Большое интервью Кристофера Мартинса

spartak.com 114 0 3 марта 2023

Центральный полузащитник красно-белых с сентября прошлого года восстанавливался от мышечной травмы бедра, при этом ему хватило всего 10 минут после выхода на замену, чтобы забить победный мяч в домашнем матче ФОНБЕТ Кубка России против «Локомотива». О своем восстановлении, жизни в Москве и многом другом Крис рассказал нашей пресс-службе перед игрой с «Уралом».

— После твоего точного удара счет по сумме двух матчей стал 4:1 в нашу пользу, а исход противостояния — окончательно ясен. Как ты оказался на месте форварда?

— Я подключился с правого края. Как и просил тренер, старался активнее идти вперед и искать возможности на подборах. Когда увидел Промеса слева, то стал просить его о передаче, но в итоге он здорово пробил сам. Вратарь отразил мяч в мою сторону. Я закрыл глаза и пробил. (Смеется.)

Мы стараемся доводить такие моменты до автоматизма. Квинси пасует на дальнюю штангу либо бьет, а я должен быть где-то в этой зоне. Очень рад нашей победе и своему голу.

— В отличие от первой игры на «РЖД Арене», ответная встреча получилась более целостной, согласен?

— Да, в гостях мы провели хороший первый тайм, а во второй половине все получилось сложнее. Зато домашнюю игру можно занести нам в актив целиком. Мы пропустили два мяча, над этим нужно будет поработать. Но забили еще больше и получили удовольствие от футбола. Выиграли и рады, что прошли по сетке турнира дальше.

— Ты вышел на замену ближе к концовке, но успел поучаствовать в нескольких жестких стыках. Со стороны смотрелось опасно.

— Мне досталось, но ничего страшного. Обошлось без последствий. Подобные контакты для футбола — это норма. Игроки «Локо» оказались в непростом положении, поэтому порой действовали жестко. Хотя и мы тоже отвечали.

— В обеих встречах ты получил примерно 15 минут игрового времени. Что почувствовал, когда впервые с сентября вышел на поле в официальном матче?

— Ощутил счастье от того, что снова могу заниматься любимым делом и помогать команде добиваться поставленных целей. Вроде бы неплохо получилось. Надеюсь, продолжу в том же духе.

— Гостевой матч с «Локо» стал самым холодным в твоей жизни?

— Тут даже не с чем сравнить. У меня все промерзло: голова, уши, руки, ноги. Что ж, это опыт. Не скажу, что хороший, но опыт. Пришлось пострадать. Я надел больше одежды, чем все остальные ребята, но это не помогло. У Зиньковского и Хлусевича были теплые повязки на голову, мне такой не хватило. Вышел без шапки и пожалел.

— Не было опасений за последствия травмы после такой долгой паузы?

— Нет, ведь на сборах тренерский штаб аккуратно, шаг за шагом подводил меня к возвращению в игру. Сейчас я чувствую себя хорошо. Работаю над тем, чтобы поскорее набрать оптимальную форму. Тут просто нужно время. Травма у меня была неприятная, при этом было решено обойтись без операции. В первое время процесс восстановления требовал особенно много терпения: просыпался утром и ощущал ту же боль, что была днем раньше. Но я старался не терять веры, и со временем улучшения стали заметнее, мог выполнять упражнения все увереннее. Спасибо всем, кто работал со мной эти месяцы и помогал сохранять позитив: врачам, тренерам «Спартака» и сборной Люксембурга, которые сообща следили за моим восстановлением. Отдельная благодарность нашему тренеру по физподготовке Фернандо.

— С позитивным настроем у тебя никогда нет проблем.

— Я такой человек, всегда стараюсь дарить людям позитивную энергию и хочу, чтобы они отвечали мне тем же.

— Осенью ты принял участие в нашей традиционной детской пресс-конференции. Тогда в зале неожиданно появился Гильермо Абаскаль и похвалил тебя за правильное отношение к травме. Приятно было услышать такое от главного тренера?

— Очень, ведь это означало, что он тоже почувствовал мой позитивный заряд.

— Когда ты понял, что точно готов вернуться на поле?

— На сборе в Дубае я работал по большей части индивидуально, а перед первой тренировкой в Абу-Даби тренер сказал, что могу заниматься наравне со всеми. Я был немного удивлен, но в хорошем смысле. Попробовал и понял, что никаких блоков в плане психологии не осталось. То же самое было и перед первым выходом на поле в товарищеском матче. Тренер попросил: «Не бойся, действуй попроще, чтобы снова ощутить это чувство игры и команды».

— Кстати, ты ведь никогда не проходил такие длительные сборы. Как тебе опыт?

— Нам помогло, что тренерский штаб здорово все распланировал. Работа была тяжелая, но в нужные моменты команда получала возможность отвлечься и отдохнуть. Атмосфера в команде отличная, все это отмечают. Тренер знает, когда нужно покритиковать, а когда — улыбнуться и отнестись к игроку с пониманием и даже любовью. Кроме того, мы тренировались в хорошую погоду, а это всегда приятнее. Да и победы помогают. На сборах мы только выигрывали, продолжили в Кубке России. Теперь на очереди чемпионат. Надеюсь, по итогам второй части сезона мы сможем гордиться собой.

— Хотел бы снова пережить эмоции, которые подарил финал Кубка России в «Лужниках»?

— Я не первый раз в жизни выиграл трофей, но прежние победы пришлись на эпоху коронавируса, зрителей на стадионах толком не было. А в том матче с «Динамо» нас поддерживал полный стадион. Ну и сценарий получился сумасшедший. Победа была почти у нас в кармане, и когда в наши ворота назначили пенальти, я просто не мог поверить в происходящее. А когда соперник промахнулся… Я не помню точно, что было потом. Кажется, я набросился от счастья на Шамара, а он в это время готов был подраться с кем-то из динамовцев. Потом отмечали победу всем стадионом. Безумные воспоминания.

— Успел выучить песню «Знаешь ли ты…»?

— Ха, слов не знаю, но мелодию напевать люблю. Недавно она заиграла в машине, сразу попросил водителя сделать погромче. А вообще — я стараюсь учить как можно больше русских слов. Учителя не нанимал, потому что еще со школьных времен не люблю подолгу выполнять скучные задания. Но это не мешает мне знать много языков. И русский тоже потихоньку начинаю понимать — в первую очередь через общение с игроками, персоналом, водителем, в городе.

— Какое у тебя любимое русское слово?

— Стараюсь быть дружелюбным и заинтересованным. Поэтому «как дела». Плохие слова лучше не использовать, но иногда без них не обойтись.

— Как проводишь свободное время в Москве?

— У меня есть несколько любимых ресторанчиков. В хорошую погоду могу сходить погулять в парк, покататься на самокате по набережной. Есть желание сходить здесь на баскетбол или хоккей. Интересно, какая там атмосфера.

— В Москве ты общаешься только со спартаковцами?

— Есть у меня один друг… Не знаю, можно ли говорить о таком? Просто он играет за «Динамо». (Смеется.) Это Муми Нгамалё, с которым мы вместе выступали в Швейцарии за «Янг Бойз».

— Когда в «Спартак» пришел Зиньковский, ты отдал ему его любимый 17-й номер. Почему взял 35-й?

— Когда я ушел в аренду из «Лиона», мне случайно достался этот номер, и я провел под ним хороший сезон. Потом перешел в «Янг Бойз» — и снова чувствовал себя комфортно с 35-м номером на спине. В «Спартаке» тоже хотел сразу взять его себе, но в середине сезона он был занят кем-то из молодых ребят. А когда появился Зина, начальник команды предложил мне такой обмен. Тут же согласился.

— Многие отмечают, что сегодня у «Спартака» очень высокая конкуренция в центре поля.

— Это же отлично! Не хочу называть ребят конкурентами. Мы все партнеры по общему делу. Чтобы заслужить место в составе, каждый из нас должен показывать свои лучшие качества на всех тренировках. Мы подстегиваем друг друга. Думаю, «Спартаку» от этого только лучше.

— Не боишься, что первое время после травмы будешь играть не так часто?

— Сезон длинный, ротация неизбежна. И даже если по каким-то причинам буду смотреть матч со скамейки запасных, то должен сохранять позитив и искренне переживать за тех, кто на поле. Только так может быть в хорошем коллективе, который стремится к большим победам. Все обиды нужно оставлять дома.

— Как считаешь, кто твой главный конкурент в «Спартаке» чисто по футбольным качествам? С кем ты больше всего схож по манере игры?

— Не могу выделить. У всех есть свои главные сильные стороны.

— Назови их.

— Дам каждому прозвище. Зобнин — это маэстро, дирижер. Литвинов — в первую очередь работяга, с сильным характером. Умяров — лидер, это качество у него очень развито. Пруцев — человек, который кайфует от игры и своего понимания футбола. Денисов — словно губка быстро впитывает информацию и обучается. Еще не забываем про Зорина и Пяткина. А я… Я тоже работник. С хорошей ментальностью. Со скоростью. Но не особо техничный. (Смеется.)

— Как тебе наши новички — Дуарте и Тавареш?

— С Дуарте общаться посложнее из-за языкового барьера. Я владею испанским и, когда тренер говорит со мной, отлично все понимаю. Но Алексис — из Парагвая, это привносит свои особенности. Плюс он очень спокойный, даже немного стеснительный. Томашу на адаптацию потребовалось меньше времени. К тому же у нас с ним общие корни: его предки тоже с Кабо-Верде.

— Ты провел отпуск как раз там. Понравилось?

— Очень. Все мои близкие родственники живут в Люксембурге, но на Кабо-Верде остались те, кто постарше. Я не был там 15 лет — и вот наконец получилось. Как раз благодаря длинной паузе в российской лиге. Спасибо тренерскому штабу и медикам, которые разрешили мне на две недели немного отвлечься от процесса восстановления и перезагрузиться таким образом.

— В отпуске ты смотрел чемпионат мира, перед началом которого назвал фаворитом Францию. Сильно расстроился после финала?

— Франция — в какой-то степени мой второй дом в Европе: я уехал в «Лион» совсем юным. И финал смотрел с французскими друзьями. Обидно вышло, но в целом турнир получился классный, это надо признать.

— Когда ты пришел в «Спартак», освоиться помогали Самуэль Жиго и Макс Кофрие, с которыми ты общался на французском. Скучаешь по ним?

— Мы на связи. Совсем не удивлен, что Кофрие сейчас здорово проявляет себя во Франции. Это хороший защитник. А Жиго недавно как раз забил «Лиону» за «Марсель». Я написал ему: «Дружище, ну почему именно моей команде?!» Посмеялись. Спасибо Максу и Сэму за то, как приняли меня год назад в Москве. Это мне очень помогло.

Источник: https://spartak.com

Комментарии: