранам — Гацкану и Комбарову. Потом уж разговорились, сблизились, стали по ресторанам с семьями ходить. Понял, что зря считал их суровыми дядьками — на самом деле дружелюбные и душевные ребята.

Другой важный человек в «Крыльях» — Женя Фролов, который вытащил нас в финал Кубка. Он не очень много играет, но — душа команды: постоянно шутит и улаживает важные для всех вопросы.

— Чего ждали от старта РПЛ-2021/22? Вряд ли трех поражений.

— После побед над «Ротором», «Химками», «Динамо» и «Ахматом» в Кубке думали, что и в РПЛ будем всех выносить, играя с позиции силы. Но в Кубке нас, видимо, недооценивали. В Премьер-лиге к «Крыльям» лучше готовились — отсюда и неудачный старт.

Тренер искоренял ошибки, ребята привыкали к новому уровню, и потихоньку мы играли все лучше. Стали действовать более сбалансированно. Хотя мы и в ФНЛ не всегда играли первым номером — зная, например, что «Алания» может заигрываться, делали ставку на контратаки.

Вообще Осинькин — не догматик. Применяет разные походы и к соперникам, и к своим игрокам: на молодых прикрикнет, со старшим объяснится аккуратнее — это его фишка.

— Из-за дебюта у Капелло вокруг тебя было много ажиотажа. С этой точки зрения советовал что-то Пиняеву?

— Да какой там ажиотаж. Может, интернет не так развит был и до меня не долетало, но я ничего не чувствовал. Сейчас-то каждый твой шаг на виду, но Пиняев для своего возраста достаточно умный паренек, чтобы поддаваться давлению. Да и его окружение выбьет из него негативные мысли, если они вдруг появятся.

«Мой выбор может кому-то не нравиться, но ЦСКА я ничего плохого не сделал»

-- Первая новость об интересе к тебе «Спартака» появилась два года назад. Слышал об этом?

— Мне никто ничего не говорил. Да и в этом году мне перед трансфером ничего не сообщали. О желании провести 200−300 матчей за «Крылья» я в январе говорил с полной уверенностью, что продолжу играть в Самаре. Но потом «Спартак» вышел с предложением, и я решил, что это шаг вперед, возможность тренироваться с лучшими игроками, открывать для себя что-то новое.

— Когда это решил?

— К концу первых сборов. С женой и мамой мы долго обдумывали предложение «Спартака» и пришли к выводу, что второй раз в такую команду могут не позвать.

В итоге все решилось быстро. В «Крылья» перешел Илья Гапонов, а я оказался в «Спартаке» раньше, чем планировалось. Рад, что все так сложилось. У меня больше времени на адаптацию.

— Когда ты перестал играть за «Крылья» на сборах?

— Когда выяснилось, что я подписал предварительный контракт со «Спартаком». С того момента я на сборах просто по кругу бегал. Стало ясно, что в «Крыльях» на меня не рассчитывают. Но я тепло со всеми простился. До сих пор общаюсь с ребятами из команды — переписываемся и шутим друг над другом после игр.

— В «Спартаке» до приезда многих знал?

— Селихова, Максименко, Соболева и Зобнина — по молодежке. Маслова — по академии ЦСКА. Не пересекался раньше только с иностранцами и Джикией. Но с капитаном-то я сразу контакт наладил — мы и сидим рядом в раздевалке.

В адаптации очень Соболь помог, и я легко вписался. Даже с Ларссоном был на одной волне (он немного понимает по-русски). Промес тоже очень отзывчивый. Месяц назад попросил у него футболку после матча — он без вопросов достал и отдал.

Меня отлично приняли. Обошлось даже без шуток про ЦСКА. И без обряда посвящения — я пока боюсь об этом спрашивать: а то еще петь заставят. — Четвертьфинал Кубка будет на стадионе ЦСКА. Наверняка с трибун в твой адрес будет какой-то негатив. Раньше ты ведь с таким не сталкивался?

— Ну да, ни разу не было. В февральском матче я был в запасе, бегал у трибуны, где сидели ультрас ЦСКА, и даже специально смотрел на них — ждал какой-то ответной реакции. Если бы хотели — крикнули бы мне что-нибудь. Но вроде все нормально прошло.

Я им за это благодарен. Мой выбор может кому-то не нравиться, но ЦСКА я ничего плохого не сделал и о болельщиках всегда отзывался по-доброму.

Футбол должен объединять людей.

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович, Алексей Филиппов, Алексей Куденко, Анна Шаймарданова, Анар Мовсумов, Александр Вильф, Рамиль Ситдиков, Григорий Сысоев, Алексей Беликов; spartak.com; globallookpress.com/Stupnikov Alexander/spartak.com; Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein

Источник: https://www.sports.ru

Комментарии: