«Считаю, вклад тренера в результат переоценен. Хотя в «Шальке» мне говорили, что это 90 процентов». Большое интервью Тедеско

Спорт-Экспресс 70 0 Автор: Максим Алланазаров, Артем Калинин - 5 сентября 2020

Доменико Тедеско — о первом месте «Спартака», новичках, Бакаеве, Кокорине и многом другом.

Секрет преображения

— В чем секрет преображения «Спартака» в нынешнем сезоне по сравнению с предыдущим, ведь перерыв был всего две недели?

— Команда хорошо прибавляла и в концовке предыдущего сезона. И мы всегда отмечали это, говоря, что нужно время. Никаких тайн тут нет: просто мы продолжали работать. И будем продолжать дальше, ведь на данный момент мы еще ничего не добились.

— Общались ли вы с Леонидом Федуном перед стартом сезона? Выражал ли он вам свою поддержку после сложного прошлого чемпионата?

— Для «Спартака» это был сложный сезон, я согласен. Но не для меня. Если вы помните, мы начинали работу, когда команда была в двух очках от зоны вылета. И посмотрите, где мы закончили — в двух очках от зоны еврокубков. Так что не назвал бы сезон совсем уж плохим. Конечно, сложности были. Сразу после приезда был матч с «Рубином» и с тех пор до декабря не было времени поработать — мы просто двигались от игры к игре, стараясь набирать очки. Потом было поражение от «Ростова» 1:4. Плохие моменты, конечно, случались. Но затем хорошо подготовились на зимних сборах, удачно возобновили сезон удачно: победили «Динамо» и ЦСКА, выйдя в полуфинал Кубка. Безусловно, «Спартак» может быть разочарован сезоном, но разочарование нашего штаба не так велико, поскольку мы знаем, чего достигли, и какую работу с командой проделали.

— Как относились к обсуждениям в СМИ и среди болельщиков о том, что вы как человек Томаса Цорна можете вскоре покинуть «Спартак»?

— Честно говоря, не следил за такими разговорами. Был сконцентрирован на работе, на команде. Думаю, это гораздо правильнее. Мне важно, чтобы игроки верили в наш штаб, видели, как мы работаем, как общаемся с ними, какой футбол ставим. На это я могу повлиять, и этим занимаюсь. На то, о чем вы спросили, я влияние оказать не могу. Важно не терять концентрацию в работе.

— Какая игра из шести вас больше порадовала?

— Так, с кем мы сыграли? «Сочи» — неплохо, «Ахмат» — неплохо… «Локомотив». Думаю, игра с «Локомотивом» была одной из лучших.

— А какой матч был самым неудачным, по вашему мнению?

— А когда Андреас (Хинкель) был на скамейке? Какой-то из них (смеется). Шучу, конечно же. На самом деле, многие считают, что игра с «Арсеналом» была неудачной, ведь мы еще и играли в большинстве. Но у соперника не было шансов. Тула имела один-два удара в створ ворот за весь матч. Я понимаю, что мы могли играть более рискованно во втором тайме, и я просил об этом. Но не назову этот матч плохим. Так что не знаю даже, какая из шести игр была худшей. Хотя нам, безусловно, есть, в чем прибавлять. «Спартак» — все еще очень молодая команда, которая будет много работать, развиваться и расти.

Переход на игру в четыре защитника

— Вас часто спрашивали о проблемах в позиционной атаке. Сейчас у «Спартака» 70% владения мячом и достаточно терпения. Вы довольны тем, как строится позиционное нападение?

— Спасибо вам за такие вопросы. Сейчас я доволен, да, но мы можем играть и лучше. И дело не только в проценте владения мячом. Можно играть лучше и с 60%, и даже с 50% владения. Вопрос в правильном времени для атаки. Порой нам следует быть терпеливее, а порой мы действуем чересчур осторожно. Но если есть возможность атаковать, необходимо это делать. В целом в первых шести турах мы играли хорошо. Постоянно говорим о структуре: о свободных зонах и их заполнении, о принятии решений. Это очень важно. В общем, постараемся еще прибавлять в этом компоненте — нам есть, куда расти.

— Есть ли в вашем арсенале схема с четырьмя защитниками? Как скоро мы сможем увидеть «Спартак» в подобном построении?

— Конечно, такая схема есть. Когда увидите, не знаю… Все не так просто.

— Почему?

— Сложно ответить, но я постараюсь. Понимаете, команда верит в текущую схему игры. И это очень важно не только для игроков, выходящих на поле, но и для всего клуба. Повторюсь, мы пока еще ничего не достигли. Нужно работать и работать дальше. Конечно, я думаю и над схемой с четырьмя защитниками, но у нас не было летних сборов, некогда отработать ее. В прошлом сезоне «Спартак» боролся не за те места, за которые должен был. И, наверное, какие-то матчи получались не столь зрелищными. Однако мы донесли до команды определенную структуру, мы заняли седьмое место, а сейчас у нас не было времени на подготовку. Играть приходится каждые три дня, тут не до экспериментов. Зимой, когда будет перерыв в чемпионате, мы поработаем и над схемой с четырьмя защитниками. Но команда должна понимать, как и для чего это делается. Сейчас просто нет времени объяснить все детали. Мы можем использовать разные схемы, пробовать разных футболистов. Но чтобы выглядеть идеально, нам нужно больше практики.

— После первого тура владелец клуба взорвал информационную бомбу. Вы были готовы к снятию «Спартака» с чемпионата?

— Понимаете, я вообще не думаю о турнирной таблице. Ну, хорошо, в марте-апреле я посмотрю в нее, изучу наше положение. Но не сейчас. Вообще, стараюсь не забивать себе голову вещами, на которые не могу повлиять. Я озабочен настроением в команде, тактикой. Кстати, даже тактика может зависеть от множества неподвластных мне факторов. Это далеко не всегда только влияние тренера. Я могу говорить об этом открыто, потому что сейчас мы лидируем.

На мой взгляд, профессия тренера, вклад тренера в результат переоценивается. Если команда выигрывает или проигрывает, сразу говорят о тренере. Конечно, это важно. Но не все так просто. Сейчас, когда мы выигрываем, я могу сказать об этом. На успешность результата влияет множество факторов, коллаборация всего в клубе и вокруг него: болельщиков, президента, спортивного директора, атмосферы в коллективе, соперника, от судей, в конце концов. «Локомотив» потерял по ходу матча с нами Миранчука и Баринова. Конечно, это важно.

— Вы были признаны лучшим тренером месяца в РПЛ. Что для вас значит эта награда?

— Это заслуга всего нашего штаба. А глобально — это награда для всей команды.

Снятие с чемпионата? Воспринял ситуацию спокойно

— Вы сказали, что профессия тренера переоценена. Однажды Леонид Федун сказал, что тренер — это 10% успеха.

— В «Шальке» мне говорили, что 90%. Я постоянно слышал, что тренер в клубе — самый главный… Так что не знаю, как вам ответить. Могу с уверенностью сказать лишь одно: тренер — это огромное количество работы, и ежедневно мы стараемся выполнять ее на сто процентов.

— То есть, тот взрыв, который случился среди общественности после слов Федуна, вас не задел?

— Да, воспринял абсолютно спокойно. На следующий день после матча с «Сочи» у нас была тренировка, на которой мы разобрали игру. Она, кстати, была хорошей. Мы вели 2:0, а могли 3:0 и 4:0. Результат вы все знаете, но важно, чтобы тренер… Как это сказать. Понимаете, если мое настроение будет зависеть только от результата, оно будет скакать по параболе: то я доволен и счастлив, то я не могу спокойно спать. За время работы, особенно в «Шальке», ко мне пришло понимание того, что мою работу нельзя оценивать исключительно на основе результата. Каждый день мы делаем то же самое по составленному нами плану. Сейчас мы первые, но будь мы десятыми, разве это бы означало, что работа сделана плохо? На мой взгляд, нет.

Вспомните игру с «Уфой»: отличный матч, который мы контролировали с самого начала. Не помню, сколько моментов мы создали: четыре, пять, шесть. Но мы сыграли 1:1. Конечно, результат важен для всех — наверное, важнее всего. Но для тренеров при анализе матчей важны совершенно другие вещи.

— Можете ли сказать, что победы над «Ротором» и «Арсеналом» одержаны на классе?

— На классе, но не на индивидуальном, а на командном классе. Потому что команда действует как единое целое: и атакует, и обороняется. Эти победы очень важны, потому что в прошлом сезоне мы не выигрывали подобные матчи, во всяком случае, не все. «Ротор» — новичок РПЛ, но он играет в лиге — он не просто так оказался тут. Мы вели игру первые 39 минут, имели 80% владения мячом, а в конце тайма чуть не пропустили. Спас Максименко, а потом Джикия выбил мяч с линии ворот. Всегда и с любым соперником нужно быть внимательными.

— Вы были первым тренером в истории РПЛ, дисквалифицированным за перебор желтых карточек. Как вам удалось стать спокойнее в этом сезоне: поменялись вы или судьи?

— Не знаю даже. Наверное, и я, и они. Например, в последней игре я задал вопрос резервному арбитру, и он очень спокойно мне все объяснил. Мне такое отношение понравилось. Думаю, я всегда спокоен. Желтые карточки в прошлом году показывались в основном из-за того, что я выходил за пределы технической зоны. Один шаг — и сразу желтая карточка. В матче с «Арсеналом» я кричал нашим врачам, когда они пытались побежать на помощь футболисту: «Стойте, не выбегайте на поле!» Ведь тогда игроку пришлось бы уйти за пределы поля, и мы остались бы вдесятером. А судья увидел, как я кричу на врачей, и сразу дал мне желтую карточку. Если такие правила — окей, нет проблем.

Кокорин, Бакаев, Глушенков

— Скоро должен поправиться Кокорин. Ему гарантировано место в основе?

— Посмотрим. Он начал тренироваться с командой с понедельника. Первые занятия проводил не полностью. В середине недели мы играли мини-турнир «4 на 4» и «5 на 5» с нейтральным. Но Саша не играл. Тем не менее, с каждым днем он набирает форму и чувствует себя увереннее. Надеюсь, со следующей недели он будет работать без ограничений. Конечно, Саша качественный игрок. Отслеживаем его состояние ежедневно.

— У вас есть четыре форварда, есть Бакаев, Глушенков. Все будут играть?

— Скажите мне, что это за схема такая (смеется)? С таким количеством игроков атаки.

— Ну, Ларссон у вас уже играл на позиции Бакаева…

— Вы правы. У нас много атакующих футболистов, но вы видите и график, в котором мы выступаем. Форварды в нашей схеме постоянно прессингуют, и именно их мы меняем в первую очередь. На две позиции форвардов у нас есть четыре-пять игроков, на одну позицию «десятки» у нас два-три футболиста. Можно сыграть с двумя «восьмерками» и двумя форвардами, чтобы в атаке было четыре игрока. В общем, посмотрим.

— Вы «напихали» Глушенкову в одном из моментов матча с «Ротором». После игры обсуждали с ним ту ошибку?

— Нет. Мы многого просим от футболистов и в играх, и на тренировках. И они точно знают, что в каком эпизоде нужно делать. С «Ротором» был один из подобных эпизодов. Конечно, я тогда ему указал на ошибку. Но важнее всего, что все понимает команда. И тогда команда тоже указала Максиму на то, что нужно было делать. Мне не всегда необходимо доносить подобные вещи самому.

— Глушенков, по сути, пятый-шестой игрок атаки, а сам он очень хочет играть. Максим уйдет в аренду?

— Каждый игрок хочет играть. Сейчас у нас 24 игрока — считаю, это очень много. И все хотят играть. У Глушенкова есть очень сильные качества, но ему надо прибавлять в определенных вещах. Как и всем молодым футболистам. Если бы не было необходимости в росте, наши молодые парни были бы идеальными футболистами, которыми они не являются. Мы стремимся быть честными и открытыми с каждым игроком, проговариваем какие-то вещи. Не каждый день, конечно, но раз в неделю парни получают от меня фидбек по поводу своей работы. И если у кого-то есть вопросы, мы всегда можем поговорить. Нам в команде не нужны недовольные. Если такое случается, я всегда за диалог и поиск каких-то решений, чтобы устранить недовольство. Моя дверь открыта для каждого.

— С Глушенковым разговор о желании уйти в аренду у вас был?

— Нет.

— А с Бакаевым вы разговаривали? Зелимхан явно показывает недовольство заменами, а в некоторых играх он даже не попадал в стартовый состав.

— Сейчас он играл, и он счастлив. А когда Бакаев не играет, конечно, он несчастлив. Каждый футболист должен быть недоволен, когда не играет. С Бакой мы поговорили. Он не успел восстановиться после коронавируса, как вынужден был снова тренироваться и играть. Но Зелимхан важный игрок для нас и очень нужен команде. При этом он все равно должен примерять роль игрока скамейки, потому что у нас много футболистов. Роль запасного игрока тоже может научить многому, а Бака еще молодой и должен учиться. Мы играем очень часто, и чтобы избежать перегрузок, необходима ротация.

Кутепов, Рассказов, Тил, Гулиев, новичок

— Следующий матч у «Спартака» — дерби. Вы сказали, что пауза пойдет на пользу, так как парни устали. Но не собьет ли это игровой ритм?

— У нас много сборников, которые продолжают играть за национальные команды. А что касается других футболистов, то мы поддерживаем ритм тренировками. К счастью или к сожалению, выбора у нас нет. Так обстоят дела, и наперед никто не может знать, пойдет это на пользу или во вред. Вот недавно закончилась Лига чемпионов. Немцы жаловались, что у них была большая пауза между окончанием сезона и возобновлением ЛЧ, не было ритма. Но «Бавария» выиграла турнир. Италия же продолжала играть дольше, но «Аталанта» жаловалась, что у них нет отдыха… В общем, каждый может найти плюсы и минусы в чем угодно.

— Гендиректор «Зенита» недавно заявил, что не считает «Спартак» конкурентом в борьбе за титул — перчатки, которую обещал бросить Газизов, по словам Александра Медведева, еще не существует. Вы с ним согласны?

— Каждый имеет право на свое мнение. Если взглянуть на нас в прошлом сезоне и посмотреть на возраст команды, можно составить такое мнение. Но нас это не беспокоит. Нам нужно концентрироваться и работать над тем, во что мы верим, и чего хотим достичь.

— Плотно сели на лавку Кутепов и Рассказов. Болельщики считают, что вы не видите их в команде.

— Наверное, повторюсь, но для нас важно, чтобы парни четко понимали, чего мы хотим от каждого из них на каждой тренировке. Мы откровенно поговорили и с Колей, и с Ильей. И тут вопрос в том, кто сильнее, кто впереди. Маслов играет очень-очень-очень хорошо. И в данный момент это проблема для Ильи. Та же ситуация с Зобниным: мы хотим видеть его на позиции крайнего защитника, потому что у него отлично получается. И Ещенко хорошо тренируется, помогает нам, выходя на замену. Он опытный и хорошо тактически обучен. Никто не говорит, что это навсегда, но сейчас ситуация такова. И самое главное, что все знают наши требования и наши условия. Если кто-то чем-то недоволен, он всегда может прийти и поговорить.

— Тил уехал во «Фрайбург». Вы говорили с ним перед отъездом? Рады, что он получит практику, а у вас не будет болеть голова из-за его просиживания на лавке?

— Он пришел к нам поговорить, потому что хотел больше игрового времени. Это было несколько недель назад. Как я только что сказал, если есть вопросы, надо приходить и задавать их. Я мог бы пообещать ему, что он вот-вот точно начнет играть постоянно. Но я сказал, что не могу гарантировать ему ничего. Потому что игровое время зависит от множества факторов. Сейчас он во «Фрайбурге», и я желаю ему удачи и всего наилучшего.

— Все знают, что «Спартаку» нужны опорник и правый защитник. Если бы вас поставили перед выбором — тот или другой, — какую позицию вы усилили бы в первую очередь?

— Мы бы не расстроились, если бы удалось получить правого защитника. Думаю, это уже не секрет.

— Какова судьба Аяза Гулиева? Есть ли у него будущее в «Спартаке»?

— Ситуация простая: Гулиев работает со второй командой, и если мы получим сигнал от тренеров «Спартака-2», что его следует вернуть в основу, мы так и сделаем. Почему сейчас с нами тренируется Игнатов? Потому что Пилипчук сказал, что он заслуживает этого своей работой и играми. Миша поработает с нами, мы на него посмотрим, и потом он или останется с основой, или вернется в «Спартак-2». Это нормальная ситуация.

Диалоги с Федуном

— Когда вы в последний раз разговаривали с Леонидом Федуном?

— Мы общаемся регулярно. Каждые три-четыре дня или хотя бы раз в неделю. В последний раз общались после матча с «Арсеналом». А о чем мы говорим, останется между нами.

— «Спартак» отдал немало игроков в аренду: Ломовицкий, Мелкадзе, Тимофеев, Рошу. Почему?

— Мы обсуждали это еще с Томасом Цорном давным-давно. По-моему, еще когда тренировались в Тарасовке. У меня было достаточно времени, чтобы изучить всех ребят. Особенно во время коронавируса. Да, я не смог увидеть матчи вживую, но смотрел записи, изучал данные по скаутским программам. Всегда есть один вопрос — вот этот парень, как бы его не звали, на какой бы позиции он не выступал — имеет большие шансы играть в основе или нет? Если да, конечно, он останется. Если же мы видим, к примеру, что слева у нас есть Айртон и под ним Голосов, то лучше прямо и честно сказать Ломовицкому, что ему лучше отправиться в аренду. У нас, повторюсь, не было летних сборов, чтобы просмотреть и пообщаться с каждым. В данный момент у меня слишком много игроков — 24 человека. Я привык работать с меньшим количеством. Это важно в плане мотивации, когда ты можешь уделить время каждому.

К примеру, сейчас мы играем двусторонку «11 на 11», и мне приходится двух-трех парней не задействовать. Какая тут мотивация, когда я говорю кому-то: «Так, ты пока иди побегай по кругу». Мне нравятся мои игроки, и я хочу уделить время каждому, общаться с каждым с должным уважением. А теперь представьте, что у нас было бы еще на четыре-пять игроков больше… Вау! Что делать? Их надо интегрировать в команду, обучать нашей тактике. Кто-то считает, что вот придет футболист и через неделю заиграет. Нет, все не так просто.

У нас был очень важный разговор об этом с Томасом, и когда пришел Шамиль Газизов, я объяснил ему свою точку зрения. Он с ней согласился. Каждый должен понимать, что любое подобное решение согласовывается с руководством клуба. Я не принимаю решения индивидуально — кто я такой? Я всего лишь тренер. Я не могу сказать: «Этот парень мне не нужен». Это обсуждение с штабом, с тренерами по физподготовке, с Газизовым, с Федуном… Сейчас у нас большая команда. И важно, чтобы каждый — клуб, тренер, игроки — делали свою работу.

Источник: https://www.sport-express.ru

Комментарии: