Дмитрий СМИРНОВ: Вокруг Романцева особая аура

Еженедельник "Футбол" 885 2 Автор: Александр НЕЦЕНКО - 19 мая 2009

Первый сезон в Премьер-лиге Дмитрия СМИРНОВА, который он провел в «Торпедо-ЗИЛ», принес футболисту статус кандидата в сборную России. На талантливого полузащитника положил глаз сам Олег Романцев, переманив его в «Спартак». Однако, чтобы попасть туда, Смирнову пришлось расторгать свой контракт с автозаводцами через суд. Но прошло полгода, красно-белых принял Андрей Чернышов, и карьера Дмитрия пошла на спад. И сейчас не каждый болельщик сразу назовет команду, за которую выступает 28-летний Смирнов. Еженедельник «Футбол» разыскал Дмитрия в «Тереке», с которым полузащитник зимой подписал трехлетний контракт. Вниманием к своей персоне хавбек был удивлен.

ЖЕНА И ИКРА ИЗ ВЛАДИВОСТОКА

После того  как Смирнов расспросил о том, с чем связан возникший к нему интерес, удовлетворившись ответом о его богатой на события карьере, он рассказал о любопытных знакомствах с иностранными тренерами Ролланом Курбисом, Зораном Вуличем и Семеном Альтманом. Затем помянул добрым словом Юрия Тишкова и Владимира Федотова, дав понять, что ни о чем не жалеет. Тем более  сейчас, когда он  наконец  женился.

- Как себя ощущаете в роли мужа?
- Дай бог, чтобы все так было и дальше. Стал немного счастливее, и, конечно, жена этому явно способствует.

- Супруга у вас из Владивостока. Именно этот момент позволял спокойно ощущать себя в «Луче-Энергии», ведь не каждый игрок чувствовал себя в этой команде столь уютно?
- Честно скажу, что да. Для меня это был позитивный момент, который помог мне быстро адаптироваться. Я четыре года провел во Владивостоке, три из них -- с Юлей. И знакомство с ней мне очень помогало и в футбольном плане.

- Как жена отнеслась к отъезду из родных краев?
- Она понимает, что футбол – моя работа и любимое дело. Ей хорошо там, где хорошо мне, поэтому она и сейчас со мной.

- Знакомые ребята, кому гостинцы из Владивостока возили – икру, рыбу, наверняка высказали уже свое недовольство по поводу смены клуба?
- Да я немного возил. Пару раз побаловал народ, и хватит. А вот родители на красную икру подсели. Ну ничего, у меня остались знакомые во Владивостоке. При желании всегда есть возможность попросить их привезти что-нибудь.

ЦИТАТЫ АЛЬТМАНА

Последний сезон во Владивостоке Дмитрий предпочитает без надобности не вспоминать, однако и в нем была своя прелесть. Например, совместная работа с сербским и украинским специалистами -- Вуличем и Альтманом. При этом Смирнов подчеркивает, что никакого заговора против «Луча-Энергии» не было, и вылетел он в первый дивизион  благодаря собственному неважному выступлению.

- Как думаете, от вылета могли спастись?
- Могли, еще как могли. У нас было много шансов для этого, но мы сами их не использовали. Тут еще эта югославская диаспора… Все-таки тяжело было Вуличу в российском футболе. Тренер он хороший, но действительности нашей не знал. У нас были домашние матчи, в которых в случае победы мы могли все перевернуть. Однако при хорошей игре выходила то ничья, то поражение.

- Говоря о том, что Вулич не знал российской футбольной действительности, что имеете в виду?
- Он пришел из другого чемпионата и слабо знал игроков из российского первенства. Его познания ограничивались ведущими футболистами клубов. Кроме того, мне кажется, он не до конца понимал истинный уровень нашей Премьер-лиги. Ему пришлось поначалу опираться на балканских легионеров, что не было позитивным моментом.

- Эта ситуация вносила раскол в команду?
- Нет. Просто, на мой взгляд, легионер должен быть на голову выше своих игроков. В «Луче-Энергии» такого не было. Особенно это бросалось в глаза в начале сезона. Вулич элементарно не знал, на что способен каждый из средних футболистов. И в начале первенства он только с ними знакомился. Ко всему прочему, он не очень понимал изначально, что  собой представляют 9-часовые перелеты.

- Есть мнение, что «Луч-Энергию» в Премьер-лиге не любили. И за дальние расстояния в том числе. Чувствовали это?
- А я слышал много иных мнений от футболистов, которым нравилось к нам приезжать раз в год. Кто не любит летать, конечно, высказывали недовольство. А кто-то наоборот. Ко мне даже болельщики других клубов порой подходили и говорили, что если мы вылетим, они нам этого не простят. Для них выезд во Владивосток был своеобразной экзотикой. А если еще играть летом, так вообще одно удовольствие, ведь рядом море, много солнца. Поэтому все сугубо индивидуально.

- Какие впечатления остались от работы с Вуличем?
- У меня больше позитивных. Было интересно. У него европейская манера, но, если результата нет, как можно утверждать, что все было хорошо? Приятно, что получил новый опыт. Что-то особенное выделить не смогу, но Вулич -- человек в футболе отнюдь не случайный. С такими людьми приятно иметь дело.

- Так незнание Вуличем той самой российской действительности и есть главная причина провала «Луча-Энергии» или были иные трудности, например с финансированием?
- С деньгами все было в порядке, губернатор нас поддерживал. Болельщики тоже не оставляли. Все в одно слилось, скорее всего. Где-то не повезло, где-то оказались хуже. Процентов на 80--90 причины нашего вылета лежат в игровой плоскости. Тем более  никто нас открыто «не убивал». Мы до последнего верили, что сможем остаться, ведь с теми же «Химками» боролись до 29-го тура. Увы, не получилось.

- При этом в середине сезона команда начала распродажу игроков. Не было мыслей, что пора тоже собирать чемоданы?
- Нет, меня во Владивостоке все устраивало как в жизненном плане, так и в футбольном. Поэтому сильного желания уехать не было. Задумался об этом всерьез, когда «Луч» уже одной ногой оказался в первом дивизионе.

- С приходом Семена Альтмана что-то изменилось?
- Изменилось очень многое. Альтман – полная противоположность Вуличу. И в футбольном, и в бытовом плане. У Семена Иосифовича чувствовалась советская закалка. Игру он пропагандировал силовую, украинскую. Вулич же, наоборот, прививал нам комбинационный футбол. К тому же перед тренировками Альтман часто цитировал нам великих людей. За шесть туров я услышал очень много высказываний полководцев, историков, философов. Все они хранились у Альтмана в компьютере, и он ими постоянно пользовался. К месту и не только. Например, объяснял нам, что такое подвиг.

- Что еще запомнилось?
- Так сразу не скажу. Вообще было интересно, что говорил Платон в каком-то далеком году или что говорил Наполеон перед битвами.

- Команда не смеялась над Альтманом?
- Думаю, кто-то посмеивался. Я тоже поначалу не воспринимал всерьез. Не знаю, нужно ли это перед тренировками, но, с точки зрения познания чего-то нового, такая информация была полезной.

- Чувствовали себя, как на уроке истории?
- Не скажу, что он сыпал цитатами постоянно. Но, объясняя какой-то футбольный или жизненный момент, мог вставить в разговор чью-то мысль.

ШУТКИ КУРБИСА В ПЕРЕВОДЕ

До прошлого сезона  дела у Смирнова в «Луче-Энергии» складывались более чем хорошо. В своем дебютном сезоне  он забил за дальневосточников 17 голов в 40 матчах, позволив им занять первое место в первом дивизионе. Большую роль в том, что Дмитрий не затерялся после не совсем удачных периодов карьеры в Новороссийске и Владикавказе, сыграл Сергей Павлов, который в трудные минуты вдохновлял Смирнова своим доверием.

- Сезон 2005 года, когда вы с «Лучом-Энергией» успешно штурмовали Премьер-лигу, лучший в вашей карьере?
- Во Владивостоке точно лучший. В тот год у нас подобрался очень хороший коллектив, мы были на голову сильнее конкурентов. Все ребята получали удовольствие от футбола. О первых годах в «Луче» остались наилучшие воспоминания на всю жизнь.

- На вашем счету было 19 мячей в 40 матчах, причем вы играли не в нападении. Сами как объясняете тот всплеск результативности?
- Многое определило доверие Сергея Павлова. Он развязал мне руки. И до этого зная меня хорошо, он помог раскрыть на поле все мои козыри. Кроме того, в тот год мы показывали атакующий футбол, от чего создавали уйму моментов. Где-то и везло. Но для меня 19 мячей – это фантастическая результативность.

- Полагаю, что Новороссийск просто вычеркнули из памяти, где провели самый неудачный период карьеры?
- Точно, неудачный. За полгода вылетел из Премьер-лиги. Но сам город мне очень нравился. Тепло, море, солнце. Я попал туда летом, и…

- Расслабились?
- Нет, я-то не расслабился, а вот команда…

- Вам вообще на тренеров по большей части везло, ведь колоритные персонажи попадались, вроде Роллана Курбиса в «Алании».
- Да, юморил он постоянно. Правда, мы не всегда понимали четкий смысл шуток француза, поскольку переводчик доносил до нас порой их так, будто фильм смотришь по DVD в плохом переводе. Но сразу бросалось в глаза, что Курбис очень позитивный человек. Мне с ним очень нравилось работать. Он был демократом, подчеркивая, что ему не важно, что мы делаем вне тренировок и игр. Главное, чтобы мы показывали класс на поле. Словами он это не озвучивал, но на деле выходило именно так.

- И кто-то начал этим со временем пользоваться?
- Может быть, к лету и пошло какое-то расслабление, но мы ведь тогда стартовали очень хорошо. Я точно помню, что когда «Алания» расставалась с Курбисом, очень расстроился. Хотя к этому шло, слухи ходили. Ситуация была не похожа, например, на ту, что случилась с Романцевым в «Спартаке». Тут я успел морально подготовиться, а тогда -- как обухом по голове.

- Помнится, Курбис вас лично защищал на пресс-конференциях после неважных игр в начале сезона. Запало в душу?
- А было такое? Про пресс-конференции не слышал, а вот лично ко мне он подходил, призывал не расстраиваться и работать. Вообще француз за футболистов всегда заступался. А начало сезона у меня действительно не заладилось. К чемпионату подходил не совсем готовым, поскольку пропустил два первых сбора. Курбис это понимал в отличие от болельщиков.

ГЛАВНЫЙ БОЛЕЛЬЩИК - КАДЫРОВ

Любопытно, что, начав свою карьеру в Москве, Дмитрий все дальше от нее удалялся, поменяв столицу на Новороссийск, Владикавказ и Владивосток. То, что ему бы хотелось в конце карьеры снова вернуться домой, Смирнов не скрывает. Правда, пока его все устраивает в Грозном, где ему удается получать удовольствие от футбола, неудачные игры на старте сезона, по его признанию, разбавили радостные впечатления.

- В «Терек» в межсезонье поспешили, чтобы не вспоминать тяготы первого дивизиона, с которым вы неплохо знакомы?
- Мне действительно не очень хотелось туда возвращаться. Думаю, любой игрок предпочтет остаться в Премьер-лиге, если у него есть для этого возможность. Я не стал исключением.

- Куда еще звали помимо «Терека»?
- На меня настолько быстро вышла команда из Грозного, что вариант с ней стал основным. Произошло это почти сразу по окончании сезона.

- Беседа с таким душевным человеком, как Грозный, полностью убедила в том, что "Терек" – ваше будущее?
- Это, конечно, немаловажный момент. Наш тренер может убедить в чем угодно. В данной ситуации у него получилось внушить мне, что с приходом в «Терек» я сделаю шаг вперед.

- Чем таким проникновенным зацепил Грозный?
- Что-то особенное не припомню, но нужные слова он нашел. Если и были у меня еще какие-то сомнения, после разговора с ним и они отпали. Больше всего подкупило то, что главный тренер хотел видеть меня в команде.

- Комплиментов про себя наслушались много?
- Было такое (смущенно). Правда, речь не об обычных комплиментах, а сдержанных.

- К местному колориту привыкли?
- Привыкаю еще, но уже могу отметить потрясающую атмосферу на стадионе. Люди тут всей душой переживают за свою команду и горячо ее поддерживают, как и во Владивостоке. Правда, я попал в этот город, когда там был футбольный бум. Мы вышли в Премьер-лигу, где проводили первый сезон. Ажиотаж был огромный.

- В «Тереке» Рамзан Кадыров установки на игру дает?
- Не было такого.

- А с командой часто общается?
- Достаточно часто. Судя по всему, он главный болельщик нашей команды. Его нередко можно увидеть на тренировках «Терека». Кроме того, он посещает и наши гостевые поединки.

- Так вы уточните: он – главный болельщик команды или ее главный тренер, отвечающий еще и за уровень мотивации?
- Случается, он и в раздевалку заходит перед матчами. Тем более при таком человеке на трибуне не расслабишься. Этот момент подхлестывает, особенно, если осознаешь, что президент республики приехал поддержать команду на гостевой матч.

- С гневом президента клуба уже доводилось сталкиваться?
- Пока нет. Надеюсь, мы будем приносить ему больше радостных моментов.

- Какова была его реакция на результат гостевого матча с московским «Спартаком», который он тоже посетил?
- Естественно, отрицательная. Но в раздевалку после игры он не заходил, и от его имени никто не высказывался. На самом деле мы все и так были расстроены. Так что и добавлять к этому что-то еще не было смысла.

- В этом году «Терек» замахивается на еврокубки?
- Нам сейчас главное -- побеждать в каждой игре, а там уже будем смотреть. Для меня лично вопрос стоит именно так. А очки потом будем считать.

- Чтобы замахиваться на серьезные места, «Тереку» следует избавиться от ярлыка домашней команды. Пока, судя по результатам, сделать этого не удается.
- Сейчас тяжело так говорить, ведь мы провели мало игр на выезде. При этом с «Москвой» добились ничьей, хотя результат матча со «Спартаком» трудно назвать положительным. Но делать выводы еще рано.

- Уже успели освоиться в грозненском коллективе?
- Я уже на сборах чувствовал себя достаточно комфортно, поскольку наш тренер умеет создать очень доброжелательную атмосферу. Быстро ее ощутив, даже удивился.

- За вами давно в футбольном мире закрепилось прозвище Большой. В «Тереке» к вам тоже так обращаются?
- Честно говоря, это прозвище от меня уже открепилось. Так меня звали в «Торпедо-ЗИЛ» и «Спартаке». Думаю, в «Тереке» о прозвище Большой не знают.

С РОМАНЦЕВЫМ ОБЩАЛСЯ ПЯТЬ МИНУТ

Начальный этап карьеры Дмитрий вспоминает с удовольствием, ведь в первый же год в «Торпедо-ЗИЛ» он стал его лучшим бомбардиром с семью голами, а также помог команде сохранить прописку в элите. Признает, что Вадима Никонова, руководившего тогда автозаводцами, называл лучшим игроком команды. Но едва заходит речь о его агенте Юрии Тишкове, Смирнов становится грустным, подчеркивая, что потерял настоящего друга.

- Никонов брал автозаводским патриотизмом или еще чем-то?
- Начну с того, что он оказался тем тренером, при котором я дебютировал в Премьер-лиге. Естественно, я могу сказать о нем только хорошее. В тот год действительно было наилучшим решением передать команду Никонову. У нас ведь 4--5 человек в основу добавилось из «дубля», который тренировал Вадим Станиславович.

- Он с вами лично беседовал очень много, о чем говорили?
- Больше о жизни, ведь в футбольном плане все было, в принципе, понятно. Никонов – отличный психолог. Не каждый день общались, но он частенько помогал добрым советом. Сейчас общаемся очень редко, только при встрече.

- Переход в «Спартак» стал для вас поворотным моментом?
- Мне очень сложно ответить на этот вопрос однозначно. Первое время я очень много размышлял об этом. Потом перестал. Хотя и от «Спартака» у меня остались хорошие впечатления. Полагаю, останься у руля команды Романцев, и у меня все было бы по-другому. Но пришел Чернышов и стал ориентироваться на других футболистов. Такое бывает.

- Романцев в отличие от Никонова с вами не вел задушевных бесед, но известно, что к нему вы тоже относитесь с большой симпатией. Почему?
- Это же величина. У него такой авторитет в футболе. Его уважали все игроки, а какая вокруг него была аура. Да и я еще был молодым, смотрел на все снизу вверх. Теперь, когда Олег Иванович вернулся, будет интересно посмотреть, что из этого получится.

- На Чернышова еще злитесь за то, что не дал вам шанса?
- Нет, да и тогда не злился. Но любому футболисту не нравится, когда отказываются от его услуг.

- В свое время вы были многообещающим игроком. Но свой потенциал с виду не реализовали или так не считаете?
- Конечно, в 22 года я думал о большем, а сейчас… Скажем так, я очень рад, что играю в Премьер-лиге.

- Как думаете, поторопились с уходом из «Спартака»?
- Поторопился, но тогда я считал, что Чернышов пришел надолго. А сидеть в «золотой клетке» смысла не было. Хотелось играть. Глядишь, останься, и при Григорьиче (Владимир Федотов. – Ред.) – царство ему небесное -- мог бы заиграть.

- С Федотовым были хорошо знакомы?
- Не очень. Но чувствовалось, что он порядочный и душевный человек. О том, правда ли это на самом деле, можно судить по тому, что я ни от кого не слышал каких-то плохих слов в адрес Григорьича. Он великий человек. Я, когда узнал о его смерти, был шокирован. Такие люди, как он, притягивают.

- В «Спартак» вы приходили с огромным скандалом. Почему хотели уйти из «Торпедо-ЗИЛ»?
- «Спартак» притягивал именем. Хотелось побороться за высокие места, а с автозаводцами сделать это было трудно. Тут еще состоялся разговор с Романцевым.

- Говорят, что с Олегом Ивановичем диалоги были короткие. Вы сколько минут общались?
- Минут пять. Но разговор в офисе «Спартака» действительно расставил для меня все точки над «i».

- Известно, что в год вашего перехода в «Спартак» в «Торпедо-ЗИЛ» было три игрока, чьи дела вел Юрий Тишков, которые обратились с просьбой расторгнуть их контракт с автозаводцами. Но двое дело отозвали, а вы нет. Почему?
- У меня было несколько выгодных вариантов, которых, наверное, не было у тех ребят. Так и вышло, что одним из них я воспользовался, перейдя в «Спартак».

- Насколько известно, вас звали к себе ЦСКА и «Сатурн». Почему им отказали?
- Я впервые об этом слышу. «Спартак» первым на меня вышел, я и решил идти туда. Если честно, я не очень хорошо уже помню подробности того перехода, а также кто и куда меня приглашал. Столько лет прошло.

- Как относитесь к тому, что ваше имя связывают с убийством вашего агента Тишкова, о чем напрямую в памятной всем книге рассказывал президент «Спартака» Андрей Червиченко?
- Как отношусь? Не знаю. Могу лишь сказать, что Юрий даже не был моим агентом. Он был другом. Признаюсь, что, узнав на сборах о его смерти, не сдержал слез, хотя плачу редко. Вообще вся та история действовала на меня угнетающе. Первое время жил, как в кошмаре.

- Поэтому ваша карьера пошла вниз?
- Отвечу так. Был бы Юра жив, он точно помог бы мне нужным советом. Он ведь мне прилично помогал. Сам, будучи футболистом, он знал наш вид спорта «от и до». Вот видите, Тишков, Федотов… Самых лучших людей у нас забирают.

- Вы лично для себя знаете ответ на вопрос, кто причастен к смерти Тишкова?
- Нет, до сих пор не в курсе.

Источник: http://futbol-1960.ru

Комментарии:

Demetrio-77
Моцартом и Дедурой тогда еще даже не пахло :)
Ответить 19 мая 2009 в 22:37
bolshoyleha
"Но пришел Чернышов и..." Ну почему Смирнов и Деменко не могут пережить смену тренера, а Моцарт, Дедура etc. пересидели всех?
Ответить 19 мая 2009 в 21:43