Бальде: «Пообщался с Абаскалем час и понял: «Еду в Россию!»»

spartak.com 16 0 23 апреля 2023

— Как команда пережила неудачу в последнем матче с «Акроном», которая лишила нас возможности продолжить борьбу за Кубок России?

— Конечно, мы все разочарованы таким результатом. Каждый в команде хотел пройти дальше и продолжить путь в Кубке. Но у нас нет времени плакать, ведь важно сконцентрироваться на подготовке к ближайшему матчу в чемпионате. Сезон еще не окончен. Сейчас футболистам и болельщикам важно объединиться, чтобы выдать максимум в оставшихся турах и финишировать на хорошей ноте.

— Как и в матче прошлого тура против «Торпедо», в Жигулёвске тебе не удалось реализовать пенальти.

— Мой пенальти был отличной возможностью открыть счет в игре. Но, к сожалению, с ударом справился голкипер. Сейчас нужно поработать над собой, чтобы хорошо выступать в дальнейших играх. Я хотел бы извиниться перед болельщиками, которые ждали другого результата. Мы должны стать лучше и не допускать ошибок.

— У тебя есть опыт выступления в нескольких ведущих чемпионатах Европы. В чем схожесть и различия с российским футболом?

— Из всех лиг, где я успел поиграть, сравнил бы наш чемпионат с французским: много физики, мало пауз в игре. В Италии, например, мы увидим больше тактики и размеренности на поле. Хотя многое зависит от конкретной команды, в которой ты находишься.

— В «Спартаке» сейчас довольно серьезная конкуренция среди игроков атакующего плана. Тебя это дополнительно мотивирует?

— Это идеально! Проблема может быть как раз в отсутствии конкуренции. А так никто не спит, а выкладывается на сто процентов. Это «Спартак», мы должны иметь здесь отличный подбор исполнителей.

Если говорить о группе нападающих, то мы забиваем довольно много. И это как раз то, что нужно. Не забью я, это сделает другой, не получится у него — включится третий, и так далее. Вы думаете, в «Барселоне», «Интере» или «Лацио» нет конкуренции? Это всегда плюс для работы и общей культуры коллектива. Мы все обязаны повышать уровень. Если каждый из игроков стремится быть в топе, то и команда будет в топе.

— Типичный гол Бальде — какой он?

— Ох, сложный вопрос, ведь я забивал в самых разных стилях. Сейчас моя цель — отличиться головой. У меня были моменты с «Ахматом» и «Уралом», но там спасли вратари.

— После одного из голов в своем праздновании ты использовал жест с часами. До этого был твит с клоуном, во время сборов — шумиха в итальянской прессе. Расскажи болельщикам, что все это значило.

— Давайте по порядку. Жест с часами значит «Это мое время» в самом позитивном смысле. Я приехал сюда отлично выступать и забивать — это то, чего я хочу. Жест не был связан с количеством моего игрового времени. После дисквалификации я могу выходить на поле — мое время пришло. Тот самый твит был адресован итальянским СМИ, которые слишком много внимания уделяли моей личной жизни и выпускали фэйковые новости. Что касается сплетен, то этот вопрос я передал адвокатам из-за откровенной клеветы. Я — футболист, а не объект для сплетен. Было важно, что мы с Симоной публично поддержали друг друга и выступили как единое целое. Мы вместе много лет и у нас нет проблем. Сейчас семья рядом со мной в Москве, жене нравится город.

— Твоя семья будет жить здесь постоянно?

— Да, мы уже все вместе в Москве. Изучаем столицу: можем отправиться в центр, сходить в ресторан, прогуляться с детьми в парке.

— На скольких языках ты говоришь?

— Испанский, каталанский, французский, английский, итальянский, португальский и сенегальский.

— Как дела с изучением русского?

— Мы много занимались, но сейчас мой преподаватель отправился в Италию, а онлайн-формат мне не совсем подходит. Но в целом дела продвигаются хорошо.

— Ты долгое время провел в «Ла Масии» — Академии «Барселоны». Почему не удалось закрепиться в структуре клуба?

— Не могу сказать, что что-то пошло не так. Я очень благодарен за весь опыт, который получил в Академии. Практически все было заложено именно в тот отрезок времени. Но не каждый может стать профессионалом в «Барселоне» и как итог играть за первую команду. Если говорить о моем пути, то после «Барселоны» я оказался в «Лацио», где уже в 17 лет выступал на высоком уровне. Не выберу, какой из этих клубов считаю для себя главным. Хотя, конечно, формировался как футболист и получал основные навыки я именно в Испании.

— У «Барселоны» — очень узнаваемый и специфический стиль. В чем плюсы и, может быть, минусы такого обучения с самого детства?

— Главный плюс «Барселоны» — единая культура, линия футбола в командах каждого возраста, начиная от основы и заканчивая самыми юными ребятами в Академии. Все следуют одному стилю. Это как религия, которая не подлежит никаким обсуждениям. Есть множество прекрасных примеров воспитанников «Ла Масии», которые стали важнейшими фигурами для основной команды: Хави, Иньеста, Пуйоль, Месси, Пике, Вальдес, Педро. И у них, само собой, не было никаких проблем для адаптации в основной «Барселоне», потому что они играли в этот футбол всю жизнь.

Проблемы же могут начаться, если игрок уходит из системы «Барсы» и сталкивается с совершенно иным миром. Могу рассказать пример из своего опыта: покинув «Барселону» после девяти лет, проведенных в структуре, я впервые увидел тренажерный зал в возрасте 16 лет в «Лацио». В «Ла Масии» же все строилось на самой игре в футбол, развитии техники. Сейчас же физикой занимаются даже в командах до 14 лет, потому что сам футбол меняется.

— Жизнь в Риме сильно отличалась от той, к которой привык в Барселоне?

— В Испании все время прошло в стенах «Ла Масии» за обучением на футбольном поле и в школе. В Италии же я стал жить по-настоящему. Хотя этот путь начинался со страданий и слез в подушку по ночам. Другая страна, незнакомый язык, отсутствие семьи рядом… 16-летним ребенком я должен был превратиться в мужчину.

— Что помогло тебе адаптироваться?

— В Риме мне повезло встретить отличных людей вне футбола, которые не дали совершить ошибки, свойственные юному возрасту. Они приняли меня как члена семьи, проявляли много заботы. К тому же, в моем сознании было четкое понимание, ради чего я приехал в Рим: быть профессиональным футболистом, а не терять время и кушать пасту. И так через полтора года я добрался до основы «Лацио» — команды с очень возрастными игроками типа Сиссе, Клозе, Ледесмы, Маркетти.

— Клозе был одним из твоих ориентиров в футболе. Почему именно он?

— Он — настоящий чемпион, что проявлялось буквально во всем. Мирослав — умный, скромный и серьезный человек с потрясающими личными качествами. Профессионал, который добился выдающихся успехов на поле: вспомнить хотя бы его выступление за сборную Германии.

Клозе очень много помогал мне. Когда-то я выбирал его в команду, играя на приставке, а потом оказался с ним в одной раздевалке. Просто сумасшествие, даже сюрреализм!

У меня есть отличная история, которая многое объясняет. Однажды мы проводили товарищескую игру между основой «Лацио» и командой U-21. После тренировки молодые ребята отправились в душ, а Клозе собрал все мячи с поля в баул и принес администратору команды. Игрок, выступающий на самом высоком уровне, у которого были дома и крутые машины, повел себя настолько просто. Меня тогда это даже шокировало. Помню этот день как вчера.

За свою карьеру я встретил огромное количество футболистов, с которыми был счастлив выступать вместе. Дополнительно могу отметить Фабиньо, Фалькао и Лаутаро Мартинеса — потрясающие игроки и люди.

— Одним из футболистов, с которыми ты играл, был Головин, перешедший в «Монако» из российского чемпионата. Какие воспоминания остались о нем?

— О, Голо! Если честно, могу сказать только хорошее. Мы проводили много времени вместе после его трансфера, ведь адаптироваться в новой стране, еще и без знания языка совсем непросто. Если оценивать его как игрока, то по манере Головин больше похож на испанцев. Очень талантливый, техничный и быстрый парень! Знаю, что недавно он получил новый контракт от «Монако» — клуба, который подарил ему много уверенности в своих силах. Мы до сих пор на связи. Голо был первым, от кого я получил сообщение после перехода в «Спартак». Он много шутит насчет русского языка. Часто спрашивает: «Ну что, сложно учиться?»

— В 2017-м ты ушел из ставшего родным «Лацио» в «Монако».

— Ни о чем не жалею. Для меня это был новый вызов и возможность взглянуть вперед. Это был лучший момент для перехода после стольких лет в «Лацио». «Монако» подошел к трансферу с большой любовью и уважением. В итоге я оказался в команде с потрясающим составом: Мбаппе, Силва, Менди.

— Во время аренды в «Интере» ты играл под руководством Спаллетти — бывшего тренера «Зенита».

— Он непростой человек, но входит в топ лучших тренеров за всю мою карьеру. Как и, например, Пиоли, Индзаги. Для меня сыграть однажды за миланский «Интер» было настоящей мечтой детства. И я ее осуществил! Но случилась типичная для футбола ситуация: после смены главного тренера некоторые игроки, которые пришли в клуб при нем, в итоге его также покинули. Возможно, если бы Спалетти остался в «Интере» и дальше, все могло сложиться по-другому. Конте пригласил своих футболистов, одним из которых был Мозес.

— Вы обсуждали с Виктором, что в «Интере» выбрали один и тот же номер?

— Да, конечно! 11-й — отличный номер. С ним я забил самый важный гол в сезоне, который вывел нас в Лигу чемпионов. У меня остались прекрасные воспоминания о времени в Милане и местных болельщиках, до сих пор общаюсь с ребятами из «Интера».

— Где в Италии самые сумасшедшие фанаты?

— Ну конечно в Неаполе! Нужно понимать, какое место занимает футбол в истории и культуре этого города. Один из моих лучших друзей с футбольного поля, Кулибали, рассказывал, что в Неаполе ты можешь увидеть что-то, с чем прежде в жизни никогда не сталкивался. Игроки «Наполи» даже при желании не смогут заплатить за чашку кофе или майку в магазине — им просто не дадут! Там футбол — настоящая религия. Да, в Риме тоже сумасшедшие болельщики, но первое место точно отдам этому южному городу. Местные люди обсуждают матчи каждый день с понедельника по воскресенье. Вышел новый фильм? Какое кино?! Футбол!

— Что Кулибали говорил про матчи со «Спартаком» в Лиге Европы?

— Ему было тяжело обсуждать эту тему. Мне кажется, каждый игрок «Наполи» до сих помнит те игры. У Калиду остались хорошие впечатления от «Спартака». Многие люди в Европе знают и уважают наш клуб.

— Ты бы хотел сыграть за «Спартак» в том розыгрыше Лиги Европы?

— Однозначно да! Кстати, против «Наполи» я забивал постоянно. Мне кажется, это мой любимый соперник, если брать статистику.

— В твоей итальянской карьере были не только «Лацио» и «Интер», но и команды поменьше: «Сампдория» и «Кальяри».

— Решение перейти в «Сампдорию» было во многом принято из-за семьи, я хотел вернуться в Италию из Монако. И в итоге оказался в клубе с уникальной атмосферой в коллективе, по ощущениям это была одна из лучших команд за всю мою карьеру. Мы провели шикарный сезон с отличным тренером Раньери. К сожалению, позже у «Сампдории» начались финансовые проблемы. Но я вспоминаю это время как действительно счастливое.

С «Кальяри» ситуация получилась иной: не могу назвать этот контракт ошибкой, но не самым верным решением на тот момент — вполне. На деле оказалось, что это не мой клуб, не мое место для работы. Я столкнулся с большим количеством негатива внутри.

— В истории Серии, А ты стал самым результативным сенегальским игроком. Обращаешь внимание на такие вещи?

— В один из дней я просто узнал этот факт в телефонном разговоре. Но, если честно, мне просто хотелось большего. Забить еще десять мячей! Я работал для себя и своей семьи. Для меня важно, что люди уважают и любят меня за то, как я выполняю свою работу. Если удалось стать в чем-то лучшим, — хорошо! Но важно отдавать всего себя, чтобы иметь возможность творить историю. Я обожаю футбол и стараюсь оставаться в топе.

— Если взглянуть на твою статистику, то количество ассистов несильно уступает количеству голов.

— Это и логично: когда я начинал свой путь в профессиональном футболе, то играл на позиции вингера, а не форварда. Только в последние годы стал действовать как чистый нападающий. Но внутри меня всегда был голевой инстинкт. В Академии «Барселоны» я находился впереди, в атакующей линии и забивал довольно много.

Посмотрите на Роналду: Криштиану в «Манчестер Юнайтед» и в мадридском «Реале» — не одно и то же. В Англии он не забивал много, но прилично отдавал и делал шоу. Что не помешало ему выиграть Лигу чемпионов и получить «Золотой мяч». Более результативным в плане голов Роналду стал уже в Испании, поскольку поменял манеру игры.

Для меня важно приносить пользу команде, будь то голы, ассисты или заработанные пенальти. Если, уходя с поля, понимаю, что не успел сделать что-то во время игры, чувствую себя реально плохо.

— Ты играл на разных позициях. В чем положительные стороны каждой из них персонально для тебя?

— Когда я играю нападающим, нахожусь ближе к воротам, появляется больше шансов забить. Когда оказываюсь на позиции вингера, делаю много кроссов и стараюсь найти идеальный момент для результативного действия. Мне нравится интерпретировать каждый матч как отдельный фильм: иногда это ужастик, иногда комедия, иногда боевик. Ты должен быть готов ко всему и быть лучшим на любой позиции.

— В «Спартак» ты переходил как нападающий?

— Да. Мы говорили об этом с главным тренером перед подписанием контракта. Но стоит обратить внимание: наши атакующие игроки много двигаются на поле и могут оказаться даже на разных флангах несколько раз за тайм.

— Когда ты уходил из «Кальяри», воспользовавшись специальной опцией в контракте, то попросил агента найти совершенно другой вариант в новой для себя лиге. Почему возникло такое желание?

— В тот момент мне хотелось изменить абсолютно все: страну, культуру, язык. У меня были различные варианты, в том числе в Италии и Испании, но после обсуждения с семьей остановился именно на возможности поиграть в России. Когда поступило предложение от «Спартака», я стал подробно изучать историю клуба и узнавать больше об игроках из текущего состава. Это был тот самый отличный шанс полностью поменять жизнь, поэтому просто собрал вещи и поехал. Во мне никогда не было страха перед новыми вызовами. Я прекрасно знаю, на что способен как футболист.

— Быстро принял решение о переходе?

— Мой агент Федерико Пасторелло рассказал мне о серьезном интересе со стороны «Спартака» и желании главного тренера лично связаться со мной. Мы с Абаскалем созвонились по видеосвязи, проговорили час о футболе и жизни, после чего я сразу понял: «Еду!»

— Твой агент довольно часто дает комментарии прессе. Как ты к этому относишься?

— Правда? Если честно, я не читаю новости. После окончания тренировок уделяю время себе и семье, стараюсь поддерживать баланс между футболом и личной жизнью. Мы с агентом не обсуждаем его выступления в медиа. Но, если мне что-то не понравится, я свободно могу об этом сказать.

— Насколько психологически было тяжело тренироваться индивидуально в период дисквалификации?

— Конечно, для меня эта ситуация была сложна именно психологически, а не физически. Ведь каждый день нужно быть готовым тренироваться в полную силу, несмотря ни на что. Это продолжалось не неделю, а целых три месяца. Поэтому я старался перезагружаться, оставаться позитивным и сосредотачиваться на работе. Я знаю, ради чего приехал в «Спартак». В клубе есть все необходимое для занятий футболом. Сейчас готов играть и забивать, отдавать все ради болельщиков, сотрудников клуба и команды, всех, кто верил в меня. Я преодолел этот негативный момент. Для меня это стало дополнительной мотивацией показать свои лучшие стороны, стать сильнее и использовать все шансы.

— Расскажи, как строились твои тренировки.

— Илья Голенков — огромный профессионал и один из самых важных людей в Москве для меня. Он сделал все, чтобы помочь мне не терять концентрацию. Могу сказать с уверенностью: я не потерял это время, потому что тренировался сумасшедшим образом! Во многом благодаря ему я чувствую себя готовым и могу показывать, на что способен. Мы обсуждали Илью с Квинси Промесом, который тоже тренировался с ним во время сборов и остался очень доволен процессом.

— Из-за дисквалификации ты не смог принять участие в чемпионате мира прошлого года.

— Тогда я сильно разочаровался. Но когда ты понимаешь, что никак не можешь повлиять на ситуацию, принять ее проще. Я консультировался с адвокатами, но они посоветовали оставить ситуацию как есть. Сказал себе: «Кейта, надо сосредоточиться на работе для клуба». Это был бы мой второй мундиаль после выступления здесь, в России в 2018 году. У нас отличное поколение и была хорошая группа на турнире, где мы отлично выступили. Я горжусь Сенегалом и нашими ребятами, страна была счастлива!

— Появлялась информация, что ты сможешь присоединиться к сборной после окончания дисквалификации. Как было на самом деле?

— Возможно, я смог бы присоединиться к команде, если бы Сенегал не проиграл Англии. Но, если честно, мне показалось бы это не совсем честным по отношению к тем, кто был на турнире с самого начала.

— Прошлогодний титул лучшей команды Африки со сборной — самое яркое впечатление за карьеру?

— Это что-то невероятное! Я выигрывал индивидуальные призы и в коллективе, но победа сборной, ставшая первой в истории страны, всегда останется для меня особенной. Люди в столице, да и во всех остальных городах вышли на улицы, праздновали как Аргентина в прошлом декабре. За два года до этого мы уже оказывались в финале Кубка африканских наций, но проиграли. Вернувшись домой после поражения, нас все равно встречали как героев. Тогда я посмотрел на Кулибали и спросил: «Что же будет, если однажды мы выиграем? Что будем делать, если люди умрут от счастья?». Но в итоге реальность превзошла ожидания. Африка — это что-то с чем-то.

— Известно, что ты помогал своим соотечественникам, у которых жизнь сложилась непросто.

— Во время карантина из-за коронавируса мы вынужденно находились дома. В один из дней в социальных сетях я наткнулся на видео и узнал о проблеме большого количества сенегальских рабочих, которые были без крыши над головой. Условия были ужасными: помимо всего прочего, им еще и мало платили. Это местечко было рядом с Барселоной, в часе езды от города.

Я близко к сердцу воспринял ту ситуацию и находился в негативных эмоциях, но сразу понял, что должен оказать какую-то помощь. В итоге мы организовали проживание в отеле и питание для всех рабочих.

В целом, мне кажется, период пандемии заставил нас всех по-другому оценить значимость того, что имеем в жизни. Я посвятил этот период семье, детям, что редко удается в карьере профессионального футболиста. Сконцентрировался в том числе и на себе: читал книги, медитировал.

— Ты родился в Испании. Расскажи об истории своей семьи.

— Мои родители родом из Сенегала. Однажды отец принял решение об иммиграции в Испанию в поисках работы и лучшей жизни для семьи. Он перебрался в Европу, когда там еще не было большого количества иностранцев. По сути, это было первое поколение темнокожих в Испании. Когда папа освоился, он перевез в новую строну свою жену — мою маму, а после появились на свет я, трое братьев и одна сестра. Сейчас родители уже не работают, а раньше мама трудилась в ресторане, отец занимался строительством.

— Твои братья ведь тоже связаны с футболом?

— Да, все. Младший сейчас в «Лацио», еще один — в «Сампдории». Старший из нас — агент. Но вот сестра не имеет отношения к сфере спорта. Кстати, Алехандро Бальде из «Барселоны» — мой двоюродный брат.

— Часто бываешь в Сенегале?

— В основном все поездки связаны с выступлением за сборную. Сейчас добираться туда непросто. Дети еще не были в Сенегале, а вот жена ездила уже несколько раз.

— Рекомендовал бы посетить эту страну?

— Считаю, стоит хотя бы раз оказаться в Африке. И, особенно, в Сенегале, чтобы прочувствовать эмоции столь уникальной страны. Весь этот континент — как поэзия.

Источник: https://spartak.com

Комментарии: