«Одна игра отбила желание тренировать». Легенде «Спартака» нет места в большом футболе

Чемпионат.com 87 0 Автор: Олег Лысенко - 21 октября 2022

В российском футболе 1990-х было море ярких, харизматичных мастеров, но таких технарей — единицы. Вы же помните эту нетленку от «ОСП Студии»: «Кечинов Валерка, пройди по правой бровке и навесь на дальнюю Джубанову Вовке»? Болельщики «Спартака» обожали длинноволосого полузащитника за хитрющие финты и склонность к импровизации. Защитники — за то же самое лупили по ногам. Оттого игровая история Валерия получилась несправедливо короткой — каких-то 13 лет от старта до финиша в профи.

С тренерской карьерой — всё ещё сложнее. В новой жизни Кечинов отдалился от большого футбола и проявляется в инфополе только экспертом. В откровенном интервью «Чемпионату» шестикратный чемпион России объяснил, почему много лет не востребован профессиональными клубами. Ну, а начали, как положено, с его любимого «Спартака».

  • «Одной ничьей Абаскаль влюбил в себя фанатов»
  • «Семак правильно сделал, избавившись от Дзюбы»
  • «Захаряну рано в «Челси», а Пиняеву — в «Спартак»
  • «Доктор Пфайфер пришёл в ужас: «Как ты вообще ходишь?»
  • «Меня пораньше убрали из «Спартака», Тихонова — попозже»
  • «Я не пристегнулся. Весь в ранах был»
  • «Если думать о ядерной войне, можно с ума сойти»

«Одной ничьей Абаскаль влюбил в себя фанатов»

— От последнего дерби ЦСКА и «Спартака» получили удовольствие?
— Получил! Зрелищная игра, до конца держала в напряжении. Голы прекрасные. Такими матчами можно наслаждаться — в чемпионате России это далеко не всегда удаётся. Такое же удовольствие получил от кубковой игры «Спартака» с «Зенитом». В ней тоже всё было — скорость, интенсивность, атаки. Как может яркий, комбинационный футбол не понравиться?

— Весной вы говорили, что в «Спартаке» не видно тренерской мысли. Теперь — появилась?
— Вы знаете, да. Сейчас я вижу тренерскую мысль. Рисунок поменялся. Понятно, за счёт чего «Спартак» хочет добиваться результата. Если раньше команда больше уповала на исполнительское мастерство отдельных игроков, то сейчас от любого в линии атаки исходит агрессия. По игровым звеньям, блокам заметно, что это наигрывается на тренировках. Чувствуется рука тренера, кто бы что ни говорил.

— Летом вы называли приглашение Абаскаля «странноватым». Испанец уже убедил, что находится на своём месте?
— Так скепсис же не только у меня — у всех был. Время и результат показывают правильность или ошибочность выбора. На данный момент этот тренер подходит «Спартаку» практически идеально. По крайней мере, у меня вопросов к нему не возникает. Я вижу, что команда идёт с Абаскалем в нужном направлении. Нет ни ступора, ни регресса — есть движение вперёд. Это главное в спорте.

Гильермо АбаскальГильермо Абаскаль. Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Для вас он уже не «кот в мешке»?
— Сейчас уже понял, что это тренер с определённым видением, и оно совпадает с моим. Так что на данный момент с Абаскалем попали точно в цель. Это, ещё раз повторюсь, пока. Что будет дальше, посмотрим.

— Футбол Абаскаля близок к спартаковской классике 1990-х?
— Что-то есть. У нас была более атакующая игра. Мы кайфовали от всех этих стенок и забеганий. И болельщик вместе с нами. Иной раз забывали про оборону, из-за чего возникали обрезы. Сейчас в игре «Спартака» больше баланса.

— Почему условного Кононова фанаты сразу приняли настороженно, а к Абаскалю с моментально прониклись симпатией?
— Не могу сказать, что Кононова с первых дней в штыки приняли. Мало того, что не было результата, определённые действия, слова тренера могли не понравиться болельщикам. Может быть, почувствовали в нём какую-то мягкотелость. Абаскаль — наоборот. Даже проиграв 0:4 «Зениту», испанец не стал никого винить, признал свои ошибки и принял удар на себя. Проиграли-то без шансов. У нас у всех снова были упаднические настроения, а он поступил по-мужски и этим подкупил людей. А потом был «Ахмат», когда даже меньшинстве команда бежала в атаку, создавала моменты. Думаю, после той ничьей он влюбил в себя болельщиков. После этого результаты стали улучшаться, и теперь Абаскаль — любимец фанатов.

— Кто в этом «Спартаке» по своей стилистике ближе всех к футболисту Кечинову?
— Это болельщикам судить. Мне по душе игра Промеса. Зиньковский тоже любит обвести, сыграть красиво.

— Спортдир «Крыльев» Корниленко выразил предположение, что Зиньковскому трудно реализовать себя в схеме с ромбом. Согласитесь?
— Когда ему предоставляется шанс, он выходит и обостряет игру. Помню, в каком-то матче не всё у Промеса не получалось, у Соболева. А вышел Зиньковский — и все по цепочке начали играть, создавать моменты и забивать. Будь таких футболистов, с изюминкой, способных поднять боевой дух команды, побольше — было бы супер.

— Соболев реально раскрылся по-новому?
— Раскрылся однозначно. Когда он пришёл, было видно, что это сугубо таранный нападающий, умеющий забивать. Естественно, на втором этаже он был в порядке. Но сейчас стал гораздо лучше в подыгрыше. Где нужно, отдаст пас, хотя раньше в аналогичной ситуации пробил бы. Плюс исполнительское мастерство у Соболева на порядок выше стало. В тех моментах, в которых мог промазать, сейчас как конвейер штампует голы. И это не только результат работы на тренировках, но и уверенность, которую даёт ему главный тренер. Футболист поверил в себя и теперь воспроизводит на поле всё, что умел. Каждому игроку важно встретить своего тренера, который бы в него верил. От этого игрок развивается.

Александр СоболевАлександр Соболев. Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Соболев стал меньше «нырять»?
— Я и раньше за ним такого не замечал. Если есть возможность устоять, пробить, забить, ни один футболист не станет падать, нырять просто так! Я сам играл впереди и знаю, что это такое. Со стороны может показаться, что форвард симулирует, а на самом деле всё не так просто. Тем более Соболев вон какой фактурный — не так-то легко его сбить с ног. Но нападающий всегда где-то на грани — его постоянно прессуют, толкают, фолят на нём.

— Ещё вы говорили, что «Спартаку» следует продлить контракт с Бакаевым. В «Зените» он не играет. Ошиблись все три стороны?
— В последний сезон в «Спартаке» Бакаев очень ярко играл. Его недооценивают. Я понимаю, почему это делают красно-белые — из-за ухода к принципиальному сопернику. Но даже в неудачном сезоне (а 10-е место — это ни о чём) Бакаев везде выделялся. По крайней мере, мне он казался одним из лидеров команды — наряду с Промесом и Соболевым. Естественно, у него было представление, сколько получают ведущие игроки «Спартака» или «Зенита», и, исходя из этого, понимание, какого контракта достоин он. Соответственно, они с агентом запросили зарплату, сопоставимую с лидерскими, а руководство «Спартака» сочло её завышенной. В итоге человек переходит к главному конкуренту, который готов выполнить любые условия. Понятное дело, в «Зените» есть футболисты как минимум не хуже Бакаева. Хоть Малком, хоть Клаудиньо — там любого из бразильца можно брать. Естественно, ему было сложно попасть в рисунок, он не играет. Как он может показать себя, выходя на замены на 15−20 минут? Нет уверенности, потому что игрок запаса. Он это чувствует и показывает в лучшем случае 50% от того, что умеет. А он умеет! В нашем футболе сейчас вообще мало футболистов, способных обыграть и тем самым обострить игру. Получается, и он не играет, и «Спартак» потерял воспитанника. Хотя по факту, кажется, «Спартак» ничего от его ухода не проиграл. Но, повторюсь, останься Зелимхан в команде, она однозначно была бы ещё сильнее. Уверен, что и в «Зените» он получит шанс и заиграет. Или бразильцы уйдут, или кто-то травму получит, дисквалификацию. Не может быть такого, что человек способен играть — и не играет. Ненормальная ситуация, нефутбольная.

— У «Спартака» уже минус семь очков от «Зенита». С первым место всё снова ясно?
— Да, эта ничья сыграла только на руку «Зениту». И ЦСКА два очка потерял, и «Спартак». Сейчас нельзя ни на кого оглядываться: есть у тебя тур, матч, и задача — выиграть. Всё равно и «Зенит» ещё будет терять очки. Самое главное для «Спартака» — брать своё. Не терять на ровном месте, как с Ваноли, Виторией. А в конце сезона посчитаем, кто сколько набрал и какое место занял.

— Второе-третье место вы как спартаковец сочтёте успехом?
— После 10-го? Однозначно, ха!

— Любое выше 10-го?
— Ну нет, сейчас команда уже нам планку поставила. Я считаю, что тройка будет отличным результатом для этого «Спартака». А если получится ещё и за золотые медали побороться — вообще прекрасно.

«Семак правильно сделал, избавившись от Дзюбы»

— В чём «Зенит» превосходит всех остальных?
— Во всём. Игра, состав — основа и те, кто в запасе сидит. А чтобы покупать нужных футболистов, нужны финансы. С этим в «Зените» вообще проблем нет.

— ЦСКА, «Спартак», «Динамо» тоже покупают легионеров.
— Смотря каких иностранцев. Промес — да, это однозначно уровень Малкома, Клаудиньо. А если брать «Динамо», у меня есть сомнения. Какие легионеры там могут конкурировать с питерскими? Какой-то камерунец играет, из Израиля взяли защитника. Вендел или Барриос просто сильнее, на мой вкус. Про ЦСКА могу то же самое сказать. Да, есть добротные, хорошие футболисты, но зенитовские легионеры гораздо сильнее.

— А «руку Семака» в «Зените» видите?
— Однозначно есть его заслуга. Иногда читаю: да с таким составом они с любым тренером выиграют чемпионат. Хоть с физруком. Нет. Вот работали там Луческу, Манчини — и не выиграли золото. Какими бы классными ни были футболисты, с ними нужно найти общий язык, чтобы не было косых взглядов: я не играю, а тот играет. Потом их нужно правильно всех расставить, чтобы индивидуалисты показывали ещё и командную игру, желательно зрелищную, как у «Зенита» сейчас. Это не так просто. Безусловно, тренерский дар у Семака огромен.

Сергей СемакСергей Семак. Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Правильно он поступил с точки зрения той самой «химии», отпустив Дзюбу?
— Считаю, что всё правильно сделал. Кому как не Семаку видно, что Дзюба начал в силу возраста потихоньку сбавлять. Это естественные вещи. У него ушла скорость. Раньше ему достаточно было трёх-четырёх метров, чтобы выиграть позицию, а сейчас этого уже нет. Мячи-то свои он забивал, но если пару лет назад Артём оказывал давление на защитников, прессинговал, то потом этого стало меньше. А Семак этого требует постоянно, потому что оборона начинается с линии атаки. Потеряли мяч — сразу вступаем в отбор. У Дзюбы это стало всё меньше проявляться. Поэтому Семак начал сажать его в запас. Но Дзюба такой человек, что не привык сидеть на лавке. Характер такой, что, возможно, где-то начал показывать недовольство. Когда другие футболисты такие вещи видят, это негативно влияет на атмосферу в коллективе. Поэтому Семак и решил избавиться от Дзюбы. Рано или поздно приходит время расставаться с любыми футболистами. Как в своё время Бесков резал по-живому — убирал даже лидеров, если считал, что так будет лучше для команды. Семак, видно, тоже посчитал уход Артёма необходимым условием для дальнейшего прогресса «Зенита».

— Соболев или Чалов?
— На мой взгляд, Соболев сейчас сильнее. Чалов мне тоже нравится, но у него нет такой фактуры и работоспособности, какие есть у Соболева. Александр постоянно помогает партнёрам — прессингует защитников и при этом забивает нужные и важные голы.

«Захаряну рано в «Челси», а Пиняеву — в «Спартак»

— Топ-3 технаря РПЛ по версии Валерия Кечинова?
— Клаудиньо — однозначно. Легионер, но играет в нашем чемпионате — значит, считается. Промес… Бакаев был ярок, пока играл, но сейчас редко выходит.

— Даже троих тяжело набрать?
— В Зиньковском что-то такое есть, но он тоже мало играет. Может, вы мне подскажете?

— Малком?
— Малком не такой. Он быстрый, резкий, хорошая левая нога, удар. Ему с головой хватает этих качеств. Но не могу сказать, что Малком прямо технарь, как Клаудиньо.

— Ахметов изредка перформансы устраивает.
— Да-да, я помню его гол в Кубке. Очень красивый. Но давайте в тройку всё же Малкома поставим. К сожалению, все — иностранцы.

— Захарян, Сперцян, Пиняев — у кого из молодых больше шансов уехать в Европу?
— Шансы есть у всех, но только при условии, что они будут продолжать работать и играть в том же духе, как сейчас. А в идеале — даже лучше. Был разговор про Захаряна и «Челси». Я специально посмотрел: там такие футболисты в запасе сидят — с именами, игроки серьёзных сборных! Ну как Захарян там может играть в основном составе? Даже если придёт — наверняка отдадут в аренду. Пока он ещё не готов — ни ментально, ни физически, ни как футболист. В АПЛ — совсем другой уровень, другая интенсивность, борьба, скорости. Там своё понимание футбола надо быстро воплощать на поле. Это сложно. Даже если ребята будут прогрессировать и явно перерастут уровень РПЛ, желательно для начала уезжать в команду попроще, а не сразу в топовую. Почувствовать, осмотреться, а потом уже, если пойдёт, использовать её как трамплин.

— А Пиняева не перехваливают?
— Пиняев прибавляет. Сначала его воспринимали как мальчика, а сейчас он уже почувствовал мужской футбол, какие здесь скорости, борьба. Приноровился. У Сергея есть данные, талант, плюс ушли лидеры «Крыльев» — Зиньковский, Сарвели. Стали больше доверять Пиняеву. Он это чувствует и начинает проявлять свои качества в РПЛ. Дай бог, если у нас появится ещё одна звёздочка.

— Из «Крыльев» уже протоптана дорога в «Спартак». Видите его в родной команде?
— Рано пока Пиняеву в «Спартак». Даже Зиньковский в запасе сидит, на замену выходит. Пиняеву сейчас там было бы очень тяжело. Но всё в его ногах и голове. Если будет работать так же, может, и увидим его в «Спартаке».

— Игорь Ледяхов считает, что по матчу с Киргизией даже вторую лигу Испании российские «сборники» не заинтересовали бы. Согласитесь?
— Да просто скауты серьёзных клубов эту игру не поехали бы смотреть. Одно дело, когда встречаются сборные России и Бельгии, другое — матч с Киргизией. Две большие разницы. Ну и у футболистов не чувствовалось запредельного желания проявить себя, не жили они игрой. Наоборот, сквозили настроения: какой-то тренировочный матч, поле так себе, как сыграем, так и сыграем. Не было ни азарта, ни вдохновения. Отсюда такая игра и такой результат. Еле-еле выиграли и забыли.

— Какой смысл существования сборной России прямо сейчас?
— Сборная однозначно нужна. Надеюсь, время всё равно поменяется, и у нас появится возможность участвовать в соревнованиях. А чтобы быть готовыми к этому, команде нужно встречаться, общаться, вызывать новых футболистов, пробовать разные сочетания. Это обязательно нужно делать.

«Доктор Пфайфер пришёл в ужас: «Как ты вообще ходишь?»

— Жалеете, что так и не удалось поиграть за границей?
— Жалею. У меня была возможность после нашей удачной игры в Кубке УЕФА в 1998 году уехать в «Байер» из Леверкузена. Мы общались на эту тему с Олегом Ивановичем. Романцев меня убедил, что пока не стоит дёргаться.

— Аргументы?
— После «Аякса» команда поверила в себя и всерьёз настроилась на выигрыш турнира. Мы были уверены, что «Спартаку» по силам взять Кубок УЕФА. Игра была настолько отлажена, что уже никого не боялись. Там у многих были предложения — у Аленичева, Титова. Но все решили остаться. После «Интера» я всё-таки очутился в Леверкузене, но на операционном столе. На этом тема и заглохла.

Валерий Кечинов и Олег РоманцевВалерий Кечинов и Олег Романцев. Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

— Обидно.
— Очень! Ко мне в палату после операции приходил Даум, тренер «Байера». Говорил: мы уже хотели тебя покупать, а ты теперь тут вот лежишь. Подарил мне футболку «Байера» с восьмым номером. До сих пор храню.

— Сколько их у вас в коллекции?
— Навалом! Недавно приехал на дачу, достал пакет, а там такая коллекция! Одной «Баварии» две футболки, домашняя и выездная, жёлтая. «Пари Сен-Жермен» с той же Лиги чемпионов, «Динамо» Киев. Из следующих соперников — «Русенборг», «Блэкберн», «Нант». Бразилия с № 11, Греция. У карликовых сборных красивые майки были — Фарерские Острова, Люксембург. Пока перебирал, прямо ностальгия накрыла.

— Вы действительно пять лет играли с порванной крестообразной связкой?
— Да. Когда доктор Пфайфер в Леверкузене осмотрел моё колено — пришёл в ужас. Там вообще ничего не было: крестообразные связки, мениски — всё разорвано. Он поразился: «Как ты ещё ходишь?»

— И правда — как?
— У меня была очень сильная передняя мышца бедра. Я её закачивал и за счёт неё играл. Но когда шло единоборство, колено постоянно вылетало. Приходилось по-новой восстанавливаться, закачивать мышцы. Вот таким макаром пять лет и играл. С «Интером» на зубах доигрывал. В конце игры боль была такая, что искры из глаз летели. Ни ходить, ни спать потом не мог.

— А доктора куда смотрели?
— Говорили: есть проблемы, качай ногу. Предлагали чуть ли не лавсан вместо моей связки вставить.

— Что, простите?
— Материал такой, типа резины. В 1970—1980-х годах использовали при операциях на «крестах». После этого нога уже не сгибалась и не разгибалась до конца. Соответственно, сустав теряет подвижность, и скорость безвозвратно уходит. Поэтому такой вариант я даже не рассматривал.

— Задумывались, как сложилась бы карьера при нынешнем уровне медицины?
— Думаю, многих проблем вообще не возникло бы. «Кресты» и в Москве оперировали — хирурги у нас хорошие. Не было оборудования, которым располагали клиники Германии, Бельгии, Италии. А самое главное — в России в 1990-х не было нормальных условий для реабилитации. Поэтому я месяц после операции занимался в Германии. Потом искал, где бы продолжить восстановление в Москве, но ничего путного не нашёл и ещё на полтора месяца улетел в Леверкузен. Сейчас даже у нас полно центров для восстановления. Для докторов эти операции — всё равно что зуб выдернуть. Раньше, к сожалению, такого не было.

«Меня пораньше убрали из «Спартака», Тихонова — попозже»

— У вас был шанс съездить со сборной на большой турнир?
— Был, в 1996 году. Иваныч хотел взять нас с Тихоновым на чемпионат Европы, говорил: «Вы в хорошей форме, я на вас рассчитываю». Мы уже были в полной уверенности, что поедем на сборы перед турниром, но в последний момент всё неожиданно изменилось. Ничего, без обид. Тренер сам себе не враг.

— Ваша цитата из 1995 года: «Здесь порой боишься просто на улицу выйти — столько разного случается». Бывали эксцессы?
— Если вы про разборки, драки, то нет. Даже среди братков было много болельщиков «Спартака». У меня был один случай. Пришёл в обменник доллары сдать. Очередь — человек пять. Подходит молодой человек: «Чего вы будете стоять — давайте быстро поменяю». Потом мне рассказали, что у них отработанная схема была — под видом милиционера подлетал подельник: «Что здесь происходит?». Первый быстро совал деньги клиенту и убегал, а в руках у человека оставался один доллар вместо ста. Или пачка бумажек. Мне повезло, что милиция как раз проводила облаву на этих мошенников. Деньги вернули, но попросили впредь не вестись на разводки.

Валерий КечиновВалерий Кечинов. Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— У многих спартаковцев в 1990-е угоняли иномарки. Как сложилась судьба вашего первого БМВ?
— Нормально. Мне как молодому тогда дали простенький Lancer, но я его сразу продал — зачем мне вторая машина? А у более старших ребят джипы были, Pajero. Вот их почти у всех угнали. Было очень похоже на спланированную операцию.

— Романцев писал о вас в мемуарах: «Евсееву можно и нужно было пихать. А, например, Ананко и Кечинову — нет. Они люди другого склада. С ними нужно мягче». Болезненно реагировали на критику?
— Смотря на какую критику. Если понимал, что что-то не то делаю — сам себя съедал. А если ругали не по делу, по молодости мог встать в позу. Каждый человек со своим характером. Кому-то пряник нужен, кому-то кнут. Олег Иваныч потому и считается великим тренером, что знал, кто какого подхода требует.

— Романцев мог конкретно напихать?
— Есть тренеры, которые стоят на бровке и орут — как тот же Юрий Палыч Сёмин. А Романцев никогда не кричал, даже голоса не повышал. Но одним взглядом, простым, спокойным голосом давал понять, что мы что-то не то делаем. Что это, может быть, твой последний шанс. Такой харизмой, даже магией обладал. Романцев потрясающе чувствовал людей, буквально каждого футболиста.

— Был конкретный момент, когда пошло охлаждение к вам со стороны Романцева?
— В 2000 году. Я всё реже и реже попадал в стартовый состав. Ощущал, что доверие уходит. Долго так продолжаться не могло, и я попросил подыскать мне другую команду.

— Наверняка же была причина?
— У Романцева был помощник — Грозный. Он сильно повлиял на наш с Тихоновым уход. Мы прекрасно понимали, что он говорил Иванычу.

— И что же?
— Что есть молодые, перспективные, а эти по семь лет в команде — пора бы и подвинуться. Уже тогда было понятно: наша история в «Спартаке» подходит к концу.

— Вы вместе с Андреем жили в Тарасовке и практически одновременно ушли. Совпадение?
— Меня пораньше убрали, его — попозже, через месяц-два. Но тогда не только нас убирали. Цымбаларя тоже отчислили.

— Каким был последний день в Тарасовке?
— Грустным, каким же ещё. С Тарасовкой связаны все самые лучшие моменты моей жизни: счастье после побед, классный, весёлый коллектив. И вдруг раз — и всё закончилось.

— С Романцевым поговорили напоследок?
— Не получилось. Когда приехал, команды на базе не было — кажется, на игру уехали. Собрал вещи, сел в машину и уехал. А потом — Олег Иванович не любил такие моменты. Полагаю, он тоже скрепя сердце с нами расставался. Но потом я вернулся туда в качестве тренера дубля.

— Заглянули в свою комнату?
— Обязательно. Кажется, Дедура там жил. К тому времени на базе всё поменялось, номера — как в хороших гостиницах. Но ностальгия всё равно накатила.

«Я не пристегнулся. Весь в ранах был»

— Почему всё-таки закончили так рано, в 30 лет?
— Я заканчивал в «Шиннике». Команда была на плаву, в пятёрку-шестёрку поднималась. А спускаться ниже, бороться за последние места мне было неинтересно.

— ДТП на ваше решение тоже повлияло?
— Косвенно. До этой аварии я был основным в «Шиннике». В летнюю паузу в команде сменился тренер: вместо Побегалова пришёл Долматов. А мы с Ширко, как назло, перед первым матчем после возобновления сезона попали в серьезнейшую аварию. Я не пристегнулся, и меня хорошенько помутузило. Весь в ранах был, зашивали. Чемпионат возобновился, а я на неделю-две выпал. В итоге потерял место в составе. Пришлось больше в запасе сидеть, а потом — уходить. Рассудил так: денег всех не заработаешь, а здоровье ещё больше угробишь.

— А тренерский опыт почему продлился всего несколько лет? Не ваше?
— Да нет, моё! У нас здорово всё начиналось. Три года с дублем «Спартака» становились чемпионами, и всё это время наши ребята подпускались к основному составу. А потом поступило предложение из команды Премьер-Лиги, «Томь». До сих пор с Мирославом Ромащенко недоумеваем: для чего было это приглашение?

— А что не так?
— Были определённые моменты, свои задачи, а мы — молодые тренеры без какого-то опыта. Начали работать, команда шла в серединке. Но в Томске мы столкнулись с такими вещами, которые для нас были неприемлемы. Не хочу расшифровывать — и так, думаю, понятно, о чём речь.

— Хотя бы намекните.
— Летом играли в Ярославле с «Шинником», прямым конкурентом. Если проигрываем, спускаемся ближе к зоне вылета, и начинается нервяк. Мы на зубах вытащили тяжелейший матч! Думаем: ну всё, дальше будем прогрессировать. А в следующей игре с «Крыльями Советов» команду просто не узнать было! Вышли, «сгорели» 0:4. Ни характера, ничего! После матча до нас дошли определённые слухи. Мы с этим никогда не сталкивались и подумали, что, наверное, «Томь» может обойтись без нас. Наверное, ей нужны другие специалисты. И решили прекратить сотрудничество. Эта игра отбила у меня всё желание тренировать.

— Не погорячились?
— Думаю, мы допустили ошибку, покинув «Спартак». Нужно было продолжать спокойно работать в дубле, набираться опыта. А может, «Томь» была просто не нашей командой. Обожглись. Я не видел себя в таких командах. Не могу так работать. Возможно, в другом клубе всё сложилось бы иначе.

— Из победителей «Аякса» сейчас при команде только Ромащенко. Бузникин селекцией в «Краснодаре» заведует. Остальные — Филимонов, Ананко, Горлукович, Хлестов, Аленичев, Тихонов, Титов, Ширко, Кечинов — не востребованы в РПЛ ни в каком качестве. Почему так?
— Сложно сказать. А главными в РПЛ, получается, были только Аленичев и Тихонов? Я не знаю, какие у них дальнейшие планы, а мне лично есть чем гордиться.

— Поделитесь.
— Мой друг, бизнесмен из Череповца, всегда мечтал создать в своём городе футбольную школу. И в марте мы открыли там академию Кечинова. Построили большой спортивный объект: крытый манеж, два поля, планируем постелить ещё одно. У нас уже больше ста детей. Для меня большое удовольствие наблюдать, как ребятки за полгода спрогрессировали. На эти выходные снова поеду туда на турнир.

— Успели заработать футболом на безбедную жизнь?
— Нормально заработал, на жизнь хватает. Грех жаловаться.

— В спартаковские структуры не приглашали?
— После ухода из дубля — нет.

— В каком качестве могли бы пригодиться родному клубу?
— В любом. Если нужен буду, с удовольствием отзовусь.

— А из старых товарищей никто не бедствует?
— Все более или менее при деле. Кто-то, как Ширко, директор школы во Фрязине. Кто-то зарабатывает в качестве амбассадоров букмекерских компаний. Я тоже с удовольствием участвую во всех мероприятиях, связанных с футболом: награждения, встречи, автограф-сессии. Всё-таки футбол развивается, и не только на профессиональном уровне.

Валерий КечиновВалерий Кечинов. Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Если думать о ядерной войне, можно с ума сойти»

— Ваш земляк Андрей Пятницкий совсем ушёл в себя — годами на звонки не отвечает. С ним на связи?
— Давно не общались. Года три назад Андрей хотел пригласить меня помощником в фарм-клуб тульского «Арсенала». Но больше разговоров не было. Я знаю, что он ушёл из команды, но что с ним сейчас — даже не в курсе.

— А в родном Ташкенте давно не были?
— В 2019 году приезжали туда ветеранской сборной СССР на матч памяти погибшего «Пахтакора». Ташкент для меня родной, но он настолько изменился, что я вообще ничего не узнал, даже места детства. Видно, что город и страна прогрессируют.

— Родные там остались?
— Вообще никого.

— Почему так много россиян выбирают для релокации Узбекистан?
— Во-первых, люди сами по себе очень гостеприимные. Во-вторых, Узбекистан — это гастрономический рай: овощи, фрукты, хлеб, лепёшки, национальная кухня. Всё обалденно вкусно и вместе с тем недорого по сравнению с российскими ценами. Наконец, тепло. Очень комфортное место не только для русского — для любого человека. Знакомые, приятели детства рассказывают, что масса людей из России в последнее время приехала, и многие уже связывают с этой страной долгосрочные планы: хотят там работать, остаться жить дальше.

— Местные не жалуются на нашествие русских?
— Смеются: «Раньше россияне были недовольны таксистами из Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, которые плохо говорили по-русски и не знали город. А сейчас — наоборот. Скоро в Ташкенте появятся русские таксисты, которые не знают ни языка, ни город».

— У вас никогда не возникало желания вернуться?
— Я уже больше половины жизни в России, прикипел. В 20 или 25 лет ещё можно было бы задуматься, а в моём возрасте уже тяжело что-то менять.

— Как сохранить оптимизм, глядя на всё то, что творится вокруг?
— Я ко всему стал относиться спокойнее, везде искать позитив. Если постоянно думать о ядерной войне, можно с ума сойти. Я всё-таки думаю, что и у нас, и в Америке здравомыслящие люди сидят во власти. Не верю, что они пойдут на какие-то шаги, чтобы планеты не стало. Надеюсь, всё в конце концов будет хорошо — по-другому нельзя.

Источник: https://www.championat.com

Комментарии: