«Сидеть в запасе только из любви к «Спартаку» не согласен». Илья Кутепов — о Витории, зарплате и вере в себя

Sport24 17 0 Автор: Александр Муйжнек, Андрей Бабич - 2 декабря 2021

Три матча в РПЛ, из них всего один осенью, плюс пара минут в Лестере — так складывается этот сезон у Ильи Кутепова. Четыре года назад он брал со «Спартаком» золото, в 2018-м играл на ЧМ-2018 рядом с Игнашевичем и Кудряшовым, а теперь не вылезает из запаса у Руя Витории.

В ноябре Кутепов экстренно — и довольно убедительно — вышел в дерби с «Локомотивом», но потом вернулся на скамейку, а выходит разве что за «Спартак-2». Александр Муйжнек и Андрей Бабич в интервью для Sport24 узнали у Кутепова, как до этого дошло и что ужасного в роли запасного, почему он не ушел из «Спартака» раньше и уйдет ли теперь.

«В «Спартаке-2» дискомфорта вообще ноль. В ФНЛ тоже надо выкладываться»

— Как узнал, что сыграешь с «Локо»?

— За пять минут до начала. Наш доктор сделал невероятный рывок через все поле в разминочную зону. Уже по этому движению понял, что он ко мне бежит. Доктор сказал: «Давай бегом переодевайся. Жиго не может играть, болит нога».

Хорошо, что это случилось не на первых минутах игры, а на разминке. Мы не потеряли замену — понимаем её цену в таких матчах, как с «Локо»: было и удаление, и мы уступали по ходу.

— Была ли твоя позиционная ошибка в моменте с голом Керка? Или это вина Джикии, Айртона, Литвинова?

— С моей стороны никакой позиционной ошибки не было. Я сместился в правую зону, куда могла пойти передача за спину правому защитнику, чтобы подстраховать его. Сделал все, что мог.

https://www.instagram.com/p/CV-1k9HKH_n/?utm_source=ig_embed&ig_rid=98789352−81f3−4653−9835-fbaa28560349

Исполнение передачи, движение нападающего просто великолепны. Все вовремя, как надо — Камано вложил мяч точно в ногу Керку, вопросов даже быть не может.

— С трибуны показалось, что ты был одним из лучших на поле. Каково вот так выходить без практики?

— Для этого я и просился играть за «Спартак-2» — чтобы поддерживать тонус, не выпадать из ритма. Понятно, что скорости и уровень в ФНЛ другие, но матчи тоже хорошие. Это сильно помогло с «Локомотивом».

— Тебя вообще ничего не смущало, когда просился туда? Только что рубился за Лигу чемпионов, а тут опускаешься в ФНЛ.

— Абсолютно ничего не смущало. Я понимаю, что это нужно для дальнейшего развития. И как оказалось, я был прав — эти матчи помогают держать себя в форме. В ответственный момент вышел и сыграл.

Обсуждали с Гапоновым и Ещенко, что, если будет возможность, сыграем за «Спартак-2». Все согласились: «Давай, отличная идея». Сделали бы это и раньше, но матчи основной команды шли через два дня на третий.

— В ноябре ты на выходных бегал в «Сокольниках», а через пару дней выходил в Лестере.

— Хороший контраст. Но дискомфорта вообще ноль. Даже за «Спартак-2» нельзя играть вполноги. В ФНЛ тоже надо выкладываться.

— Как ты не растерял взаимодействие с партнерами по основе?

— Мы тренируемся вместе, а там много игровых упражнений в различных сочетаниях. Связи не теряются. Мне комфортно и с Джикией, и с Жиго, и с Кофрие. Макс понял, как играет наша команда, ребята тоже подстроились под его стиль.

— Ты назвал себя специалистом по дерби: когда выходишь, «Спартак» не проигрывает.

— Одно дерби я все-таки проиграл — с «Динамо» в 2018-м. Мне стало интересно, начал считать. Десять, одиннадцать — а дальше сбился, меня отвлекли. Много их было, особенно запомнил победу над ЦСКА в 2017-м — у них тогда еще Игнашевич играл, и вообще хороший состав был. Мы их 3:0 хлопнули, классное дерби.

Разговаривал с Виторией о критике на пресс-конференции: «Считаю, засаживать так своих игроков публично нельзя»

— Почему этой осенью ты играешь еще меньше, чем прошлой?

— Это решение тренера. Он выбрал стартовый состав, на который делает ставку. Тут я не могу ничего изменить. Тренируюсь, работаю на сто процентов. Матч с «Локомотивом» показал, что я в форме. И я открыт для общения.

— Но, как понимаем, позже ты все равно попросил Руя еще раз выйти за «Спартак-2».

— Да, но у нас это устроено по-другому. Мы не пересекаемся: тренерский штаб уезжает готовить тренировку, а мы находимся в раздевалке. Общаемся через администратора — говорю: «Василий Владимирович [Козловцев, начальник команды], узнайте, пожалуйста. Хочу сыграть за «Спартак-2». Личных контактов с главным тренером нет.

https://www.instagram.com/p/CWD9lYVgi3Y/

— «Да, в резерве есть Гапонов и Кутепов, но вы видели, как они тренируются?» Твоя версия: о чем это Витория? Может, перевели его опять не так?

— Общался с Руем по поводу этой ситуации. Неприятный момент. Это, скажем так, обесценивание профессиональных навыков игроков. Причем публично, в открытом виде. Не знаю, правильно его перевели или нет, но я потом подошел и спросил: «Как мы будем это решать?»

Тренер сказал, что его не так поняли, и он не это имел в виду. У меня был единственный вопрос: «Будете ли вы что-то делать в сложившейся ситуации? Это мы с вами решили, что вас не так поняли, но люди об этом не знают».

— Ты хотел, чтобы Руй публично извинился?

— Я не просил извинений, они мне не нужны. Можно было сказать публике: не так перевели, не так поняли. Дать понять, что ребята тренируются хорошо, все в порядке. Для этого есть все возможности. Считаю, засаживать так своих игроков публично нельзя.

— Это первый случай такого недопонимания с Виторией?

— Да. Повторю, личных бесед с ним не было.

— Литвинов рассказывал Sport24, что Витория перед матчем с ЦСКА подходил к нему лично, приводил примеры Диаша и Феликса.

— Литвинов дебютировал в старте на позиции центрального полузащитника в дерби. Иногда даже не имеет значения, что сказать, но молодому игроку важно ощущать доверие и поддержку. Тренер не мог этого не сделать.

— Ребров закончил карьеру и стал связующим между командой и штабом. Возможно через него обратиться к Витории?

— Нет, такие вопросы не к нему. Артем решает все, что касается технических моментов.

«Думаю, если бы перед «Локомотивом» Рассказов был в строю, Витория выпустил бы его»

— Давай тогда расскажем, как ты тренируешься. Может, у тебя падала мотивация, ты не дорабатывал, ходил хмурый?

— Ни с кем и никогда у меня не было конфликтов и внештатных ситуаций. Ни одного опоздания, ни одного пропуска тренировки. Могу заручиться словами каждого человека в команде, начиная от медицинского стафа и администрации и заканчивая любым футболистом. Подойдите и спросите, как я тренируюсь.

Приезжаю раньше всех. Моя тренировка начинается примерно за 40 минут до начала основной — провожу это время в зале. После занятия работаю еще примерно час, как и многие ребята. В основном это улучшение физической формы, но все зависит от графика — понятно, что за день до игры ты не будешь делать силовые упражнения. Итого три с половиной-четыре часа.

— Наша гипотеза: у «Спартака» высокая оборона, для которой требуются высокие скоростные данные. У тебя такие есть?

— Не как у Айртона, конечно, не электричка. Но вполне достаточно для высокой линии. И потом, игра защитника — это не только скорость, это совокупность многих качеств.

— Какие требования предъявляет Витория?

— Никаких особенных, все стандартно. Игра не перестроилась — мы даже вернулись к схеме, по которой играли при Тедеско.

— Позиция центрального в тройке — самая комфортная для тебя при игре в пять защитников?

— Наверное, да. Видишь все поле, страхуешь партнеров справа и слева, читаешь игру. Мне это нравится. Но на любой позиции в центре сыграл бы без проблем.

— Руй пробует на место центрального защитника Рассказова — чем, по-твоему, он его привлекает? Не скоростью?

— Я не знаю, это скорее к тренеру вопрос.

— Из запаса переживать поражения тяжелее, чем на поле?

— Конечно, сто процентов. На скамейке ужасно сидеть. Переживаешь в два раза больше, чем игроки на поле, потому что ты бессилен и ничего не можешь сделать. Некоторые матчи просто невыносимы. С «Зенитом» у меня нет объяснения тому, что произошло. Но это уже история — прожили и не оборачиваемся.

— Когда видишь провалы Рассказова или Кофрие, что внутри? «Почему не я на вашем месте»?

— Я профессионал, должен выполнять требования тренера. Руй знает, что делает, и несет ответственность за свои решения. Есть моменты, которые удивляют — об этом и говорю, раз разговор честный. По сути, у меня нет шансов, чтобы показать себя, кроме стечения обстоятельств.

— Как думаешь, если бы перед «Локомотивом» Рассказов был в строю, все равно вместо Жиго выпустили бы тебя?

— Думаю, его.

— Как Рассказов воспринимает хейт в его адрес?

— Коля знает: критика всегда была, есть и будет. Тут два варианта: либо это сломает его, либо закалит. На тренировках видно, если человек витает где-то. У Рассказова такого нет: работает и выкладывается. У нас с ним нормальные отношения, дружеские.

— А как у Максименко?

— Тоже хорошо общаемся. Как и Коля, он спокойно относится к критике. Кто-то быстрее это переживает, а кто-то дольше. В «Спартаке» есть те, кто загоняются, но называть их не буду.

— Говорят, Виторию скоро может заменить Паоло Ваноли. Что-то слышал о нем?

— Нет, ничего.

«При Тедеско были моменты, когда я реально кипел. Намного больше, чем сейчас»

— В запасе сидеть ужасно. А тренироваться? Когда знаешь, что Витории все равно ничего не докажешь.

— Бывают, конечно, психологически тяжело. Работаешь, а результата нет. Помогает литература на эту тему. Нужно перетерпеть, переждать — и все встанет на свои места. Это реально работает, проверено не раз.

— Что из последнего прочитанного помогло?

— Закончил две книжки: «Разум чемпионов» и «Возвращение чемпионов» Джима Афремова. Он доктор медицинских наук, спортивный психолог. Написал две книги — небольшие, но очень полезные и содержательные. Всё понятно и доступно.

— Сколько вообще литературы осиливаешь?

— Нет задачи взять книгу и прочитать ее за две недели. Зависит от настроения, от времени. Удобнее всего на заездах, выездах — сел в самолет и открыл книжку. А в домашней атмосфере тяжелее: дети, заботы. Могу еще на стадионе почитать — пока идут процедуры.

— Что из Афремова применил на практике?

— Многие моменты до этого знал, но не применял. Один из моих любимых — не останавливаться. Что-то делаешь-делаешь, и вроде результата нет. В этот момент главное — просто продолжать. Иначе все твои усилия бесполезны.

— Звучит слишком просто. Как не останавливаться-то?

— Просто не останавливаться и делать дальше.

— А как не потерять веру в себя?

— Да, это сложно сделать. Но есть история: на каменоломне человек бьет по камню. Бьет сто раз, а он ни в какую. На сто первый камень ломается пополам. Это от сто первого удара или от сотни до этого? Вот вам ответ.

— Периодами ты не играл и у Тедеско. Там воспринимал положение иначе?

— Да, по-другому. Тренер общался, давал играть — если какая-то замена, то он сразу: «Давай, вперед на поле». Было понятно: есть тройка защитников, на которую он рассчитывает, и если что-то не так, то я готов выйти.

Тогда были моменты, когда я реально кипел. Намного больше, чем сейчас. Я не показывал этого — любой игрок подтвердит, но внутри кипел.

— Какими ты теперь вспоминаешь отношения с Тедеско? Они сложились или нет?

— Стартовый состав — это его выбор, он выстраивал команду так, как хотел. У него была своя стратегия. Доменико дал «Спартаку» второе место — это хороший результат.

Спокойно воспринял сливы о зарплате. Реальные цифры — примерно на 30 процентов меньше

— В апреле Black Mirror назвал зарплаты игроков «Спартака». Якобы твоя — 2,3 миллиона евро или 184 миллиона рублей в год. Как в команде отреагировали на этот слив?

— У всех он вызвал большой интерес. Я воспринял абсолютно спокойно. Хочется людям обсуждать чужие деньги — пусть. Вопрос только в том, что это неправда. Моя зарплата меньше, чем там заявлено.

— Во сколько раз? В два, полтора?

— Примерно на 30 процентов.

— Действующий на сегодня контракт ты подписал в 2018-м. Он на тебя повлиял в негативном смысле — испортил, снизил мотивацию?

— Нет, для меня деньги никогда не стояли на первом месте, и не было приоритетом подписать контракт с огромной зарплатой. Важнее всего играть — так было и есть сейчас. Всегда вспоминаю, как лет в 14−15 получал зарплату десять тысяч рублей, пять из которых каждый месяц отправлял маме.

https://www.instagram.com/p/CRGrcNfD96/

— Про тебя говорят: получает 2,3 миллиона, но бегает в «Спартаке-2», хотя мог бы уйти в аренду, бросить себе вызов. Это было возможно?

— Я два года говорил об этом с руководством, просил. Разговаривал со всеми спортивными директорами. Все знают, что в прошлом сезоне и с «Краснодаром» общались, и «Динамо» фигурировало. Но потом был матч с «Рубином», в котором меня признали лучшим игроком. После него сказали: все, Кутепов не продается.

— С «Краснодаром» и «Динамо» ведь шли переговоры о трансфере?

— Насколько я знаю, с «Краснодаром» — да. Меня этот вариант устраивал, я хотел играть. Если клуб хочет тебя купить, значит, ты ему нужен в основном составе.

— С «Динамо» тоже было близко?

— С «Краснодаром» ближе.

— Почему зимой тебя не отпустили в аренду в «Астану»?

— Не договорились. Был личный звонок от Андрея Тихонова — я ответил, что готов. Но, насколько я знаю, официального запроса в клуб не поступало.

— Еще было из Турции предложение?

— Да, из Газиантепа, но до конкретики не дошло. Я в этом не участвовал, в основном агент.

— Этим летом ты мог уйти из «Спартака»?

— В «Спартак» пришел новый тренер. Была надежда на то, что буду играть. Поэтому особо на сторону не смотрел, хотелось доказать здесь. Но разговор с руководством все равно был, мне сказали: «Мы на тебя рассчитываем, ты нужен команде».

https://www.instagram.com/p/CV_S39LsSOf/

В это трансферное окно опять будем что-то решать с агентом. Зимой я открыт для предложений.

— К предложениям о новом контракте со «Спартаком» тоже?

— Ко всем. Но сейчас переговоров с клубом нет.

— Для тебя это не странно, если нынешний контракт истекает летом?

— Наверное, это больше вопрос к руководству.

— Почему тебя не отпускали раньше?

— Не могу быть уверенным на сто процентов. Предполагаю, чтобы иметь в запасе игрока, который в нужный момент готов заменить кого-то из основного состава.

«Считаю, на зарплату в первую очередь влияет качество футболиста, а не паспорт»

— Ты рассказывал про стажировку в Голландии, куда ездил из академии Коноплева: «От нас ждали не результатов, а ярких действий. Например, если бы я последним стал обыгрывать нападающего между, никто не был бы против — наоборот, оценили бы». В России не так?

— У нас с самого детства забивают голову тем, чтобы не ошибались. Иначе начинают ругать. И у меня были такие тренеры в карьере. В Голландии все по-другому. Полная свобода действий, карт-бланш. Ты не загнан в рамки — лишь бы только не наорали.

— Это та проблема, о которой говорил Карпин после Хорватии? Вряд ли же эти страхи проявляются только в главной сборной.

— Вполне возможно. Будем откровенны, у нас не выстроена система детских школ. Понятно, в Москве есть академии «Спартака», «Динамо», ЦСКА. А если выехать на периферию — какая там система? «Краснодар» если только.

Я не про то, что не нужно отменять лимит. Но важен комплексный подход, начиная с детских школ. Чтобы уже там закладывались футбольные знания и техника, чтобы дети росли и постепенно становились сильнее, чем наше поколение в их возрасте. Тогда через какое-то время мы получим результат.

Брать опыт из-за границы, поднимать зарплаты детским тренерам. Где-то в провинции тренер работает за семь тысяч рублей. Разве за эти деньги он сможет вкладывать в ребят максимум? Нет, конечно.

— Про лимит: отменять его не надо?

— Может, и нужно. Но еще раз, дело не только в этом. В других странах есть лимит, и это не создает им проблем. Мы же с вами про сборную говорили — что для нее поменяется? За год все вдруг начнут расти, а через год получим команду, которая будет всех рвать и метать? Сомневаюсь.

— Логика такая: российские игроки сейчас получают миллионы евро только потому, что есть паспорт.

— Ну да, выгоднее привезти легионера и платить ему столько же. При этом не факт, что он будет сильнее. Считаю, на зарплату в первую очередь влияет качество футболиста. Если ты хороший игрок, ты будешь востребован вне зависимости от паспорта.

«Горжусь званием ЗМС. На чемпионате мира мы не просто так сделали свою работу»

— В стыковых матчах за выход на ЧМ 2022 мы сыграем с Польшей, второй возможный соперник — Чехия или Швеция. Ни одной топ-сборной — это хорошо?

— Конечно. Если наша команда выйдет на чемпионат мира, еще будет возможность проявить себя на уровне лучших сборных. Большой плюс в том, что мы играем дома. Нужно проходить стыковые матчи и ехать в Катар.

— Какие у тебя впечатления от сборной при Карпине?

— Ребята довольно хорошо шли в группе, на первом месте, даже с отрывом в два очка. Но это футбол. Матч с Хорватией сложился не в нашу пользу.

— 81-я минута, Кудряшов срезает в свои ворота. Как ты, защитник, на это смотрел?

— Федя — крепкий парень в плане психологии. Было не что жалко, а обидно за него. В такой момент мяч так отскочил — и не на угловой, а именно в угол ворот.

— Если бы у тебя в этот момент свело заднюю, ты бы упал, требовал паузы?

— Сейчас можно много об этом говорить, но результат уже есть. Кто знает, как бы все получилось, если Федя упал и лежал, а судья не остановил игру. Пошла бы подача, игрок на дальней штанге замкнул — и все. Я бы, наверное, тоже продолжил игру — такой матч, десять минут оставалось.

— Хорват или португалец на месте Кудряшова поступил бы так же?

— Они бы всей командой свалились, ха-ха. В России так исторически сложилось: мы привыкли бороться, не сдаваться. Давайте откровенно, у нас такое везде, даже в тренировочном процессе. Когда у иностранцев микроповреждения, они устраивают танцы с бубном: не могу тренироваться, все болит. А ты приходишь, что-то тянет — да пофигу, пойду тренироваться дальше. Пока не оторвется мышца.

— Такая жертвенность — это правильно?

— Не всегда это на пользу идет, но в нас это заложено. Пока ноги не откажут, будешь терпеть.

— Ты симулировал когда-нибудь? Делал вид в концовке, что мышцы забило?

— Ни разу. Если тебя ничего не беспокоит, лучше спокойно доиграть, чем вот эти падения.

— Соболева на тренировках подкалывают за нырки?

— Да уже все привыкли, ха-ха. Он же нападающий, ему надо это где-то отрабатывать.

— Вы с Кудряшовым давно знакомы, общались после Хорватии?

— Нет. В такие моменты сообщения «Да все нормально, не расстраивайся» еще больше давят. Федю есть, кому поддержать: семья, дети, родители.

— А тебя хейт когда-то выводил из равновесия?

— Если только в начале карьеры, когда еще зеленый был. Сейчас абсолютно спокойно к этому отношусь. Пусть говорят, что вздумается.

— Когда пишут по поводу звания заслуженного мастера спорта, тебя это задевает?

— Нет. Честно: горжусь этим званием. На чемпионате мира мы не просто так сделали свою работу. Когда-то в Ставрополе я пинал мяч в кедах за 150 рублей и не мог подумать, что в моей жизни всё это будет. Вот почему для меня это важно, а не из-за значка ЗМС.

— Еще нам попадался троллинг про прическу. Сколько времени на нее уходит?

— Удивляет, почему всех так интересует моя прическа. Утром «тьфу» (проводит ладонью от лба к затылку) — и все, пошел. Встаю, умываюсь, причесываюсь и вперед. После тренировки мою голову, сушу волосы и максимум две минуты на укладку. Не сложнее, чем кому-то просто расчесаться. К барберу хожу раз в три недели, не чаще.

— С хвостом было тяжелее?

— Наоборот, еще проще. Там десять секунд уходило.

— А какие у тебя отношения с зарядом «наш бог Илья Кутепов»?

— Давно уже не слышал. А так на будильнике стоит, ха-ха. Шучу.

— Не все твои шутки пролезут в текст, но их прямо много.

— Жена говорит, что у меня острое чувство юмора: «Ты можешь пошутить, а люди обидятся. Не поймут, что это шутка». А я такой: «Да ну, нет!»

— Какой-то стендап смотришь или откуда это?

— Нет, телевизор вообще не смотрю. Стендап? Ну да, сижу с блокнотиком и записываю шутки, ха-ха. Не знаю, просто склад ума такой. Люблю пошутить.

«Игровое время — первое условие, если «Спартак» предложит новый контракт»

— Что тебя мотивирует?

— Самореализация. Хочу играть и прогрессировать на высоком уровне. Вернуться в сборную? Если я буду играть в клубе, почему нет. Получать вызов в сборную своей страны, помогать ей — это стремление каждого спортсмена, и оно никогда не заканчивается.

— А титулы для тебя важны?

— Конечно. Это подтверждение того, что ты движешься в правильном направлении. Это же круто.

— Литвинов еще верит в чемпионство «Спартака» в этом году.

— Прошел только экватор. Возможно все.

— Ты говорил, что «Спартак» навсегда в твоем сердце. Тебе важно остаться в родном клубе, который столько дал?

— Мной движет в первую очередь желание играть. «Спартак» — великий клуб, это, безусловно, так. Первый в моей карьере, и это навсегда оставит отпечаток. Но сидеть здесь на скамейке только потому, что я люблю «Спартак», я не согласен. При всем уважении — мне нужно играть.

— Представим, что «Спартак» выходит к тебе с предложением. Каким оно должно быть?

— Нужно понимать, в каком статусе я буду в «Спартаке». Если игрока запаса, то простите, на это не готов. Хватит, ну, куда еще? В прошлом сезоне мы с агентом бились за то, чтобы уйти и играть. Не получилось. Мотивация клуба понятна, но меня эта ситуация не устраивает.

— Есть ли клуб, в который ты не пойдешь ни при каких условиях?

— Нет такого. Это моя карьера. Если меня зовут играть — я пойду играть. ЦСКА, Зенит — неважно. Не к тому, что я хочу насолить или отомстить «Спартаку». Когда ты играешь, и тебе предлагают перейти к принципиальному сопернику — это одно дело. А если ты на скамейке, и есть другой вариант, ты же не будешь думать: «Я спартач, я здесь посижу».

— Еще хочешь уехать за границу?

— Ничего не исключаю. Если появятся варианты, почему нет. Я хочу играть. Европа — это хороший опыт.

— Ты же понимаешь, что ради Европы придется пойти на жертвы?

— Так всегда. Это нормальная ситуация: чтобы расти, нужно что-то менять, выходить из зоны комфорта. Иногда это больно, но надо. Я к этому готов.

— Если завтра «Спартак» выйдет с предложением, первое, о чем ты будешь говорить — игровое время?

— Конечно, это будет первое условие. Это приоритет для меня.

— А если тебе скажут уменьшить зарплату?

— Уменьшим, нет проблем. Если вопрос с игровой практикой будет решен, деньги будут не так важны.

— А оставить нынешнюю зарплату, но без гарантий?

— Тогда нет. Просто получать деньги и сидеть — не моя история.

Источник: https://sport24.ru

Комментарии: