«Ненавижу играть назад. Даже когда партнер играет назад — мне не нравится». Интервью Зелимхана Бакаева

sports.ru 56 0 Автор: Александр Дорский - 2 февраля 2023

Что не получилось на старте в «Зените»?

Переход Зелимхана Бакаева в «Зенит» после истечения контракта со «Спартаком», вероятно, самый громкий трансфер в России летом 2022-го. В прошлом сезоне Бакаев стал одним из лучших ассистентов РПЛ, практически не играя полные матчи (6 голевых передач, больше отдали только Зиньковский и Шиманьски). После переезда в Петербург Бакаев пока появляется на поле еще реже — 290 минут и гол с пенальти за 17 туров.

Александр Дорский встретился с Бакаевым и выяснил, почему первая часть сезона получилась такой скомканной, как менялась роль Зелимхана в «Спартаке» при Доменико Тедеско и почему он поддерживает Криштиану Роналду даже сейчас.

***

— Как можно охарактеризовать твои первые полгода в «Зените»?

— В первые три месяца было очень непросто, испытывал непонятные ощущения — все-таки пятнадцать лет провел в одном клубе. Тяжело было даже на тренировках, я выпадал. Идет упражнение, ребята комбинируют, а я все делаю невпопад.

В момент перехода не думал, что будет такой старт. Ориентировался на опыт аренды в тульском «Арсенале» — там сразу пошло, забивал, обыгрывал, отдавал. Психологически я был готов к «Зениту», но с конкурентами такого уровня я еще не сталкивался. Здесь все нужно делать быстрее.

— Семак, другие игроки замечали, что тебе не совсем комфортно?

— Семак подходил несколько раз, успокаивал. Даже приводил пример одного игрока, который очень тяжело адаптировался в «Зените», а сейчас играет в основе. Более того, на мой взгляд, этот игрок — один из лучших.

Я слишком накручивал себя. У меня такой характер: хочется сразу себя показать. Что-то не получается — пытаюсь повторить, еще раз не получается — снова повторяю. Такое состояние сказывается на всем: на приеме, на передачах, на ударах. Если бы относился хладнокровнее, был бы эффективнее.

— Возможно, твой лучший отрезок в карьере — осень 2019-го при Доменико Тедеско. Ты был очень результативен, но даже тогда Тедеско говорил, что тебе иногда не хватает терпения. Это то, о чем ты говоришь?

— Да, в некоторых эпизодах спешу и либо принимаю неправильное решение, либо что-то не получается технически. Обычно это происходит, когда ловлю кураж: начинаю играть слишком авантюрно. Например, где нужно сохранить мяч, я обостряю. Наверное, чаще всего об этом мне говорил Тедеско, но вообще — каждый тренер. У меня такой менталитет: обожаю создавать и ненавижу играть назад. Даже когда партнер играет назад, мне это не нравится. Конечно, я понимаю, что игра вперед не всегда правильна.

— Тренеры говорят, что ты иногда торопишься. На этом их подсказ заканчивался или они делали что-то еще?

— Тедеско подготовил нарезку игры Зидана — камера снимала только его. Раз — точная передача, два — точная передача, вроде ничего особенного, но вообще без ошибок. Потом взрыв: бам — голевая передача, бам — гол.

Это видео произвело очень сильное впечатление, даже пытался действовать в таком темпе. У меня ничего не получилось, стилистически я совсем другой. А Зидан — уникум.

Знакомые отца говорили о конкуренции в «Зените» — тот мотивировал, рассказывая об этих разговорах. В Петербурге Зелимхан сталкивался с болельщиками «Спартака» — все позитивно

— Твой агент Герман Ткаченко рассказывал, что вы рассматривали риск снижения игрового времени в «Зените». Как проходили эти разговоры?

— Мы это обсуждали втроем: отец, Герман и я. Испугался бы я и не перешел — проявил бы слабость, с которой потом пришлось бы жить. Я уверен в себе, понимал, что будет сложно, но приехал в Петербург не для того, чтобы сидеть на скамейке. Буду бороться за место в основе до последнего.

— Ни от кого не слышал сомнений по поводу перехода?

— Несколько знакомых отца говорили: «Зачем? Там же серьезная конкуренция». Отца это задевало, он мне объяснял, что я должен всем все показать и доказать.

Я знаю: если буду правильно работать, все получится. Сначала я не мог представить, что попаду в молодежку «Спартака» — попал. Дальше — «Спартак-2», это вообще представлялось космосом. С основой и так все понятно — закрепился там. Сборная — фантастика, но меня вызывали и в нее. Почему не может получиться в «Зените»?

— За полгода столкнулся с хейтом фанатов?

— Не помню, чтобы меня освистывали зенитовские болельщики. На «Открытии» — да, центральные трибуны приняли горячо, много нового услышал о себе. Я понимаю этих людей.

В Петербурге несколько раз натыкался на спартаковских фанатов. Заходишь в ресторан: кто-то ромбик показывает жестом, кто-то — на телефоне. Разговаривали, но всегда позитивно.

Почему результативность Бакаева упала во втором сезоне при Тедеско? Какую установку давал Руй Витория, отправляя на позицию латераля?

— Сразу после твоего перехода Семак говорил, что у него есть несколько вариантов позиций для тебя. Вы об этом разговаривали перед подписанием контракта?

— Говорили, что могу закрыть оба фланга, сыграть восьмерку, но, думаю, тренерский штаб даже лучше меня знает, где я могу лучше всего показать себя.

— Восьмерку в 4−3-3 ты сыграл в домашнем матче с ЦСКА (2:1). Это было чем-то новым для тебя?

— Нет, я же играл восьмерку при Тедеско осенью 2019-го. Тогда «Спартак» играл 5−3-2, я выходил левой или правой восьмеркой.

— Как оцениваешь тот отрезок с Тедеско спустя три года?

— Было здорово, но он оказался непродолжительным. С начала сезона-2020/21 мы перешли на 5−2-1−2 — кого бы Доменико ни ставил на позицию десятки, ничего не получалось. Ларссон, Кокорин, я — все играли неярко, потому что десятка перемещалась туда, где был мяч. Он на правой стороне поля — ты смещаешься туда, диагональ — побежал на левую. Постоянный бег. Когда мяч доходил до десятки, у нее уже не было сил.

Когда «Спартак» играл 5−3-2, восьмерки держали свои полуфланги — и все получалось, мы играли довольно результативно. Или даже 5−2-1−2: Ларссона ставят десяткой — ничего не выходит, переводят в атаку — забивает и отдает.

— Игроки не просили Тедеско убрать позицию десятки?

— Не просили, но мы обсуждали смену схемы и функций некоторых игроков. Доменико говорил: «Да, ты играешь не так ярко, как раньше, но я вижу твой объем, очень его ценю». Мне хотелось создавать и быть в центре игры, поэтому тот период получился очень тяжелым.

Ну, а так: зачем Тедеско нужно было подстраиваться под меня или другого игрока? «Спартак» выигрывал, в итоге стал вторым. Интересы клуба были соблюдены, никаких вопросов.

— Самая странная позиция в твоей карьере?

— Не могу сказать, что такая была.

— Правый латераль при Руе Витории?

— Я отлично знал правый фланг, иногда выходил латералем в «Спартаке-2».

Конечно, латераль бегает больше, чем крайний нападающий. Было немного непонятно, когда и как держать ширину: как нападающий привык смещаться в центр, навешивать, ждать забегания защитника. Тут дополнительного игрока не было. Но вроде бы даже голевую передачу отдал против «Арсенала», так что не провалился.

Еще — постоянно нужно следить, чтобы тебе не закинули за спину. Пожалуй, именно в тот момент понял, что у защитников гораздо больше ответственности.

— Руй объяснял особенности позиции?

— Нет. Помню, что против «Бенфики» в гостях опускались не только латерали, но и инсайды, строили великую китайскую стену. Вот и вся установка.

— Главный тренер во взрослой карьере?

— Я много думал над этим вопросом, у меня нет конкретного ответа. Я играл в «Спартаке», «Зените» и сборной России — в таких командах не может быть плохих тренеров.

Олег Кононов взял меня в «Арсенал», доверил место в старте команды РПЛ, потом так же относился в «Спартаке». Тедеско открыл для меня новую позицию, на которой я провел хороший отрезок. Возможно, первые полгода Тедеско — пока вообще лучший период карьеры. Семак очень точно чувствует момент, когда нужно поговорить. Закончилась игра — Богданыч по глазам видит, о чем думает игрок. Например, я не вышел в гостевом матче с «Динамо» (2:0), расстроился, Семак тут же подошел: «Держись, работай».

Бакаев очень близок с отцом: отдает 80% зарплаты, купил машину только после его разрешения. Цель Ткаченко (агент Бакаева) — помочь Зелимхану стать лучшим в России

— Ты оказался в академии «Спартака» в 10 лет. Отец приехал на твою тренировку через полтора года — и был в шоке, насколько ты отстаешь от других пацанов. Почему так было?

— Ребята пришли в «Спартак» в пять-шесть лет, а я до десяти лет тренировался вместе с отцом. Это огромная разница, но благодаря работе с папой я научился обыгрывать, за счет чего и зацепился за академию «Спартака». Отец говорил, что до 14 лет нужно поставить технику, потому что потом будет поздно.

После того как отец приехал в Москву, у меня резко возросло количество тренировок. Бывало, что успевал на четыре тренировки за день: перед школой работал на коробке с папой, после школы бежал на легкую атлетику, потом — на тренировку в академию, а вечером — снова на коробку. На легкую атлетику меня отвел тренер из спартаковской академии — я был очень медленным. Отец даже черепахой называл. Бег, штанга — так стал сильнее.

Вечером отец готовил мясо и макароны, чистил гранат, затем шел творог. За полтора часа мы с Солтмурадом должны были это съесть.

— На старте карьеры в «Спартаке» твоя банковская карта находилась у отца. Как с этим сейчас?

— Карта — у меня, но больше восьмидесяти процентов зарплаты отправляю отцу. Я всем обязан родителям, никогда с ними не расплачусь.

Долгое время у меня не было машины — попросил разрешения купить, родители его дали.

— После женитьбы?

— Через год после нее, потому что понял, что семье уже тяжело без нее. До этого делал заходы, но понимал, что без шансов. Отец приводил много примеров: молодой пацан начинает играть в основе, появляется машина. Если есть машина, нужно куда-то поехать. Ну, а пока кто-то куда-то ехал, я должен был тренироваться.

— Если ты так близок с отцом, почему он не твой агент?

— У меня есть отец и Герман, это очень мощная связка для принятия решений. Агентский бизнес очень серьезен, совершенно нормально, что папа не знает всех деталей. Герман в этом всю жизнь: понимает, с кем и как нужно разговаривать, где — додавить, где — отступить.

— Самая яркая реплика Ткаченко за время вашей работы?

— «Ты можешь стать лучшим в России. Моя цель — помочь тебе это сделать».

Когда я раньше плохо играл, мне было стыдно только перед отцом. Видел звонок от него, понимал: сейчас начнется. Теперь у меня два таких человека. Это новый уровень ответственности.

Бакаев влюбился в футбол благодаря Криштиану — как он теперь относится к Роналду? Разбираем горячие цитаты о Мозесе и Промесе

— Ты полюбил футбол благодаря Криштиану. Первое воспоминание о нем?

— Дриблинг в «Манчестер Юнайтед». Смотрел каждый матч. Любимый гол — «Арсеналу» со штрафного в Лиге чемпионов.

С тех пор, что бы ни происходило, я за него.

— Если ты влюбился в его финты, не грустил, когда они пропали?

— Ну да, финты ушли, зато прибавилось около 30 голов за сезон. Я же рос, менялось сознание: уже понимал, что голы — самое важное.

— Знаю, что тебе не нравится теория, что Месси — это талант, а Роналду — работа. Почему?

— Это очень глупое разделение. Сколько было талантливых игроков? Все достигли топового уровня? Месси достиг фантастического уровня — значит, он очень много работал. Возможно, Роналду работал больше, но мне даже неприятно, когда кто-то говорит исключительно про талант Месси. Это обесценивание труда. Фактически люди говорят: «Ты ничего не делал, на тебя все свалилось». Бред.

— За кого болел в финале ЧМ-2022?

— Я очень уважаю Месси, для меня он и Роналду — лучшие футболисты в истории. Но, конечно, я не хотел, чтобы Месси выиграл ЧМ. Как Криштиану конкурирует с Лео, так и их болельщики — между собой. Хочу, чтобы у Роналду было больше «Золотых мячей» и других титулов.

— Ты не разочаровался в Роналду за последние два месяца?

— Нет. Думаю, все понимают, что интервью — неправильный шаг. Могу его объяснить только тем, что Криштиану уже отталкивался от сердца, взыграло самолюбие. Любому игроку будет неприятно выходить на 90-й минуте. Представь, насколько тяжело это делать одному из лучших в истории.

Криштиану не справился, но как человек я его понимаю. У меня есть друг, который считает, что этим интервью Роналду разрушил карьеру. Я не согласен: Криштиану всего достиг в футболе, ему уже 37, может ехать куда хочет, он был на топовом уровне больше 15 лет. В прошлом сезоне он забил 18 голов в АПЛ, в 36 был лучшим бомбардиром Серии А. Разве это может перечеркнуть интервью, пускай и которое не следовало давать?

— У тебя тоже было несколько ярких фраз. За какую прилетало больше всего?

— Однозначно — про Марадону. Думаю, все знают: в перерыве гостевого матча с «Наполи» (3:2) Мозес попросил меня чаще играть в пас, сказал, что я не Марадона. Через несколько дней, уже в Москве, меня подловили после следующего матча, спросили о реакции. Я ответил, что Мозес тоже не Марадона.

Мой публичный ответ — неправильное действие. Но я не знаю, почему эта ситуация вообще вышла из раздевалки (об этом в блоге на Sports.ru написал Артем Ребров — Sports.ru). На мой взгляд, это главная ошибка во всей истории. Раздевалка в перерыве — очень эмоциональное место, там может произойти что угодно. Наш разговор должен был остаться там. У нас с Мозесом не было никаких проблем, мы нормально общались после этого.

— Давай закроем еще одну историю. Когда ты получил десятый номер в «Спартаке», сказал, что Промес, который владел им до тебя, не потолок.

— Промес — один из моих любимых футболистов, безмерно его уважаю. Скорее всего, я должен был четче формулировать мысль, но надеюсь, что кто-то и так меня понял правильно. Хотел ли я быть лучше Промеса? Да. Что-то не получилось? Значит, надо лучше работать. Мне кажется, развиваться — нормальное желание футболиста. Почему нужно задумываться о потолке?

***

— Осенью 2019-го ты говорил, что должен доказывать каждую игру, год за годом. Спустя три года можешь сказать, что что-то доказал?

— Мне кажется, у меня складывается неплохая карьера: первый и второй сезоны в РПЛ получились успешными, третий — неудачным, четвертый — нормальным. Можно ли было добиться большего? Однозначно. Очень хочется начать новый мощный этап, чтобы через десять-пятнадцать лет понимать, что полностью реализовал себя как игрока.

Нужно стать стабильнее, забивать и отдавать. Цель — стать одним из игроков «Зенита», определяющих результат. В первые полгода я не принес того результата, который могу и хочу дать.

Фото: globallookpress.com/Maksim Konstantinov, Rodolfo Buhrer; РИА Новости/Алексей Даничев, Алексей Филиппов, Владимир Песня

Источник: https://www.sports.ru

Комментарии: