«Спартак» не сделал никаких выводов после «Лестера». Семак надавил на те же больные места

Чемпионат.com 4 0 Автор: Михаил Гончаров - 25 октября 2021

Сергей Семак после матча был слишком любезен по отношению к «Спартаку» и его главному тренеру. «Бывают такие дни, когда почти все удары по воротам приводят к забитым мячам, причём достаточно красивым», — такой фразой Сергей Богданович попытался приободрить соперника, и можно допустить, что это не великодушие, а его искреннее мнение.

На самом же деле разница в уровне между двумя командами в воскресенье была просто гигантской, размером минимум в один дивизион. «Спартак» всецело наиграл на сокрушительное поражение, и сейчас Витории важно сделать экспресс-анализ и усвоить, почему его команда за два последних матча пропустила 11 голов (катастрофа!), причём в большинстве опасных моментов, допускаемых «Спартаком», прослеживались одни и те же проблемы.

Семак и его ассистенты здорово усвоили все недостатки чужой обороны (игра с «Лестером», уверен, стала для них очень показательной) — и легко ими воспользовались. Это было очень круто.

Стартовые составы: Семак сделал ставку на скорость, а Витория — на Кофрие и (снова!) Рассказова

Кадровых интриг в составах команд виделось достаточно. У «Спартака» из-за дисквалификации отсутствовал ведущий центральный защитник Жиго (про Умярова и Понсе пока не вспоминаем) — было очень интересно, как Витория будет выстраивать линию обороны без него, особенно на фоне кошмарных ошибок Рассказова посреди недели.

Казалось, что шанс может получить Кутепов, тем более на месте самого центрального защитника ему должно быть комфортнее, чем правее. Соответственно, Кофрие бы при таком сценарии вышел на своей позиции. Но нет: Витория доверил место Жиго именно Кофрие, а Рассказова опять поставил внешним центральным. Конструкция изначально выглядела сомнительной: Кофрие при всех своих плюсах в агрессии и единоборствах плохо контролирует зону, а надёжность Рассказова в стрессовых условиях мы вместе прочувствовали в матче с «Лестером».

У Семака успел вернуться в строй Клаудиньо (и он станет важным элементом в победной структуре «Зенита»), зато остался вне заявки Малком. Вместо него тренерский штаб выпустил Мостового. Другая дилемма: Дзюба или Азмун (а может, вместе?). Учитывая ограничения «Спартака» по игре вверху внутри штрафной без Жиго (Джикия в этом компоненте — средний, Кофрие и Рассказов — слабые), можно было предположить, что Дзюба получит шанс, несмотря на провал с «Ювентусом».

Но Семак всё же выпустил Азмуна в расчёте на скорость — и его ставка сработала.

Причина № 1. «Спартак» держал высокую линию, но недостаточно агрессивно давил впереди

План «Зенита» стал понятен в первом же эпизоде. Уже на 10-й секунде, после выноса «Спартака» с центра поля, борьбы и отскока, команда Семака попыталась найти пространство за спинами центральных защитников красно-белых. И нашла его: Кофрие выбежал вперёд, а Джикия, наоборот, в своём любимом стиле сделал глубину для чужой атаки и задержался с выходом. Азмун оказался в правильном положении и мог бы претендовать на выход один на один, если бы передача от Клаудиньо пошла не влево, а чуть ближе к центру.

Дело сразу же запахло керосином: стало понятно, что «Спартак» собирается опять держать высокую линию и ловить соперника в офсайдах, не обладая для этого нужными навыками. Для того чтобы обороняться в такой манере, важно соблюдать минимум два принципа: а) как можно меньше открытых мячей в центре поля, чужие защитники и полузащитники должны всегда сталкиваться с давлением, а не иметь достаточно времени для качественных забросов за спины; б) линия обороны обязана действовать максимально синхронно, а не вразнобой, отскакивать по замахам, страховать друг друга и корректировать позиции в зависимости от нахождения мяча, соперников и партнёров.

Ничего из этого не соблюдалось. Проблемы были во всех линиях, начинались они с нападения. «Спартак» оборонялся 5−2-3, но избегал давления в ситуациях, когда мяч находится у «Зенита» под контролем в центре (выстраивался он только при свободных ударах, контрпрессинговал сразу после своих потерь, а также при долгом нахождении мяча на флангах). То есть при 5−2-3 и высокой линии «Спартак» давал чужим защитникам слишком много свободы. И тот же Ракицкий в первом тайме постоянно получал время для оценки ситуации и качественного заброса за спину с левой.

Например, выход один на один Азмуна на 6-й минуте родился именно после того, как Ларссон не успел своевременно запрессинговать Ракицкого: украинец быстро разглядел пространство, Азмун предварительно подготовил зону, забежал в правильное положение, после чего нырнул за спину. Тройка защитников «Спартака» не справилась: Кофрие выдернулся, а Джикия и Рассказов — нет.

Или ситуация на девятой минуте: «Спартак» не решился прессинговать при чужом «от ворот», долго откатывался назад, «Зенит» неспешно разыграл мяч, доставил его на Ракицкого, Ларссон в очередной раз не успел оказать давление, и под длинный пас Ярослава могли открыться сразу три футболиста: Мостовой, Вендел и Азмун. Роскошная глубина атаки! Здесь у украинца не получилась передача.

Схожих эпизодов было много, Ракицкий чувствовал свободу и всего отдал за игру 10 длинных передач. Три из них — напрямую Азмуну. На картинке снизу можно наглядно увидеть направление — среди них не было диагоналей на другой фланг, все передачи шли за спину защитникам в расчёте на высокую линию «Спартака».

Зафиксируем: если команда хочет защищаться в таком стиле, какой предложил «Спартаку» Витория, она ОБЯЗАНА оказывать давление в зоне мяча в верхних частях поля. Особенно на защитника, у которого классная длинная передача.

Причина № 2. Линии обороны «Спартака» опять действовали несинхронно: не было понимания манёвров друг друга

Много проблем у «Спартака» возникало и при переходах, после потерь мяча. «Спартак» не успевал восстановить компактность, опорники задерживались с возвратом. Эти моменты здорово читали Мостовой и Клаудиньо, которые отскакивали между линиями, принимали мячи, вытягивали на себя Кофрие (он выдёргивался, но в большинстве случаев не преуспевал в борьбе). Конструкция «Спартака» рушилась, защитники вообще не чувствовали друг друга.

Вот эпизод, случившийся в начале третьей минуты: «Спартак» допустил потерю, Мостовой принял передачу между линиями, на него выдернулся Кофрие, но отнять мяч не сумел. Рассказов обязан был заузить пространство сразу же после манёвра Кофрие, но не сделал этого. А Джикия выходил вперёд для создания офсайда. Если бы Азмуну удалось поймать нужный момент, последовал бы чистый выход один на один.

Или момент на четвёртой минуте (заметьте, что мы обсуждаем только дебютный отрезок — но как много уже набралось характерных эпизодов!): «Спартак» допустил потерю, Литвинов и Зобнин не справились в контрпрессинге, Клаудиньо отскочил между линиями, Кофрие пришлось с опозданием нестись на него, он пробросился и позволил себя обыграть.

И мяч оказался открыт для передачи в зону: если бы Клаудиньо успел вторым касанием катнуть мяч на ход Азмуну, это был бы мировой класс. Но бразилец замешкался, хотя Рассказов и Джикия уже выключились.

Апофеоз всего этого безобразия — четвёртый гол «Зенита», забитый в концовке первого тайма. Всё началось с прессинга «Спартака»: красно-белые попытались запереть соперника у чужой штрафной. Мяч отнять не получилось, зато «Зенит» выполнил длинный пас — и возникла серия единоборств недалеко от центра поля. Азмун начал движение в глубину (помочь в борьбе). Кофрие пошёл за ним. Бельгиец настолько увлёкся, что забыл, на какой позиции играет.

Горизонтальное расстояние между двумя центральными защитниками оказалось слишком большим, диагональной страховки тоже не было. Банальный заброс Барриоса в зону — высокий и не очень нацеленный — привёл к выходу один на один. Джикия в момент передачи делал шаги вперёд в надежде на офсайд — стремление не оправдалось.

То есть, если заканчивать тему высокой линии и стиля обороны «Спартака», имеем следующее:

  1. «Спартак» не прессинговал как нужно центральных защитников «Зенита», из-за чего часто возникали готовые мячи для передач;
  2. В центре поля открытые мячи тоже возникали, так как «Спартак» проигрывал борьбу (Литвинов и Зобнин, как и с «Лестером», не справлялись);
  3. Тройка центральных защитников «Спартака» действовала несинхронно, не чувствовала друг друга — и пускала мячи за спины.

Полный набор всевозможных ошибок.

Причина № 3. Тройка форвардов не помогала команде при обороне

«Спартак» оборонялся по схеме 5−2-3 — даже в низком блоке схема не переходила в 5−4-1 или хотя бы 5−3-2. Поэтому красно-белым было мучительно сложно контролировать развороты в ширину за дальнего опорника. Такими ситуациями здорово пользовался тот же Клаудиньо, который отскакивал от центральных защитников и просил мяч между линиями (а Азмун соблюдал глубину атаки). Вопросы не к форвардам «Спартака» (которые просто оставались впереди), а к структуре.

Но иногда участие хотя бы того же Промеса в обороне просто напрашивалось. Например, ситуация перед вторым голом «Зенита» в матче (понимаю, что многие запутались и подзабыли, поэтому напомню, что речь о классном ударе Клаудиньо). «Спартак» оборонялся всемером, а «Зенит» атаковал всемером.

Тройка нападающих красно-белых осталась против трёх центральных защитников. При этом зона подбора полностью за «Зенитом — там три футболиста. «Спартак» опустился к штрафной. Далее «Зенит» попробовал взломать фланг, мяч отскочил в подбор — и уже пошло развитие атаки в сторону Клаудиньо.

А ещё в этом пункте хочется напомнить один из самых первых опасных моментов в матче. Он стал следствием контратаки «Зенита»: Промес отдал неудобную передачу, Соболев не подстроился — и вся команда понеслась назад. Промес тоже. Долгое время Квинси бежал рядом с Клаудиньо — прекрасно видел и чувствовал его (и даже обогнал в ходе атаки).

Но потом случилось что-то странное: Промес отвалился от Клаудиньо, прибежал в опорную зону, где не было вообще никого, не перекрыл направление передачи. А Клаудиньо вбежал в зону дальней штанги. Именно туда и направил передачу Вендел. Итог: убойный момент: два удара подряд, спасение Джикии.

Вот так «дисциплинированно» форварды «Спартака» работали на команду в этой игре. О Ларссоне мы тоже ниже поговорим.

Причина № 4. «Спартак» слабо отзащищался при угловых

Первый и третий голы «Зенит» забил после угловых, есть смысл сосредоточиться и на них. Здесь важен контекст: «Спартак» обороняется зонным принципом, поэтому «Зенит» попытался подойти к стандартам разнообразно, применив как прямые подачи, так и розыгрыши. Всего в этой игре «Зенит» продемонстрировал три наработки: 1) прямая подача в зону ближней штанги (три раза); 2) отвлекающий манёвр и мягкая закидушка в опорную зону на Кругового под удар в касание с лёта (на его месте должен был быть Дуглас Сантос); 3) короткий розыгрыш, комбинирование трёх футболистов — и взлом зоны в зависимости от ситуации, от поведения соперников.

Третий алгоритм (это как раз был третий угловой «Зенита» в матче) привёл к первому голу. Изначально у углового флажка была ситуация «2 в 1,5» — Ракицкий и Клаудиньо против Ларссона и Рассказова. Последний занимал промежуточную позицию. В момент розыгрыша из штрафной отклеился Вендел. За ним, пусть и с опозданием, выдернулся Мозес.

«Зенит» провёл не очень быстрый розыгрыш, поэтому «Спартак» успел образовать ситуацию «3 в 3» — нужно было просто правильно отзащищаться. Клаудиньо сразу после передачи на Вендела рванул в штрафную и увёл за собой Рассказова. Ключевую ошибку допустил Ларссон — зачем-то начал дублировать Мозеса и отклеился от Ракицкого.

Вендел развернул Мозеса и покатил мяч на свободного Ракицкого, Витория на бровке удивлённо взмахнул руками, линии «Спартака» были сдвинуты, а Азмун уже подготовил позицию на дальней штанге, где с ним боролся Айртон. Если бы Ларссона не замкнуло, то «Зенит», вероятно, попытался бы применить альтернативный вариант короткого розыгрыша — здесь в дело вступала импровизация.

Первый алгоритм угловых — прямые подачи — также осуществлялся с предварительным вытягиванием двух игроков соперника из штрафной. И там «Зенит» проверял зону ближней штанги, которая пострадала в матче с «Динамо». Её обычно защищают Соболев (которого предварительно вытягивали ложным открыванием) и не самый фактурный Литвинов. Молодой защитник не снял мяч в прошлом дерби, не дотянулся и в Санкт-Петербурге. Обычно при зонном принципе ближняя штанга, наоборот, самая монолитная — но у «Спартака» всё иначе даже при наличии Жиго на поле.

Наконец, второй алгоритм — это самая оригинальная идея в матче. «Зенит» отправил в штрафную семь игроков, фактически команда атаковала всем составом — Круговой оставался в зоне подбора, в центре поля — никого. Шесть футболистов разбегались и затаскивали вторую линию «Спартака» (ключевая идея — чтобы игроки соперника не могли прервать пас), один — Барриос — отскакивал назад и страховал.

Круговой должен был пробить в касание, но не решился. Передача на него дошла, причём достаточно удобная. Впрочем, розыгрыш, скорее всего, готовился под Дугласа Сантоса, которого пришлось менять из-за травмы.

А в целом на атакующих стандартах «Зенит» сработал здорово: были подготовлены разнообразные алгоритмы, учитывались особенности соперника, и «Спартак» допустил худшую оборону при угловых в сезоне.

Причина № 5. «Зенит» здорово выводил мяч из-под прессинга через фланг Кругового и Клаудиньо

Получив несколько мячей за спину к середине первого тайма, «Спартак» всё-таки попытался включить прессинг — и начал прессинговать чужие владения при свободных ударах, передачах назад или на фланг. Но «Зенит» направлял атаки в левую сторону, где играли Ракицкий, Дуглас Сантос (позже — Круговой), Клаудиньо и Вендел — устойчивые под давлением футболисты. Команда Семака здорово выводила мяч из этой зоны, Клаудиньо и Вендел быстро отыгрывались в касание.

И возникали такие эпизоды, где снова приходилось обороняться на скорости с высокой линией.

Пятки Клаудиньо дважды становились оружием «Зенита» при выходе из-под давления. Во втором тайме именно он запустил Кругового в атаку, завершившуюся ударом Караваева в перекладину. А чуть после вместе с Венделом Клаудиньо здорово вывел мяч из левого полуфланга и развернул направо — и родился пятый гол.

Причина № 6. Индивидуальные ошибки усугубили структурные проблемы «Спартака»

Та же история, что и в матче с «Лестером». Но тогда почему-то всем было интереснее говорить о Рассказове и его ляпах, а не о провальной структуре «Спартака» в целом.

Когда твоя система раз за разом проваливается, футболистам нужно защищаться на совсем другой скорости против быстрой атаки. Вероятность ошибок, само собой, повышается. Вот и в матче с «Зенитом» игроки «Спартака» насовершали их достаточно. Во втором тайме красно-белые вообще начали выключаться: Айртон «просыпал» дальнюю штангу, Рассказов терял Мостового при пятом голе и Клаудиньо перед пенальти, Кофрие забывал выбить мяч, бил по ногам Азмуну и удалялся.

Здесь просто стоит зафиксировать, что уровень защитников в «Спартаке» слишком низкий. И в таких форс-мажорных моментах вряд ли стоит ждать от них надежности.

Причина № 7. Вратарь. Снова приходится говорить о нём

Максименко пропустил семь голов после 11 ударов «Зенита» в створ. Три удара он отбил сам, ещё один принял на себя Джикия. Два удара оценены как спасения, но, на самом деле, Клаудиньо и Дзюба попросту попадали в него в упор.

Второй гол «Зенита» (Клаудиньо) — непростой удар, но явно не «мёртвый», Максименко мог выручить, если бы лучше выбрал позицию (он, похоже, не видел момент удара) и быстрее среагировал. Мяч пролетел над руками.

Третий гол «Зенита» — Максименко в момент удара Азмуна головой оказался в фазе полёта, хотя вратарей учат перемещаться по ленточке так, чтобы находиться в стойке готовыми для прыжка. Спартаковский же голкипер не поймал момент удара и поэтому не сложился вовремя.

Четвёртый гол — Максименко среагировал на подработку мяча Мостовым, сделал очень много шагов вперед, не поверил в скорость Джикии и не дал ему добороться. И в результате Мостовой обыграл обоих и катнул мяч в сетку.

Сейчас можно было бы вообще не придираться, если бы не предыстория. Максименко регрессировал уже давно, он вообще не выручает и пропускает почти всё, что летит в створ. Из вратарей РПЛ, сыгравших хотя бы 7 матчей, у него самый низкий процент отражённых ударов. В Лиге Европы он имеет 7 пропущенных мячей после 11 ударов в створ (то есть 36% отраженных); в РПЛ — 17 голов из 35 ударов в створ (51% отражённых).

Это критические, просто недопустимые показатели. К ним прибавляется общая неуверенность, дёргания на выходах, отсутствие страховки защитников (хотя при высокой линии это нужно делать). Непонятно, как «Спартак» собирается идти дальше с таким вратарем. Всему есть предел.

Итого

Мы намеренно не разбираем подробно атакующие действия «Спартака» — в них было слишком мало интересного.

В первом тайме «Спартак» вообще почти не взламывал зоны между линиями, Ларссон в очередной раз провалился, Промес и Соболев тоже сыграли слабо. Во второй половине Витория перестроился на 5−3-2, образовав треугольник из Игнатова, Хендрикса в центре — но это было запоздалое решение, случилось оно уже при 0:4. Стало чуть веселее, возросло количество ударов из пределов штрафной, но на фоне коллапса в обороне атакующие действия красно-белых даже не хочется упоминать.

Результат полностью закономерен. «Спартак» рассыпался, показав самый слабый футбол в сезоне. Если за предыдущие 11 туров команда Витории допустила ударов всего на 6 xGA, то в Санкт-Петербурге получила их сразу же на 5,23. Плохо было всё: общая оборонительная система не работала, персонально все защитники отработали безобразно, опорная зона не справилась с Клаудиньо, Венделом и даже Барриосом, нападающие выпали как из атаки, так и из обороны, а вратарь снова почти ничего не поймал и что-то привёз.

«Зенит» же сыграл отлично — надавил на все больные места соперника, показал классные стандарты и прибавил ко всему этому отменную реализацию. Команда Семака в который уже год подряд доказывает в Санкт-Петербурге, что она команда радикального другого уровня по сравнению со «Спартаком».

Использованы данные InStat и графический инструмент Tactic Lite.

Источник: https://www.championat.com

Комментарии: