«Не жалею, что поцеловал шарф ЦСКА. Случилось и случилось. Это же эмблема, а не свастика». Интервью Виктора Онопко

Спорт-Экспресс 49 0 Автор: Игорь Рабинер - 26 мая 2021
«СЭ» публикует текстовую версию интервью экс-капитана сборной России и «Спартака», бывшего тренера ЦСКА для программы «На троих с Рабинером» YouTube-канала «РабиНерв».

Черчесов звал работать в «Спартак». Но его уволили, и больше оттуда предложений не было

— Одним из решающих матчей на финише чемпионата стало дерби «Спартак» — ЦСКА: красно-белые выиграли и в итоге попали в квалификацию ЛЧ, а красно-синие впервые за много лет остались без еврокубков. Вы были капитаном первых и тренером вторых. На чьей стороне оказались ваши симпатии на этот раз, когда вы смотрели эту игру со стороны? — вопрос Онопко.

— Это все равно что спрашивать ребенка, кого он любит больше — папу или маму. Всегда говорю, что у меня в футболе две жизни: как игрока и как тренера. Первая в значительной степени связана со «Спартаком», вторая — с ЦСКА. И те и другие годы были счастливыми. И там и там я по три раза становился чемпионом России. Горжусь тем, что причастен к этим и другим успехам двух великих клубов. И мое отношение к ним — одинаково уважительное.

Так же, как Луиш Фигу переходил из «Барселоны» в «Реал» (и я отношусь к этому нормально), очень многие люди играли и работали и в «Спартаке», и в ЦСКА. Возьмите Владимира Григорьевича Федотова, который был рекордсменом армейцев по числу проведенных матчей, а потом возглавил «Спартак» и стал кумиром его болельщиков. Александр Тарханов играл за ЦСКА, потом успешно помогал Олегу Романцеву в «Спартаке». За оба клуба отлично играл Евгений Бушманов и многие другие.

— Вы это к тому, что к вашей работе в ЦСКА болельщики «Спартака» должны относиться спокойно?

— А почему нет, тем более что я не воспитанник одного из этих клубов. Расскажу, как складывалась ситуация. Почти за год до того, как я пошел работать в ЦСКА, в начале 2008 года, последовало предложение прийти помочь «Спартаку». Но тогда я был в РФС заместителем директора департамента сборных страны и сказал, что хочу закончить этот этап работы. Раз мы попали на Евро-2008, то есть желание отработать его, а потом уже решать, куда идти дальше. Но после чемпионата Европы обстоятельства изменились, и предложений прийти в штаб «Спартака» мне больше не делали.

— А кто вас звал?

— Станислав Черчесов. Но вскоре после Евро Стасу пришлось покинуть клуб. Это нормально, когда один тренер тебя зовет, а его сменщик делает ставку на других людей. Я продолжил работу в РФС, сотрудничал с Гусом Хиддинком и был, можно сказать, прикомандирован от футбольного союза к первой сборной.

В начале сентября 2009-го у нее был отборочный матч с Лихтенштейном в Питере. Тогда мне и позвонил Евгений Гинер, предложил встретиться. После моего возвращения в Москву президент ЦСКА сказал: «Приезжай в клуб, поговорим, есть предложение». Тогда главным тренером назначили Хуанде Рамоса, и Евгений Леннорович предложил мне помогать ему. Разговор был поздно вечером, а на следующий день я уже подписал трудовой договор — полноценного контракта, помню, не было.

Сели в машину и прямо из клуба поехали на базу. Сам Гинер был за рулем. Приехали, Хуанде Рамос был там — и я сразу приступил к работе. Все произошло молниеносно, меньше чем за 24 часа! Могло бы быть еще быстрее, но, выслушав Евгения Ленноровича, я сказал, что мне нужен вечер для разговора с семьей.

У Гинера всегда все было четко и ясно. Он интересовался каждой деталью. Если домашняя игра в воскресенье, в субботу почти всегда приезжал на базу, хотя общался там не с командой, а с Леонидом Слуцким, когда тот возглавил ЦСКА. После игр всегда был в раздевалке, как бы ни сыграли…

— У вас не было сомнений, идти ли в ЦСКА, с учетом вашего спартаковского прошлого?

— Нет, потому что я хотел работать в серьезном клубе и заниматься тренерской деятельностью. Тем более такое предложение, как от ЦСКА, бывает раз в жизни, а в «Спартак», как я уже сказал, больше не звали.

Я позвонил Мутко, все рассказал, поблагодарил за работу. Он был немножко расстроен. Знаю, насколько этот человек влюблен в футбол, знает по именам всю женскую сборную; интересуется юношескими командами по каждому возрасту. Постоянно открывал новые футбольные поля по всей России… Попрощались нормально, по-человечески.

— Не жалеете, что однажды поддались давлению армейских фанатов и поцеловали красно-синий шарф? Многие спартаковские болельщики вас за это так и не простили.

— Там обстановка была тяжелая для меня. Много народу, все время давление — и один из болельщиков так сработал, не знаю уж, кто его на это подтолкнул… Но не жалею, что так случилось. Последние семь или восемь лет спокойно отношусь к тому, что произошло. Ну, случилось и случилось. Это же эмблема, а не какая-то там свастика.

Я всегда выкладывался на поле на сто процентов, будучи игроком «Стахановца», «Шахтера», дубля киевского «Динамо», «Спартака», «Овьедо», «Райо Вальекано», «Алании», «Сатурна», работая в РФС и ЦСКА. Я человек футбола — вот что для меня самое важное. А то, что находится вне самой игры, меня не интересует. Околофутбольная политика, движения, которые разрушают футбол, — это не мое.

Работа со Слуцким — это столько позитива! Все, кто трудится рядом с ним, разиваются как личности

— О чем думали, глядя на последнее дерби, если уж ни за кого не болели?

— Видел, как осторожно играют обе команды, которые проиграли по два предыдущих матча, причем последние — с крупным счетом. И вспоминал, как на протяжении всех 11 лет, что я работал в ЦСКА, болельщики говорили: «Можете проиграть кому угодно, только обыграйте «Спартак»!" Если бы это произошло, то фанаты тут же забыли бы все предыдущие неудачи. На мой взгляд, в случае с удалением Ильзата Ахметова была чистая желтая, что подтвердила и экспертно-судейская комиссия. Сидевший на ВАР Сергей Карасев мог сказать Павлу Кукуяну, чтобы тот вообще не ходил смотреть эпизод, потому что повода для удаления там нет. Но…

— В любом случае этот момент вызвал дискуссии, и тот же Виктор Кашшаи проголосовал за красную. А как вы относитесь к красной карточке, которую судейские инстанции показали Михаилу Вилкову?

— Это как в игре, где футболиста сначала пару раз предупреждают словесно, потом выносят желтую карточку, а если он продолжает грубить — то и красную. Вилкова неоднократно предупреждали, но он не понимал и не исправлял свои ошибки. По-человечески мне его жалко, но все устают от ошибочных судейских решений, которые влияют на судьбы клубов, футболистов и тренеров. И если один и тот же арбитр их систематически совершает, с этим нужно что-то делать.

Когда команда Х по вине арбитров вылетает из премьер-лиги или, допустим, не попадает в Лигу чемпионов, тренера выгоняют, с игроками не продлевают контракты. А как отвечают за это рефери? Лучшие судьи для меня — те, которых не видно. Если же арбитр — главное действующее лицо на поле, это не очень хорошо его характеризует. Главные на поле — это футболисты. И хорошо, что на это начали обращать внимание и все клубы в этом поддержали главу судейского комитета РФС Хачатурянца.

— Словесная война вашего бывшего босса Слуцкого против судейского корпуса не кажется вам перебором?

— С одной стороны, Леонид Викторович все делает правильно, защищая команду и клуб, в которых работает. Но с другой, он высказывается на эту тему действительно очень много. Я не сторонник того, чтобы делать это чуть ли не после каждой игры. На мой взгляд, клуб должны в первую очередь защищать его руководители — президент, генеральный директор.

Могу понять Слуцкого, который в работе выкладывается даже не на сто, а на двести процентов, и на столько же болеет за свое дело. Когда тренер находится на лавке, он по-другому, гораздо более обостренно реагирует на все происходящее. Я и на себе это испытал — когда ты на скамейке с футболистами прямо у поля, так хочется «напихать» резервному арбитру или судье на линии, который мимо тебя с флажком бегает! Реагируешь по поводу и без.

— Лично у вас было, чтобы без?

— Да. Когда Слуцкий работал в сборной, он уезжал туда из ЦСКА вместе с Сергеем Овчинниковым, доктором, массажистом и частью состава. А я оставался один и тренировал ребят, которые не вызывались в сборные. К ним добавлялся ряд игроков дубля, и мы больше недели работали в таком режиме.

Как-то проводили контрольную игру на стадионе «Октябрь». Судил Сергей Кузнецов. Почему я запомнил имя с фамилией — потому что знаю его полного тезку, бывшего футболиста с Украины, который был вторым тренером у Олега Кононова в «Спартаке». И я как начал орать на судью Кузнецова — и во время игры, и в перерыве! Меня просто понесло: «Ты что делаешь? Ты пацанов молодых убиваешь, у нас молодежь одна играет!» Эмоции переполняли — но прошло два-три часа, я все спокойно проанализировал и понял, что был неправ. Зато на себе ощутил, что чувствует во время игры главный тренер.

— Кстати, Слуцкий не звал вас в штаб «Рубина» после того, как вы остались без работы в ЦСКА?

— Нет. Но Леонид Викторович написал мне сообщение, что не понимает, почему со мной так поступили. Пользуясь случаем, не только лично, но и через вашу программу поздравляю его с 50-летием. Не люблю людей лишний раз беспокоить и отнимать время, хотя сам он говорит: «Да ты что, звони». Вот юбилей — хороший повод для звонка.

В моей душе работа со Слуцким оставила столько позитива! Не только в связи с футболом, а вообще. Это творческая личность, культурный и образованный человек. Пусть у него не вышло карьеры профессионального футболиста, но огромную любовь к этой игре он воплотил в тренерской профессии. Слуцкий начинал в ней с нуля, с волгоградского двора, его никто не знал — и посмотрите, чего он добился.

Леонид Викторович, 50 — это только цифры. Самое главное — оставаться таким же бодрым, молодым, обожающим свое дело человеком. Каждый день узнавать что-то новое, так же любить футбол и жизнь, радоваться всему тому, что вы любите, — театр, цирк, кино, КВН, интеллектуальные игры. Работа и общение с вами помогают развиваться всем людям — и футболистам, и тренерам, и персоналу, и руководителям, — которые находятся рядом с вами.

Увольнение Гончаренко по ходу сезона — ошибка

— Было ли у вас какое-то объяснение с Виктором Гончаренко по поводу непродления контракта с вами и Овчинниковым посреди этого сезона? Ведь все убеждены, что это была его инициатива.

— Нет, мы с Виктором Михайловичем не общались. Он мне звонил — уже после звонка Романа Бабаева с новостью о непродлении. Но я не взял трубку. В тот конкретный момент не хотел ни с кем общаться, потому что сказал себе: моя семья должна узнать о случившемся от меня. В то время, когда позвонил генеральный директор, дома, кроме меня, никого не было. А когда раздался звонок от Гончаренко, ситуация уже была другой.

Не то чтобы у меня была на него какая-то обида. Зла ни на кого не держу и вообще сейчас отношусь к этому спокойно. У тренеров неизбежны моменты уходов. И семья, и друзья говорят мне: «Чем быстрее ты все это забудешь — тем лучше для тебя». Но тогда это был действительно очень тяжелый момент в жизни. Вышел из него благодаря родным и друзьям.

Не знаю, чья это была инициатива. Они знают, кто предложил не продлевать с нами контракт, а кто, может, поддерживал меня. Если такие были, спасибо им. А тем, кто не поддержал, никаких слов осуждения. Значит, так и должно было случиться.

— Если бы вы столкнулись с Гончаренко и он сказал: «Давай сядем, поговорим» — были бы готовы к такому разговору?

— Да. И с Виктором Михайловичем, и с Романом Юрьевичем пообщался бы. Более того, если бы существовал футбольный аналог программы «К барьеру», а по другую сторону был бы кто-то из них, тоже в таких дебатах на камеру поучаствовал бы.

— Нынешнее поколение игроков ЦСКА здорово заявило о себе в том сезоне, когда дважды обыграло «Реал» в Лиге чемпионов. Что сломалось потом?

— Могу сказать об этом сезоне. Скорее всего, повлияли те перемены, которые произошли в ЦСКА после зимней паузы. Говорю даже не о непродлении контрактов с Овчинниковым и мной. Хотя для меня это было немножко неожиданно, и я думал, что мы все по крайней мере доработаем до мая. Разъехались по отпускам, и никто ни о каком непродлении не говорил. А обычно такие вещи говорят за месяц до отпуска.

Но куда более важной проблемой, повлиявшей на игру и результаты команды, на мой взгляд, стала отставка Гончаренко и его помощников, работавших еще зимой, — Александра Ермаковича и Руслана Зубика. Они знали все — принципы, тактические наработки. Ведь за два месяца зимних сборов можно сделать очень многое, что доказал Марко Николич в «Локомотиве». Когда Виктор Михайлович ушел, я говорил, что большая ответственность и нагрузка теперь будут лежать именно на помощниках, которые должны донести до Олича все, что было наработано на сборах. Ясно было, что Ивице будет тяжело с листа работать в концовке сезона.

— Начал-то он с трех побед, вот только над аутсайдерами.

— Да, над «Тамбовом», «Ротором» и на Кубок — «Арсеналом», тремя худшими командами сезона в РПЛ. А потом последовали поражения от «Сочи», «Локомотива», «Спартака», ничья с «Уфой». И с каждой игрой становилось все хуже и хуже. А все потому, что убрали Ермаковича с Зубиком, ушел в «Краснодар» и Василий Березуцкий. Остался из всего тренерского штаба только Алексей, который тоже появился там только по ходу сборов.

Другие помощники у Олича — только иностранцы. В результате что получилось — главный тренер никогда в этой роли не был, почти все ассистенты, которые могли что-то подсказать, ушли. Плюс травматизм, из-за которого на скамейке порой было по четыре-пять человек. Все это повлияло на концовку сезона.

— Как дальше быть с Оличем?

— Нужно посмотреть на команду после того, как он проведет полноценные сборы. И после приобретений, с ним согласованных. Он работал только помощником в сборной Хорватии, но отношусь к этому спокойно. Каждый где-то когда-то начинает. Правда, не в таких командах. Олег Романцев, чтобы попасть в «Спартак», прошел через «Красную Пресню» и «Спартак» из Орджоникидзе, тот же Гончаренко — через БАТЭ, «Кубань», «Урал»…

Повторяю, для клуба было очень важно, чтобы остались помощники. Для меня непонятно, почему ушел Василий. Вообще, много перестановок и вообще всяких действий в ЦСКА начиная с декабря выглядели для меня как-то… не по-футбольному.

— Назначение Олича выглядело для меня как-то не по-гинеровски. Не в его стиле.

— Мне тоже кажется, что Евгений Леннорович не мог принять такое решение. Но опять же — это мне кажется. Мы не знаем, что было внутри. Раньше последнее слово в ЦСКА всегда говорил Гинер. Конечно, он советовался с главным тренером, будь то Газзаев, Слуцкий или Гончаренко, по трансферам, но даже мое приглашение — это Гинер. И без него не было ни одного назначения — не только главного тренера, но и помощников, врачей, массажистов, администраторов. Ни одного.

— Как думаете, увольнение Гончаренко по ходу сезона — ошибка?

— На мой взгляд, да. Думал, Виктор Михайлович останется до конца сезона, потому что при нем ничего еще не было потеряно. Логичнее было его оставить, а уже после окончания сезона, по результату, принять решение по его будущему. То, что произошло, негативно повлияло на команду. Он хорошо ее знал, прошел с ней сборы, были ясны роли внутри тренерского штаба. Может, не получилось того результата, который хотели, но в любом случае при нем было лучше, чем позже.

— Опять же, у вас есть понимание, чье решение — убрать Гончаренко в этот конкретный момент? Орешкина? Гинера?

— Честно — нет у меня такого понимания.

— Раньше в ЦСКА была очень понятная структура принятия решений, четкая вертикаль. Теперь же многие считают, что именно усложнение этой модели стало одной из главнейших проблем клуба.

— Все знают, сколько трофеев за 20 лет работы с ЦСКА завоевал Гинер. Но когда настало время продавать большую часть акций, естественно, что покупатели, становясь хозяевами, хотят решать больше. У Евгения Ленноровича всегда было и, думаю, есть очень веское слово во всем нашем футболе, недаром его выбрали в исполком РФС. Но то, что кое-что в ЦСКА с приходом новых людей изменилось, тоже очевидно.

— Верите ли, что слухи об уходе Гинера с Бабаевым в «Крылья Советов» могут материализоваться?

— Не верю. Гинер 20 лет отдал ЦСКА и, выиграв Кубок УЕФА, доказал в том числе и Европе, на каком уровне можно работать, руководя футбольным клубом в России. Мне кажется, ему тяжело будет сменить команду.

— У Гончаренко в «Краснодаре» получится?

— Он хороший тренер, а адаптацию в «Краснодаре» ему облегчает то, что он уже знает город, работал в нем. И к нынешнему повороту в своей судьбе, думаю, готовился. В первом матче в Туле я не понимал, во что «быки» играют, но быстро стало видно, что команда начала по-другому действовать в обороне, появились организация и дисциплина. Любому тренеру нужно время, чтобы что-то построить, но Гончаренко — меньше, чем очень многим.

Чалов интересуется театром, и ему нравится группа Queen

— На многое весной повлияла и травма Мариу Фернандеса. Как только она случилась — ЦСКА начал проигрывать. Вообще, есть ли у вас понимание, откуда пошел этот массовый травматизм в команде?

— Тут опять надо вернуться к зимним сборам. Они решают очень многое, и травмы часто имеют корни именно там. Есть повреждения механические — какое, например, получил Кучаев. Удар по колену, перелом ноги и т. д. А есть — физические, мышечные. Ты бежал, никто тебя не трогал, и ты на ровном месте порвал себе мышцу или подвернул голеностоп, потому что он слабый.

Все это складывается из того, как ты готов физически, как работаешь в тренажерном зале, какие группы мышц качаешь, сколько раз в день и каким образом тренируешься, как питаешься и восстанавливаешься… У того же Фернандеса случилась мышечная травма, каких у него раньше не помню. Магнуссон порвал ахилл, это очень редкая травма у футболистов. Возможно, у него тоже были не очень хорошо готовы мышцы. Нужно знать, как команда работала на сборах, чтобы делать выводы. Я там уже не был.

— Ахметов получил за один весенний месяц две красные карточки — с «Зенитом» и «Спартаком». В результате Черчесов не включил его даже в расширенный список кандидатов в сборную на Евро. Что с Ильзатом происходит в матчах такой важности?

— На Кузяеве с «Зенитом» красная, согласен, была. На Соболеве — желтая, мы это уже обсудили. Но соглашусь с тем, что если на мяче Ильзат играет очень хорошо, техника у него сумасшедшая, то навыков оборонительного футболиста в опорной зоне ему не хватает. Как правильно идти в отбор, как в доли секунды перестроиться, обмануть соперника, показать корпусом, ногой, что ты хочешь выбить мяч, а потом убрать ногу, — это же целая техника, в которой есть множество нюансов!

Ахметову этого не хватает. Но в целом не могу сказать, что у него с психологией что-то не так, — он всегда на позитиве, я его много лет знаю. Ильзат выходит одним из первых на тренировки, любит перед занятиями повозиться с мячом, полностью отдается футболу. Но лучше отбирать мяч ему надо научиться, поскольку сейчас во всем мире стало больше игроков, которые провоцируют судей на более жесткие наказания. Модно стало кричать после контакта, даже если он не был таким страшным, — так, кстати, поступил и Соболев в дерби.

Считаю, Ахметов все равно нужен и ЦСКА, и сборной. В том числе и потому, что Ильзат из тех, кто создает хорошую атмосферу в команде. Перед тренировкой приходит в тренажерный зал, где собираются все футболисты, всех поддерживает, смеется, шутит над другими, те — над ним… Может по-доброму пошутить и над тренерами, в частности надо мной. Конечно, нет идеальных футболистов, и Ильзату нужно стать более скоцентрированным и аккуратным в отборе. А мяч у него забрать невозможно.

— Уж вы-то по части отбора можете рассказать игрокам вообще все. Футболисты ЦСКА были в курсе, что вы на Евро-92 наглухо закрыли Руда Гуллита в матче сборных СНГ и Голландии?

— Не люблю хвастаться: мол, посмотрите такое-то видео — и поймете, против кого и как я играл. Это не мой стиль, никогда этого не делал. Да и молодые наверняка не знают, кто такой Гуллит. Стрельцова, наверное, знают, потому что фильм вышел. Но не более. Другие интересы, другой менталитет, и это нормально.

В то же время они представляют, на каком уровне играли Овчинников, Березуцкие, я. И ребята в ЦСКА всегда позитивно воспринимали, когда мне доводилось с ними тренироваться. За 11 лет было много случаев, когда кто-то заболевал или прямо перед тренировкой оставалось нечетное число игроков и для полноценной двусторонки мне нужно было выйти на поле. Часто парни сами спрашивали: «Савельич, тренироваться будете?» Дзагоев, Чалов, Ахметов и другие реально радовались, когда я с ними вставал в квадраты или играл в «короткий» футбол. И мне это тоже очень нравилось.

Я выполнял и всю тренерскую работу, которая на мне лежала, — теория, подготовка к играм, разбор соперников. Никто с меня этого не снимал. Но бывало немало случаев, в том числе и на сборах в Испании, когда мне нужно было участвовать в тренировках. Что-то из своего опыта в такие моменты я подсказывал, но никогда не вспоминал, как и где играл сам. Не считаю это правильным.

— А что вам не нравится в менталитете нового поколения?

— То, что все уходит в соцсети. Становится все меньше живого общения. Большинство ребят вообще не знает, что такое театр. А я его очень люблю, и футболисты моего и старших поколений с актерами всегда общались. Хотя есть и молодые пацаны, которым это интересно. Тот же Чалов. Он, кстати, любит группу Queen, которая нравится и мне.

Федун — хороший владелец клуба, но…

— В декабре, после вашего ухода из ЦСКА и объявления Доменико Тедеско, что в мае он уйдет из «Спартака», прошел слух, что спортивный директор красно-белых и ваш старый товарищ Дмитрий Попов хочет видеть вас в качестве помощника нового испаноязычного тренера. У вас были с ним разговоры на эту тему?

— Нет, мне никто не звонил. Мы с Поповым давно уже не общались. После его предыдущего ухода из «Спартака» у меня вообще долго не было информации, где он, что делает. Рад, что Дима вернулся, потому что в клубе должны работать футбольные люди, которые играли за эту команду и знают, что это такое. Но насчет моего приглашения — это были только слухи.

— Но если предположить, что новому главному тренеру «Спартака» вы будете интересны в качестве ассистента, — пойдете?

— Готов рассматривать любое предложение.

— Как оцениваете работу Тедеско в «Спартаке»?

— Как неоднозначную. При всем прогрессе, ряде хороших матчей и достойном итоге сезона меня поразило, что он объявил о летнем уходе перед зимней паузой, за полгода. Для меня это — не по-футбольному. Зачем делать такое, зная, что морально это плохо повлияет на команду? Понимаю еще, если бы он так поступил за две недели до конца чемпионата, — но когда осталась почти половина турнира… Хорошо, игроки оказались профессионалами и работали на совесть до конца сезона, но ведь могло быть — и не раз бывало — иначе. Поведение Тедеско у бровки тоже вызывало вопросы, но решение проанонсировать свой уход за столько месяцев — особенно.

— У вас есть объяснение, почему за 18 лет после ухода Олега Романцева у «Спартака» было только одно золото?

— На мой взгляд, Леонид Федун — хороший владелец. Мало людей сделало для принадлежащих им клубов столько, сколько он. Разве что Гинер и Сергей Галицкий, также построившие стадионы, пусть армейский чуть поскромнее спартаковского и краснодарского. Но все равно это — свой уютный дом. Другие арены — зенитовская, локомотивская, динамовская — строились на деньги госкомпаний.

Федун вложил в «Спартак» очень много своих денег, и за это заслуживает уважения. Но, на мой взгляд, ему не хватает умения правильно и последовательно управлять клубом. Нанимать таких генерального и спортивного директоров, которые работали бы в «Спартаке» по много лет и к ним было бы полное доверие.

Тогда бы и в команде кадровых шараханий не было — когда, допустим, через два года после выигрыша золота 2017-го разъехалась почти вся чемпионская команда. Фернандо, Луис Адриано, Зе Луиш — это были качественные и адаптированные к нашему чемпионату игроки, но вдруг их всех разом продали и начали искать новых. Тяжело мне понять и историю, происшедшую с Шамилем Газизовым, которого сначала пригласили в «Спартак» и дали большие полномочия, а через пять месяцев вдруг уволили, хотя команда шла наверху таблицы. У клуба есть все, чтобы он каждый год боролся за золотые медали. Финансы, инфраструктура, поддержка болельщиков. А результата — нет.

— Последнее время в ЦСКА начались характерные как раз для «Спартака» скандалы с выходом внутренней информации на публику. Это тоже говорит о том, что Гинер уже далеко не полностью контролирует ситуацию.

— Согласен. Все эти вбросы разрушают любой клуб изнутри. Вы правы: давно вокруг ЦСКА не было столько нездоровой шумихи, как сейчас. В клубе должно делаться все, чтобы много внутренней информации не выходило наружу, и когда все было в руках Евгения Ленноровича, так и происходило.

Не хотел бы, чтобы в России был такой гегемон, как «ПСЖ»

— Впервые со времен Романцева кто-либо выигрывает чемпионат России трижды подряд — это удалось Сергею Семаку. Сможет ли кто-то в стране с этим «Зенитом» в ближайшие годы что-то сделать?

— Считаю, что «Зенит» в последние годы очень правильно выстраивает внутреннюю политику. Понятно, что у этого клуба есть возможность покупать хороших футболистов, — но она была и до Семака, но сине-бело-голубые три года подряд даже не попадали в Лигу чемпионов. А Сергей — смог! Если не брать эпоху Павла Садырина и Юрия Морозова, до него тренерами у «Зенита» были одни иностранцы. Но Семак доказал, что у нас тоже есть специалисты, причем молодые, которые могут работать и побеждать с большими российскими командами.

При этом я бы, конечно, не хотел, чтобы у нас была такая команда, как «ПСЖ» во Франции, которая выигрывает почти всегда. Для болельщиков это будет не очень интересно. Пример в этом смысле надо брать в футболе с Англии, а в других видах спорта — с США, где все и в хоккее, и в баскетболе, и в американском футболе выстроено для создания максимально острой конкуренции. Где конкуренция — там и интерес болельщиков, заполняемость стадионов, суммы телеконтрактов, внимание спонсоров.

— Вас шокировали 6:1 «Зенита» в матче с «Локомотивом»?

— Да, конечно. Неделей ранее общался с журналистами, и меня спросили, сможет ли «Зенит» оформить чемпионство в игре с «Локомотивом». Ответил: на мой взгляд, нет. «Зенит» — однозначный чемпион, но Николич провел хорошие зимние сборы, и по сравнению с осенью команда преобразилась. Мне нравилась ее игра, а особенно то, что она к каждому сопернику готовилась по-особому, и эти заготовки работали. Поэтому думал, что будет ничья.

— Что же случилось?

— На мой взгляд, тут не столько вина «Локомотива», сколько заслуга «Зенита». Он очень хотел на своем стадионе при мощной поддержке болельщиков досрочно стать чемпионом. Все могло повернуться по-другому, попади Мухин в начале игры не в перекладину, а в ворота, или не засчитай судья первый мяч «Зенита» — по мне, там был фол. Но у питерцев был такой заряд, что они превзошли сами себя. Разгромили «Локомотив» и заодно дали шанс «Спартаку» занять второе место, что тот и сделал.

Мама, брат и сестра живут в Луганске. Вся родня жены — в Донецке

— Мирча Луческу, чье имя на Украине, казалось, было прочно связано с «Шахтером», в этом сезоне возглавил киевское «Динамо» и выиграл с ним все. Вас, начинавшего карьеру в Донецке и служившего в дубле киевлян, шокировала эта история?

— Нет, шока не было. Скорее было удивление, что в последние годы «Шахтер» так доминировал. Но одна команда не может быть чемпионом всегда, и поэтому для украинского футбола хорошо, что киевляне сейчас навязали горнякам борьбу, выиграли чемпионат и Кубок. Это подчеркивает уровень тренера, который не побоялся прийти в «Динамо», хотя прекрасно знал, какую реакцию это вызовет. Фанатское движение киевлян восприняло его приход резко негативно, но Луческу сработал на все сто процентов — донес до игроков свои мысли и помог не только первой команде, но и школе.

— А школе — каким образом?

— Подавляющее большинство игроков в сегодняшнем «Динамо» составляют молодые футболисты, многие из которых вышли из клубной академии. Луческу не стал настаивать на покупке дорогих легионеров, а сделал ставку на эту молодежь и выиграл с ней. Как вы думаете, разве после такого примера не будет притока мальчишек в динамовскую школу? Они и их родители, посмотрев на такой сезон, поймут, что все возможно и первая команда не отсечена от академии. Очень многое ведь идет от детского футбола, и убежден, что большинство наших проблем идет от того, что после развала СССР он сильно упал.

— На предстоящем Евро будете болеть и за Россию, и за Украину?

— В первую очередь, конечно, за сборную России — команду, за которую провел больше ста игр. Горжусь тем, что выходил в ее футболке на многих больших турнирах. Такое отношение к ее гимну и флагу актуально для меня и теперь — когда гимн России играет на Новый год, вся моя семья встает, мы вместе поем гимн, и мурашки бегут по телу.

Украина для меня — тоже родная, у меня там живет много родственников. Но моя страна — Россия. Вообще, для меня россияне и украинцы — единый народ. И мне бы очень хотелось, чтобы все проблемы в их взаимоотношениях остались позади.

— Вы родились в Луганске, начали карьеру футболиста в Донецке. Там, в проблемных регионах, у вас кто-то остался?

— В Луганске живут мама, сестра, брат. В Донецке — вся родня жены: отец, дядя. Моя теща — то в Донецке, то в Испании.

— Что, по-вашему, светит сборным России и Украины на Евро? Общаетесь ли со своим одноклубником по «Спартаку» и национальной команде Черчесовым?

— За сборной Украины слежу не так пристально, как за российской командой. Но на Украине всегда были хорошие футболисты, которые играли ведущие роли в сборной СССР. То же происходит и сейчас, и не сомневаюсь, что она даст бой любому сопернику.

Конечно, со Стасом Черчесовым мы общаемся. Он звонил перед Новым годом, когда со мной не продлили контракт, поддержал меня. И следить за его сборной мне интересно. Считаю, что она конкурентоспособна именно благодаря железному характеру Черчесова и собранному им хорошему тренерскому штабу. У него все под контролем, он умеет создать единый коллектив, и в этом — сила сборной России.

Да, ей будет очень тяжело. Главное, на мой взгляд, чтобы не было травм у ведущих футболистов. У нас не такой большой кадровый выбор, но это — проблема не Черчесова, а всего нашего футбола, внутри которого слаба конкуренция. Хоть и говорят, что незаменимых нет, но у нас есть футболисты, без которых пришлось бы очень тяжело. Но надеюсь и даже уверен, что сборная России будет на Евро единой командой и покажет хороший футбол, за который не будет стыдно.

— Вы много лет были капитаном сборной, то есть сами умеете объединять людей. У вас нет амбиций главного тренера? Вы уже смирились с тем, что всегда будете помощником?

— Нет. Готов рассматривать любые предложения. Считаю, что готов быть главным. Играл у многих выдающихся специалистов, глыб — и наших во главе с Валерием Лобановским, Олегом Романцевым, Анатолием Бышовцем, Юрием Семиным, и испанских — Радомира Антича, Луиса Арагонеса. Знаю и отечественную, и испанскую школы, понимаю, что отличает каждую из них. Многие годы работы в штабе того же Слуцкого — тоже огромная школа. Общаюсь со многими прекрасными тренерами и считаю, что накопил опыт, который поможет и в роли главного чувствовать себя органично.

Источник: https://www.sport-express.ru

Комментарии: