Максимилиано Кофрие: «Удаления? Хочется побеждать даже в единоборствах!»

Bobsoccer.ru 71 0 Автор: Алик Александр Просветов - 28 января 2022

Бельгийский защитник «Спартака» Максимилиано Кофрие в интервью порталу Bobsoccer.ru рассказал о семье, своем пути в большой футбол и впечатлениях от России.

Максимилиано Кофрие пропустил несколько тренировок в первую неделю дубайского сбора, в том числе занятия в минувший понедельник, на которые были допущены журналисты. «Коронавирус?» Это первая мысль, приходящая в голову в наши дни.

— Была небольшая проблема с большеберцовой мышцей, поэтому по приезде в Дубай в тренировках взяли паузу, — развеял сомнения бельгиец. — Теперь все в порядке.

— Что думаете о тренировках Паоло Ваноли, нагрузках, которые дает тренер по физподготовке Джампьеро Ашанци?

— Я принял участие в нескольких тренировках. Они были интенсивными. Впрочем, ранее в «Сент-Трюйдене», где должность главного тренера занимает немецкий специалист Бернд Холлербах, я тоже столкнулся с весьма тяжелыми нагрузками.

Надеюсь, что с Ваноли мы проведем качественную подготовку, которая позволит хорошо сыграть во второй части сезона. «Спартаку» необходимо набрать темп.

Итальянские корни

— Ваше имя Максимилиано указывает на итальянское происхождение?

— Папа — франкоязычный бельгиец. А вот мама итальянка. Ее родители приехали в Бельгию после Второй мировой войны.

— Дедушка был, наверное, шахтером, «угольным мешком», как тогда называли итальянских рабочих в Бельгии?

— Именно. В районе города Монса у французской границы, где я живу, Ла-Лувьере, Шарлеруа очень много итальянцев.

Для справки: В послевоенное время Бельгия, нуждавшаяся в трудовых ресурсах для угольных шахт Валлонии, заключила с Италией договор о ввозе рабочей силы. За каждого рабочего она расплачивалась пятью тоннами угля. Отсюда и тогдашнее прозвище итальянцев — «угольные мешки».

— У ваших сыновей тоже ведь итальянские имена?

— Алензо и Илинзио (произношение на французский лад — Прим. Ред.). Старшему пять лет, младший же появился на свет 1 августа прошлого года.

— Ваша супруга, судя по фотографии в инстаграме, откровенно говоря, похожа на итальянку куда больше вас.

— Так, у нее оба родителя итальянского происхождения!

— Помнится, на Euro-2000 Бельгия и Италия попали в одну группу, и во время матча между ними в Брюсселе буквально полстадиона болело за «Скуадру Адзурру». 21 год спустя в аналогичном турнире две сборные сошлись в мюнхенском четвертьфинале. Испытали раздвоение личности?

— Прежде всего, я получал удовольствие от показанного футбола.

— Но в бельгийской команде у вас наверняка есть знакомые?

— Конечно. Ведь я был воспитанником «Андерлехта» и «Стандарда», двух ведущих клубов страны, выступал за юношеские сборные, молодежку. В «Андерлехте», например, в течение четырех лет играл в одной команде с Юри Тилемансом.

— Значит, Бельгия для вас все-таки ближе?

— Конечно. Предпочел бы, чтобы она встретилась с Италией уже в финале. В итоге же был рад, что чемпионом стала Италия, футбол которой мне очень понравился.

Футбольная династия

— Насколько мне известно, у вас футбольная семья. Отец ведь тоже был футболистом, не так ли?

— Папа играл в третьем дивизионе, потом попал в ДТП и был вынужден прекратить занятия футболом. Работал тренером.

— Вас не тренировал?

— Никогда. Заниматься футболом нас с братом никто не заставлял. Но в доме постоянно говорили о футболе, вот мы им и увлеклись.

Брату Алессио 20 лет. Он играет за клуб «Фран Борен» из городка Буссю, что под Монсом. Это Бельгийский первый любительский дивизион, третий по уровню эшелон в стране.

— Несмотря на название, это ведь полупрофессиональная лига?

— Да. Алессио кое-что зарабатывает футболом и параллельно учится в университете на преподавателя физкультуры.

Еще есть сводные брат и сестра, с которыми у нас общий отец. Притом их мать тоже итальянка. Так вот, брат, которого зовут Фабрицио, играл в высшем дивизионе за «Мукрон».

— А ваш кузен, Селим Амалла, — полузащитник льежского «Стандарда» и сборной Марокко?

— Только он не двоюродный брат, а троюродный. Наши матери кузины. Мы вместе обучались футболу. Немного совпали по времени в школе «Монса», а потом вместе занимались четыре года в школе «Андерлехта». Наши отцы в течение трех лет поочередно возили нас на автомобиле из Монса в Брюссель. Это час дороги в одну сторону. Забирали после уроков и дожидались окончания тренировки. А на четвертый год мы поступили в интернат.

— Играли за одну команду?

— Нет, за разные. Команды составляли по годам рождения. Селим лишь на три месяца старше, но он родился в 1996 году, а я в 1997-м.

В матче с «Наполи» спас фолом команду от гола

— Вашему трансферу из «Сент-Трюйдена» в «Спартак» удивились не только в России, но и в Бельгии. Отыскал на этот счет несколько заметок в бельгийских СМИ. А лично для вас стал ли сюрпризом интерес со стороны московского клуба?

— Да. Не ожидал трансфера после лишь одного сезона в «Сент-Трюйдене». Но «Спартак» проявил ко мне интерес, и это был прекрасный вариант.

— Всегда играли в центре защиты?

— В юношеской команде «Андерлехта», которая использовала схему 3−4-3, часто располагался на позиции опорного полузащитника перед линией обороны. А после того, как в 15 лет перебрался в «Стандард», все время был защитником.

— В системе с тремя оборонцами?

— В «Беверене», где был до «Сент-Трюйдена», довелось играть с четырьмя защитниками. При этом я располагался в центре. В «Сент-Трюйдене» при пяти защитниках играл правого центрального. Несколько матчей провел на позиции крайнего правого защитника, но мое место все-таки в центре.

— На ваш собственный взгляд, в чем ваши козыри, как игрока, и над чем надо поработать?

— Думаю, что моя сильная сторона — агрессивность в борьбе в хорошем смысле этого слова. При этом я весьма спокоен и сдержан. А улучшать надо буквально всё.

— В том числе умение выбрать позицию?

— Когда я оказывался на правом фланге, то это был тактический выбор тренера. Но для меня крайний защитник — новая позиция. Хотя, конечно, нужно работать над тем, чтобы не допускать на ней ошибок.

— Три удаления в 14 матчах, считая четыре игры в Лиге Европы. Согласитесь, многовато.

— Безусловно. В матче с «Наполи» я мог избежать первой желтой карточки. Что касается второй, то полагаю, фол был необходим, потому что Осимхен убегал к воротам и получал явную возможность забить гол. Можно сказать, я пожертвовал собой ради команды. А вот два удаления в чемпионате были необязательными. Особенно в матче с «Сочи».

— Во встрече с «Зенитом», допустим, произошел коллективный провал, а вот красная карточка в Сочи показалась лишней. Тем более, что она не позволит вам принять участие в предстоящем дерби с ЦСКА.

— Мне всегда хочется побеждать, в том числе в единоборствах. Пусть уже заканчивалось компенсированное время, старался не допустить третьего пропущенного гола. К тому же соперник усилил красивым падением впечатление. Так или иначе, таких моментов надо избегать, а на ошибках учатся.

— Вас после матча не упрекали?

— Нет. Это игровой эпизод, но очень жаль, что пропущу дерби.

— В целом удовлетворены осенним отрезком сезона в «Спартаке»?
— C одной стороны было супервыступление в Лиге Европы. С другой, наше положение в российском чемпионате весьма сложное, и оно никак не может вызывать удовлетворение. «Спартак» должен быть намного выше, чем находится в турнирной таблице сейчас.

— Матчи с «Наполи», «Лестером» и «Легией» — наверняка особая страница в вашей карьере?
— Конечно. Да и для клуба, думаю, выход в 1/8 финала — историческое событие. Но ни игроки, ни тренерский состав не собираются на этом останавливаться. Мы достигли 1/8 финала не для того, чтобы вылететь. Надеюсь, пройдем намного дальше.

— Что, на ваш взгляд, помешало «Спартаку» убедительнее выступить в чемпионате?
— Мне трудно об этом судить. Я влился в команду, когда позади было шесть туров. Причем в них «Спартак» понес очковые потери, которые не должен был допускать. Но, если будем играть в чемпионате с теми желанием и страстью, которые присутствовали в матчах Лиги Европы, сможем добиться хороших результатов.

— Не могли бы сравнить чемпионаты России и Бельгии?
— На родине я играл за команды, которые были вынуждены в основном терпеть и обороняться. А против «Спартака», наоборот, соперники часто выходят с задачей в первую очередь отстоять свои ворота. Как следствие, он много владеет мячом. Для меня это серьезное изменение.

— В Бельгии забивают больше голов. Средняя результативность в двух предыдущих сезонах составила 3,01 и 2,99 мяча за матч. В России соответственно 2,43 и 2,65. И это при том, что в прошлом чемпионате участвовал обанкротившийся «Тамбов», пропустивший 65 голов.
— Вы привели статистику — и теперь я ее знаю. Хотя казалось, что результативность примерно одинаковая. В России все-таки выше темп игры. Но есть и похожести. В обоих турнирах много единоборств.

— Так, вам же это подходит! Как раз в единоборствах вы мастак.
— Да. Люблю выдвигаться вперед и надеюсь, что вторую часть сезона «Спартак» начнет наилучшим образом, что позволит обрести уверенность и больше атаковать.

— Наверняка, в адаптации вам помог Самюэль Жиго?
— Мы говорим на одном языке, но другие тоже оказывали помощь как в игре, так и за пределами поля.

Москва — современный и безопасный город

— Прочитал в бельгийской прессе, что вы хотели подыскать в Москве дом, но столкнулись с тем, что это практически невозможно в границах города. Как решили вопрос?
— Пришел к выводу, что проще снять квартиру. Живем в 20 минутах езды от стадиона «Спартака».

— Сами водите машину?
— Нет, у меня шофер. Все-таки трафик в Москве значительно отличается от того, к чему мы привыкли в Бельгии. Предпочитаю по дороге расслабиться и отдохнуть, чем быть в постоянном напряжении.

— Что из того, что вы слышали или читали о России у себя в стране, подтвердилось, а что нет?
— В Бельгии, как и во Франции, у России создана «репутация», не имеющая ничего общего с действительностью. Я смог убедиться, что Россия — прекрасная страна. Впечатляет Москва, современный город, в котором безопасно. Уровень преступности далеко не тот, что был в 90-е годы или в начале 2000-х. По моим ощущениям, он практически равен нулю.

— Право, вы все-таки преувеличиваете…
— Во всяком случае, этот уровень весьма низок и никак не соответствует тому образу города, который рисуют у нас. А отдельные неприятные истории случаются во всех больших городах. В Брюсселе, возможно, их в среднем даже больше.

— Вы посетили ряд других российских городов: Грозный, Санкт-Петербург, Краснодар, Уфу, Сочи. Как впечатление?
— «Посетил» — громко сказано. Из аэропорта едем в отель, на следующий день матч — и пора обратно. Так что город толком не посмотришь. Хотя мне известно, что Санкт-Петербург и Сочи красивы. Хотел бы в них побывать без привязки к матчам.

— Как чувствует себя в Москве ваша семья?
— Она приехала в середине сентября. Поначалу жена испытывала некоторое беспокойство, учитывая репутацию в кавычках, о которой я говорил. Но она быстро убедилась, что на самом деле все по-другому. Ее вполне все устраивает. Сейчас же на зиму семья уехала на родину.

— Где ваш дом в Бельгии?
— В районе Монса. Старший сын посещал в соседнем Буссю школу «Фран Борен», того самого клуба, за который играет мой брат, ходил и в секцию мини-футбола, но пока он, понятно, просто возится с мячом. В связи с переездом эти занятия прекратились. Посмотрим, что будет дальше.

— Вашему второму сыну, еще грудному ребенку, требуется медицинский контроль. Как решали этот вопрос?
— Помогли партнеры по команде, которые знают врачей, обслуживающих иностранцев: Понсе, Промес, Хендрикс, Ларссон. Как-то малыш заболел, и мне тотчас дали контакт педиатра, который может приехать на дом и знает английский язык.

Собираюсь брать уроки русского языка

— А какими языками владеете вы?
— Французским и английским. Итальянским немного. Не столько говорю, сколько понимаю. Некуда было деваться. Моя бабушка так и не выучила как следует французский. Она, как и в моем случае с итальянским, язык понимает, а изъясняется на нем плоховато.

— А фламандский?
— О нет! Слишком сложно.

— И это при том, что вы играли в «Беверене», команде из Восточной Фландрии, потом были в «Сент-Трюйдене»?
— Там все изъяснялись на английском, тем более, что в составах хватало иностранцев.

— В Антверпене, где довелось побывать, продавцы и официанты не понимали толком французского, предпочитая ему английский.
— Вообще-то фламандцы чаще знают французский, чем валлоны — фламандский.

— Не намерены освоить русский?
— Постараюсь. Пока устраивался, было некогда им заняться, но во второй части сезона собираюсь брать уроки.

Источник: https://bobsoccer.ru

Комментарии: