Томас Цорн: «Должны были взять опорника. Сделка сорвалась в последний момент»

Спорт-Экспресс 19 0 Автор: Евгений Белоусов, Дмитрий Зеленов - 3 февраля 2020
Эксклюзивное интервью генерального директора «Спартака»

Даже сам Соболев не знал о переговорах

— Сделка по приобретению нападающего «Крыльев Советов» Соболева прошла в тишине. Как это удалось? — вопрос Цорну.

— Уже отмечал, что наша цель — работать по трансферам ответственно и профессионально. Не всегда это получалось в «Спартаке», да и в российском футболе в целом не всегда удается. Нередко переходы долго обсуждаются в прессе перед тем, как случаются. В нашем же случае все прошло тихо, и для нас это позитивный кейс.

Изначально у нас была такая позиция: есть определенные рамки, устраивать открытые торги с другими клубами за игрока не готовы. Именно в своих рамках и общались с представителями Соболева. Разговаривали с декабря. С нашей стороны не так много людей были посвящены в переговоры. А со стороны форварда… До определенного момента даже сам Соболев этого не знал — только его представитель.

— В конце прошлого года вы утверждали, что трансферов не планируется и, в частности, исключали возможность покупки Соболева. «Военная хитрость»?

— Не военная хитрость, но создать тем самым спокойную обстановку мы смогли. И считаю, это помогло. Кроме того, в тот момент мы действительно не были до конца уверены в том, что Соболев перейдет именно к нам. Поймите, «Спартак» провел достаточно громкую кампанию летом — и зимой мы не планировали производить серьезных изменений. Рассчитывали работать с тем составом, который есть, наигрывать его. Тренеру надо спокойно поработать с ним, тем более, ему нравится то, как укомплектована команда. Позиция — не афишировать интерес к игрокам. Чтобы со спокойно совершить сделку на наших условиях.

— Инициатива пригласить Соболева изначально исходила от главного тренера?

— После игры с «Крыльями» Тедеско действительно подошел ко мне и сказал, что седьмой номер ему понравился. Но этот парень заявил о себе намного раньше — к моменту нашего домашнего матча с самарцами у Соболева уже была впечатляющая статистика в чемпионате. Да и решения брать или не брать того или иного игрока принимаются все же несколько иначе. В клубе есть вертикаль, которую мы соблюдаем. Да, инициатором трансфера может выступить тренер, генеральный директор или кто-то еще. Но потом сделка в любом случае проходит несколько стадий рассмотрения, ее возможные параметры утверждаются на трансферном комитете, после чего мы переходим непосредственно к переговорам. Тедеско правильно подчеркнул: у нас не «one man show». В данном случае в качестве инициатора выступил тренер. Но решение было коллективным.

— Окончательное слово — за Леонидом Федуном?

— Окончательное слово всегда за советом директоров.

— «Спартак» искал еще и опорника, верно?

— Да, я об этом говорил.

— Почему в прошлое трансферное окно подписать футболиста такого амплуа не удалось?

— Почему же — мы взяли опорника, это Алекс Крал.

— Но все-таки он не классический опорный полузащитник, и склонен к другой позиции.

— Почему же не классический? Да, это универсальный исполнитель. В сборной играет выше, также может действовать на месте центрального защитника, но у нас это опорник. Мы его видим именно так. Почему мы хотели укрепить данную позицию в этот период дозаявок? Потому что нам нужны варианты в опорной зоне. Думаю, яркий тому пример — декабрьский матч с «Ростовом», когда из-за дисквалификаций тренерский штаб был вынужден передвинуть Крала как раз в центр обороны, и опорная зона в его отсутствии несколько пострадала. Но теперь, до конца зимнего трансферного окна тема опорника, думаю, закрыта.

— По какой причине?

— Мы долго вели одного опорного хавбека, европейца, он был согласован на всех стадиях, состоялись переговоры, но футболист перешел в другой клуб. Поэтому вопрос отпал — не хотим брать абы кого. Был конкретный кандидат, но не смогли с ним договориться.

— Из-за финансов?

— Нет. Это личная история. Он очень близко знает тренера команды, куда в итоге перешел. Так что на данном этапе трансферная кампания для нас закрыта. Имя парня не скажу.

— Болельщики постараются вычислить.

— Посмотрим, получится ли у них.

— У вас нет ощущения, что в центре полузащиты у «Спартака» немало футболистов, которые если не дублируют друг друга, то очень похожи по функционалу? И кого-то, возможно, стоит отдать в аренду или продать.

— Я так не считаю. Это хорошо, что футболисты дублируют функции. Возможна ротация.

— Раз кампания закрыта, то другие позиции для усиления назовете?

— Только то, о чем говорил — нам нужен опорный полузащитник, способный сыграть и в центре обороны. Но так как тренер сейчас поработал с командой чуть подольше, появились еще варианты. К примеру, может подстраховать кто-то из молодых. Мне очень понравилось, как провел встречу с «Ростовом» в Катаре Маркитесов — выделялся. Есть молодой Бакалюк. Да, он сыроват, но данные хорошие.

Цель Бакаева-младшего — вернуться в «Спартак»

— В декабре вы говорили, что разрыв контракта с Джано исключен. Почему же все-таки пошли на это?

— Разрыв — крайняя мера. Всегда хочется либо успешно продать игрока, либо удачно пристроить в аренду. К сожалению, из-за небольшого интереса со стороны потенциальных покупателей, ни один из этих сценариев реализовали не получилось.

— Не все потянули его зарплату?

— Да дело не только в этом, хотя это важный фактор. Но еще Джано хотел выступать в клубе, который решает какие-то задачи. В итоге просчитали разные варианты, и поняли, что расторжение выгоднее аренды.

— Насколько тяжелым получился разговор с Ананидзе?

— Джано сам стал его инициатором. Подошел после последнего декабрьского тура и все сказал. Ему важно играть, чтобы быть в сборной и побороться за выход на Евро. Переговоры прошли мирно.

— Многих шокировал уход Солтмурада Бакаева. Был ли шанс его оставить?

— Я пришел в «Спартак» в мае, летом у нас прошла бурная трансферная кампания. Потом перешли к продлению молодых игроков. Начали вести с Солтмурадом переговоры в конце августа. До декабря несколько раз разговаривали с представителями игрока. А в декабре мы с Тедеско провели встречу с обоими братьями Бакаевыми, на которой главный тренер рассказал им о спортивных перспективах, а я озвучил Солтмураду предложение по контракту. Но, в конце концов, футболист решил так, как решил.

Для нас это обидная ситуация, потому что клуб стремится растить и развивать своих воспитанников, доводя до первой команды. И мы, и Леонид Федун верим в них. Акционер выстроил вертикаль, в которой талантливые ребята должны подниматься из академии в «Спартак-2», а потом — в основу. Солтмурада и Леонид Арнольдович, и тренер, и я видели в будущем, как потенциального игрока основы. Но Бакаев-младший решил продолжить карьеру в «Рубине».

— Действительно ли Федун был недоволен уходом Солтмурада и воспринял это как промах менеджмента?

— Совет директоров всегда в курсе наших движений, и мы не раз обсуждали ситуацию по Солтмураду, согласовывали параметры условий, на которых готовы продлить с ним контракт. Конечно, лучше спросить самого Федуна, насколько эмоционально он отреагировал. Но, судя по нашему общению, Леонид Арнольдович понимал, что игрока сложно переубедить, раз человек уже принял решение. Важно, что «Спартак» оставил за собой право первого выкупа.

— В каком случае им воспользуетесь?

— Если Солтмурад будет хорошо себя проявлять на уровне премьер-лиги. В нашем соглашении с «Рубином» прописаны условия, по которым за «Спартаком» остается исключительное право выкупа игрока в течение четырех трансферных окон. Мы на связи с семьей Бакаевых. У самого Солтмурада есть цель когда-нибудь вернуться к нам, так что расстались в хороших отношениях.

— Малколм Баду тренируется с основой. Какие у него перспективы?

— Изначально мы брали его практически бесплатно — заплатили «Вольфсбургу» компенсацию за воспитание 50 тысяч евро. Зарплата у него маленькая. Вы помните, что летом он был на просмотре на сборах в Австрии, и Олег Кононов решил его оставить, тем более у нас имелся дефицит на позиции крайних защитников. Что сейчас будет с ним — решать тренеру.

— Баду раздражается, когда ему напоминают о связи с вами. А вы?

— Я знал Малколма до перехода в «Спартак», когда работал агентом, поэтому мы действительно были связаны. На данный момент это такой же игрок, как и все остальные. Для него нет никаких приоритетов. Минусов даже больше, ведь Баду всегда ассоциируют с моим бывшим агентством.

Ещенко продлит контракт на год. Они с Ребровым хорошо влияют на коллектив

— Слухи о недовольстве Николая Рассказова своим положением в «Спартаке» имеют под собой почву?

— Нам странно слышать такое о Николае, потому что мы общались с ним и в Абу-Даби, и в Дохе. Можете сами с ним поговорить — никакого недовольства или расстройства у него нет. Наоборот, Рассказов отлично мотивирован и очень позитивно относится к тренировкам.

У него есть все шансы играть, Тедеско его хвалил. Тренер подчеркивал скоростные и физические качества Коли. Проходила информация, что им интересуется немецкий клуб («Аугсбург». — Прим. «СЭ»). Туда у нас короткий путь, поэтому мы навели справки — информация не подтвердилась.

— Получается, агентские игры? Вообще, как часто на вас пытаются давить агенты?

— На меня представители игроков никогда не давят, очень многих знаю лично. Через прессу бывают какие-то забросы, но это часть бизнеса, которой не избежать. Наша задача — оценить реальность информации, риски для клуба и игрока. Всегда нужно проверять все напрямую, и делать выводы на своем уровне.

Важно чтобы и футболист не грузился информацией из прессы, а получал ее напрямую в клубе. Коля, как и любой другой игрок, может всегда спросить у меня напрямую, правда это или неправда. Моя дверь всегда открыта.

— Как дела с продлением договора с Лоренсо Мельгарехо?

— Его контракт действует до лета. Пока однозначного решения по нему нет. После сбора встретимся с его представителями и обсудим.

— Также и с Ещенко?

— Андрей продлит контракт на один год. У нас есть два возрастных футболиста — Ребров и Ещенко, по обоим клубом приняты коллегиальные решения о заключении новых контрактов еще на год, потому что ребята очень хорошо влияют на коллектив. Они совсем разные по характеру, но оба очень важны для раздевалки.

Например, в том, что Максименко быстро прогрессирует, есть большая заслуга Реброва. Артем его поддерживает, дает советы и приносит спокойствие в нашу вратарскую линию. Саша чувствует в его лице надежный тыл, старшего товарища. Может и в раздевалке ребят успокоить, подойти, что-то посоветовать.

Ещенко всегда на позитиве, способен поддержать ребят, в нужный момент разрядить атмосферу в коллективе. Ему удается объединять иностранцев и россиян. У него есть опыт, он для команды — авторитет. Не как отец, а как старший брат.

— Раз уж зашел разговор про голкиперов: Андреа Романьоли часто вспоминают в негативном ключе. Когда итальянец себя проявит?

— Сейчас у нас новый тренерский штаб в «Спартаке-2». Изначально было понятно, что Романьоли — футболист для второй команды, а не для основы. В последнем матче «двойки» он вышел в старте и провел встречу на «ноль».

— Какова ситуация с Фернанду, о котором в последнее время ходило много разговоров?

— Если честно, меня удивляет вся эта шумиха на ровном месте вокруг бразильца. На сегодняшний день это трансфер на постоянной основе. Фернанду не вернется в Спартак, бразилец останется в Пекине.

— Читали интервью экс-скаута «Спартака» Александра Аверьянова?

— Лично не читал, но до меня примерно доносили суть его высказываний.

— Человек утверждает, что давал отрицательные заключения по Ларссону и Тилу. Это правда?

— Не хотел бы комментировать его работу в клубе, но имелись причины, по которым он ушел.

— Какие?

— Лично меня не устраивало, как работает скаутская служба, поэтому мы и расстались. Я пришел, напомню, в мае, с прежними селекционерами пути разошлись, если не ошибаюсь, в июле. У ребят было время проявить себя.

Что касается его высказываний в интервью, то меня заинтересовала позиция, которую он занял: все, что было хорошо — предлагал он, а по тем, кто не заиграл — он давал негативное заключение… Мы специально подняли заключения отдела скаутинга по Барриосу и по Таски, цитирую (зачитывает из телефона. — Прим. «СЭ»): «Барриос: Игрок отвечает заявленным в ТЗ требованиям, хорошо играет спиной к воротам, уверенно действует в единоборствах вверху и внизу, неплохо действует в подыгрыше в ударной зоне, если партнер находится в лучшей позиции… Мотивацией для игрока может послужить желание вернуться в сборную и попасть на ЧМ-2014». По Таски такое же: «Если сравнивать игрока с Сухи и Инсаурральде, то это игрок более высокого уровня». То есть, Таски, по мнению скаутов, был на тот момент лучше обоих основных центральных защитников клуба. Вот такие негативные заключения.

Желание выигрывать есть, но цели по таблице — нет

— Вернемся к турнирным реалиям. Команда идет на 10-м месте, отрыв от зоны еврокубков большой. Каких целей должен достичь главный тренер в весенней части сезона?

— У нас официальная задача — перестройка команды. она поставлена еще летом, обговаривалась на совете директоров. Устал про нее говорить, а болельщики устали про нее читать. На таблицу станем смотреть в следующем сезоне. В текущем же важно, чтобы сформировалась команда, чтобы ребята понимали друг друга на поле и развивались.

Мы хотим набирать очки в каждом матче, потому что мы — «Спартак». Хотим находиться как можно выше, но это не значит, что будем делать выводы по каждой игре, что, если один раз уступим — это катастрофа. Желание побеждать есть, но целей по таблице на остаток сезона у нас нет.

— Болельщики не поймут, если «Спартак» останется без еврокубков. Самый простой путь туда — Кубок России. Сейчас можно назвать этот турнир приоритетным?

— Верно — это самый реальный для нас путь в еврокубки на данный момент, но заявление: «Мы заберем Кубок!» от нас не последует. Конечно, хотим этого, но надо реально оценивать ситуацию. Срок создания новой команды пока совсем не большой, всего сразу добиться нельзя. Уоррен Баффет (американский предприниматель, один из крупнейших и наиболее известных в мире инвесторов. — Прим. «СЭ») как-то сказал: «Вам не родят ребенка за месяц, если от вас забеременеет девять женщин».

— Если в весенней части сезона не будет определенного результата, это может повлиять на положение Тедеско?

— Нет, изначально было понятно, что Доменико нужно время.

— Получается, тренер на долгие годы?

— Надеемся, да.

— Будет ли пересмотрена программа лояльности по работе с болельщиками?

— Да. Мы работаем над ней, изучаем лучший международный опыт. Планируем добавить к уже привычным предложениям по билетам и клубной атрибутике уникальные опции, которые нельзя купить в магазине. Кроме того, в программе лояльности будут участвовать и самые разные партнеры клуба — у них можно будет получать и расходовать баллы.

— В какой стадии находится процесс передачи клуба народу?

— В стадии проработки. Мы проводим встречи с различными клиентскими группами, общаемся, собираем обратную связь. С самого начала, как только Леонид Арнольдович заявил об инициативе, мы сказали, что к концу сезона сможем что-то презентовать. Сезон-2022/23 уже скоро, а процесс — небыстрый, нелегкий. Это ведь и юридической работы касается, нужно переоформлять многое внутри клуба.

— Подразумевается ли IPO?

— Такие запросы были, но сейчас этого нет.

— Спонсор Кубка «Париматч Премьер» — букмекерская компания. Как вы к относитесь к тому, что азартное направление плотно сопряжено со спортом?

— Это часть бизнеса. В данный момент букмекеры и на какой-то стадии пивные спонсоры — два больших финансовых сегмента, которые поддерживают спорт, не только в России. Сейчас везде большие спонсоры — букмекеры. Это выгодно и им, и клубам, потому что букмекеры вкладывают неплохие деньги в спортивные проекты.

— Значит, вы — за возвращение алкогольного пива на стадионы?

— Да, мы — за. Очевидно, что для клубов — это дополнительный спонсор и дополнительный источник дохода. А спортивные клубы сегодня — особенно в регионах — нуждаются в большей независимости от региональных бюджетов. Наличие пива на стадионах позволит не только увеличить кассу клубов от продажи пенного напитка, но и привлечет дополнительную аудиторию, особенно в теплое время года. Опыт чемпионата мира в России, как и опыт других стран доказывает, что любители пенного напитка могут совершенно мирно и органично сосуществовать с семейной аудиторией, за которую клубы также продолжают бороться. Это часть футбольной культуры, которой российский болельщик пока, увы, лишен. Кроме того, это еще и дополнительный инструмент для того, чтобы привлечь болельщика на трибуны не прямо перед стартовым свистком, а за час-полтора до начала матча. А это уже может косвенно повлиять на увеличение общей прибыли клуба в день матча.

Источник: https://www.sport-express.ru

Комментарии: