Абаскаль придумал небанальный гибрид, но сломил «Краснодар» только в большинстве

sports.ru 0 0 Автор: Александр Дорский - 24 июля 2022

Разбор Дорского.

1. После стартовой ничьей с «Факелом» (2:2) главный тренер «Краснодара» Александр Сторожук сделал три перестановки в старте. Вместо левого защитника Олега Исаенко, центрального защитника Егора Сорокина и центрального полузащитника Никиты Кривцова против «Спартака» вышли Сергей Волков, Сергей Бородин и Михайло Баняц, перешедший в «Краснодар» лишь на этой неделе.

«Мы были недовольны некоторыми игроками, поэтому пришли к выводу, что у нас есть также игроки, которые ничем не хуже», — объяснил Сторожук перед игрой.

Достаточно странное заявление, учитывая, что Кривцов получил травму еще в матче с «Факелом», а у Сорокина обострилась старая травма перед «Спартаком» (об этом Сторожук рассказал уже после игры). Оба не попали в заявку — то есть по спортивным причинам из старта выпал только Исаенко.

Это изменило позицию Сергея Петрова. Против «Факела» он стартовал на правом краю обороны, со «Спартаком» вышел на левом.

2. Гильермо Абаскаль сделал четыре изменения по сравнению с матчем против «Ахмата» (1:1). В старте против «Краснодара» не оказалось левого защитника Мачея Рыбуса (дисквалификация после удаления в Грозном), центрального полузащитника Наиля Умярова, Антона Зиньковского, игравшего на правом краю атаки, а также Шамара Николсона.

Их заменили Руслан Литвинов, Кристофер Мартинс, Виктор Мозес и Александр Соболев.

После объявления состава «Спартака» казалось, что москвичи снова сыграют 4−3-3 с Литвиновым, Мартинсом и Романом Зобниным в центре поля и Мозесом, Квинси Промесом и Соболевым в атаке.

Предматчевые ожидания не сбылись — структура «Спартака» оказалась гораздо сложнее. По сути, угадали только с ролью Даниила Денисова, который занял правый фланг обороны (в Грозном перешел туда из центра поля после удаления Рыбуса).

3. Определение системы «Спартака» — один из главных вопросов матча.

«Соперник играл хорошо, нужно отдать им должное. Мы оборонялись ниже, чем обычно», — сказал Абаскаль после победы. Достаточно глубокая оборона «Спартака» прослеживалась на нескольких отрезках матча (например, старт второго тайма и последние 15 минут), но самое большое территориальное преимущество у «Краснодара» было в стартовые 20 минут.

«Спартак» использовал гибрид, важнейшей деталью которого стал Мозес. При долгих позиционных атаках «Краснодара» москвичи переходили на классические 4−4-2, где Мозес закрывал правый фланг полузащиты, Зобнин — левый, а Мартинс и Литвинов составляли пару в середине поля.

Когда «Спартак» начинал атаку со своей половины, команда переходила на ромб: Литвинов оставался нижним опорным, Мозес перемещался на позицию десятки, Мартинс — правого центрального полузащитника. Более-менее в своей зоне оставался только Зобнин — левым центральным полузащитником, располагавшимся достаточно широко.

Конечно, из-за сложности структуры «Спартак» не всегда успевал перестраиваться после потери мяча — в первом тайме и при обороне Мозес ситуативно оказывался на позиции десятки.

4. «Я бы хотел отметить схожесть «Спартака» и «Краснодара». Они, как и мы, вытягивают соперника и любят прессинговать», — сказал Абаскаль после матча. Несмотря на довольно большие отрезки без мяча, идея «Спартака» при давлении на чужой половине была понятна.

В первую очередь за него отвечал Литвинов. Соболев и Промес разбирали центральных защитников «Краснодара» (при этом не оказывая реального давления, когда те были с мячом, а скорее мешая беспрепятственному протаскиванию мяча к центру поля), а Литвинов поднимался на чужую половину за опорником «Краснодара» Александром Черниковым.

Выдвижения Литвинова немного замедляли темп атак «Краснодара» за счет передач назад на Матвея Сафонова, но не приводили к высоким отборам «Спартака». В равных составах «Краснодар» лишь один раз потерял мяч на своей половине в результате игры Литвинова по Черникову, а также позиций Соболева, Промеса, Мозеса и Зобнина.

В остальном «Краснодар» находил выход через средние и длинные передачи. Например, Сафонов после передач назад трижды находил Олусегуна на левом фланге.

5. «Краснодар» освобождал левую сторону поля для Олусегуна и Сперцяна (он, конечно, чаще получал мяч в полуфланге) за счет интересной роли Сергея Петрова — он был ложным крайним защитником.

Петров почти всегда уходил в середину, когда «Краснодар» переходил с мячом на чужую половину через правый край, чуть реже — при самом начале позиционных атак. Это было похоже на то, что зимой 2022-го в «Краснодаре» наигрывал Даниэль Фарке.

Правда, против «Спартака» у Петрова была скорее вспомогательная роль — в равных составах он сам отдал только три передачи из центральной зоны. Зато так «Краснодар» мог выдергивать Мозеса ближе к середине и при своих позиционных атаках, освобождая зоны для Сперцяна и Олусегуна.

На второй тайм Петров не вышел, а после матча Сторожук рассказал, что замена Сергея на Рамиреса была запланировала еще до игры. Петрова беспокоит старое повреждение, Рамирес физически еще не готов на 90 минут.

Конечно, с выходом Рамиреса структура позиционной атаки «Краснодара» поменялась (не только из-за игры в меньшинстве) — Кристиан открывался и получал мяч на краю.

6. Одна из главных проблем «Спартака» в первой половине первого тайма — поздняя реакция при перестроениях и, как следствие, отсутствие компактности на своей половине.

«Краснодар» без особых проблем находил зоны между линиями — и в полуфлангах, и в середине. В полуфлангах мячи получали Сперцян (гораздо чаще) и Олусегун, игра через центр строилась за счет уходов Джона Кордобы в глубину.

Это совершенно не приводило к опасности у ворот Александра Селихова (в равных составах «Краснодар» нанес только один удар с игры из штрафной), но все равно создавало давление в трети «Спартака». О давлении на штрафную говорить тяжело — во-первых, передач в нее было немного (с игры — три), во-вторых, даже после точных передач между линиями «Краснодар» либо скатывался на фланг, либо отыгрывался назад (это больше касалось игры через Кордобу).

7. До удаления Черникова «Спартак» тоже был не очень опасен. Более того, при начале атак команда Абаскаля очень тормозила.

«Краснодар», как и «Спартак», не оказывал прямого давления на центральных защитников — Кордоба играл по Литвинову. Узкими позициями фланговых нападающих (Олусегун чаще оказывался слева, Ионов — справа) «Краснодар» освобождал фланги — например, при начале атак «Спартака» Даниил Денисов почти всегда оставался без соперника.

Мозес несколько раз показывал партнерам быстрее переводить мяч на Денисова, но «Спартак» очень редко пользовался диагоналями (или хотя бы забросами через игрока «Краснодара» — если говорить о Чернове, ближайшем центральном защитнике «Спартака» к Денисову). В равных составах Селихов отдал две верховых передачи на Денисова, Чернов сделал одну низом, Джикия вообще остался без диагоналей.

Медленное принятие решений с мячом и нежелание играть на свободного партнера дважды могло привести к большим проблемам для «Спартака». Сначала Кордоба пошел в прессинг до Селихова, и «Краснодар» отобрал мяч у чужой штрафной (но Кордоба нарушил правила), а затем Кордоба обокрал Руслана Литвинова после плохого паса Чернова, и хозяева выбежали 3-в-2.

К сожалению для «Краснодара», с мячом оказался Олусегун.

8. Олусегун — безусловно, самый яркий игрок «Краснодара» в первом тайме, а, возможно, и во всем матче.

5 успешных обводок из 7, разрыв на скорости практически любого игрока «Спартака», 2 перехвата, после которых Олусегун убегал на чужую половину — да, это запоминается.

Но примерно то же самое мы наблюдали и во второй части прошлого сезона. Олусегун очень инициативен, может уйти от соперника на развороте, обыграть на мелком пространстве — и после этого следует либо неточный пас, либо не слишком подготовленный удар.

Возможно, за полгода прогресс и есть, но пока он не очень заметен для человека, не наблюдающего каждый день за Олусегуном на тренировках.

9. При Сторожуке «Краснодар» почти всегда подает угловые. Весной из 37 попыток лишь четыре разыграли коротко, сразу подавали в последней контрольной игре перед стартом этого сезона с «Ростовом», а также с «Факелом».

Под «Спартак» «Краснодар» приготовил короткие розыгрыши с участием Баняца, Сперцяна и Олусегуна. Три угловых прошли подряд — дважды команда Сторожука использовала один и тот же розыгрыш, выводя Баняца на подачу сходу.

Это привело к не очень опасному удару Черникова, но получилось довольно интересно — в том числе из-за глобального отказа от розыгрышей угловых в 2022-м.

10. «До удаления мы контролировали игру, очень хорошо действовали. Мы превосходили «Спартак», уверен, коллега согласится со мной», — сказал Сторожук после матча.

Безусловно, до 37-й минуты «Краснодар» был инициативнее (60,4% владения, а в первые 20 минут — даже 70%), поэтому — ярче, но не острее. В равных составах краснодарцы нанесли 6 ударов, у «Спартака» — те же 6. Всего дважды «Краснодар» бил из штрафной — лишь раз с игры, Кордоба головой.

По касаниям в штрафной «Спартак» даже превзошел хозяев (10−6), но и у команды Абаскаля не было моментов до первого гола Зобнина.

Кажется, говоря о превосходстве, нужно давать контекст. Пытался ли «Краснодар» чаще позиционно атаковать? Точно да. Удалось ли выжать из этого хоть что-то? Нет. Был ли «Краснодар» опаснее в других фазах? Возможно, но совсем немного — за счет выхода 3-в-2. Он закончился гораздо менее опасным ударом, чем мог бы.

11. Еще одно странное высказывание Сторожука — о «Краснодаре» во втором тайме.

Сразу после удаления Черникова Сторожук заменил Кордобу на опорника Вячеслава Якимова. Так «Краснодар» фактически перешел на 4−3-2, где Ионов и Олусегун составляли первую оборонительную линию (когда «Спартак» переходил в долгое владение на чужой половине, Ионов садился ниже).

Сперцян ушел ближе к правому краю, Баняц занял место центрального полузащитника в тройке, а Якимов расположился немного левее. Сразу после перерыва все поменялось: Баняц и Сперцян вернулись к исходным полуфлангам, а Якимов получил очень широкую роль.

При развитии атак «Краснодара» Якимов становился третьим центральным защитником (поэтому Руслан Литвинов уже прессинговал не опорника, а, например, Баняца). Сторожук это признал: «Мы проигрывали, не хотелось перестраивать верх. Перешли на три защитника в развитие, через Якимова должна была идти смена направления. А так он играл опорного полузащитника».

Это очень спорная позиция. Якимов мог выдвигаться даже до чужой штрафной при прессинге (чем-то похоже на Руслана Литвинова у «Спартака»), но при переходах москвичей через центр поля часто садился на одну линию с Бородиным и Вячеславом Литвиновым.

При этом и линия атаки «Краснодара» менялась — Олусегун уходил налево, а в центре атаки появился вышедший вместо Ионова Ираклий Манелов. Правый защитник Сергей Волков, который в первом тайме играл только по Зобнину, начал выдергиваться в прессинг на левого защитника «Спартака» Хлусевича — и освобождать зону за спиной.

Совсем неясно, почему Сторожук не признал достаточно серьезные изменения во втором тайме. Есть две теории: либо Якимов опускался так низко по собственной инициативе, и тренер не хотел его публично критиковать, либо Сторожук не хочет в разговоре с медиа говорить о трех центральных защитниках применительно хотя бы к какой-то фазе оборонительной игры «Краснодара».

12. «Спартак» закончил матч за шесть минут второго тайма, после чего развлекался в контратаках.

Да, команда Абаскаля во втором тайме в большинстве уступила по владению (43,3%), нанесла всего на два удара больше (10−8), а Даниил Денисов не совсем справился 1-в-1 с Рамиресом, но глобально к тренеру вряд ли можно предъявить претензии.

Во-первых, и счет, и контекст (игра в неравных составах), и состав «Спартака» позволяли легко убегать к чужой штрафной. В классической быстрой атаке «Спартак» забил четвертый гол, в отрывах мог забивать еще минимум дважды — Промес и Соболев не реализовывали выходы 1-на-1.

13. У «Краснодара» не очень понятна ситуация с Якимовым, у «Спартака» — с ролью Мозеса при обороне во втором тайме. После перерыва Мозес уже гораздо чаще и при атаках «Краснодара» оставался десяткой — с Мартинсом и Денисовым на поле главное давление на штрафную Селихова оказывалось именно через тот край.

В целом ситуация не изменилась даже после замены Мартинса на Пруцева — именно Данил чаще закрывал правый фланг, когда «Краснодар» переводил туда свою атаку.

Учитывая, что Мозес доиграл матч до конца, скорее всего, гораздо более редкие переходы к 4−4-2 были установкой Абаскаля, связанной с удалением Черникова.

14. «Спартак» одержал заслуженную победу, на которую очень сильно повлияло удаление Черникова. До него игра была практически равной по моментам, но с территориальным преимуществом «Краснодара».

Два гола за шесть минут второго тайма закончили игру, но тут вряд ли можно говорить только о стечение обстоятельств. «Спартак» дважды разбил прессинг «Краснодара» средними передачами (во втором голе ее сделал Джикия, пас получился вертикальным, в третьем — Селихов во фланг на Денисова) и убежал к чужой штрафной.

Третий матч подряд Абаскаль показывает интересные идеи, но пока игры в РПЛ получаются слишком специфическими из-за удалений в первых таймах.

Действия «Краснодара» до 37-й минуты были понятны, но объяснения Сторожука немного напрягают — кажется, они не сильно совпадают с реальностью.

Источник: https://www.sports.ru

Комментарии: