«Нам позарез нужно чемпионство на 100-летие клуба!» Интервью с боссами «Спартака»

Чемпионат.com 32 0 Автор: Максим Пахомов a Григорий Телингатер - 4 марта 2021

Обычно руководство футбольных клубов даёт интервью, когда в клубе всё хорошо. «Спартак» же сейчас находится в неоднозначной ситуации. Это касается и результатов, и тренера, и некоторых футболистов. Журналисты «Чемпионата» встретились с управляющим директором Евгением Мележиковым и спортивным директором Дмитрием Поповым, чтобы они ответили на ключевые вопросы.

— Насколько вы довольным зимним трансферным окном?
Мележиков: — Задачи, которые стояли перед клубом, выполнены, на данном этапе своей работой, наверное, довольны. А окончательно оценивать будем по результатам.

— А какие были задачи?
Мележиков: — Основное: усилить команду, купив игроков в старт, и трудоустроить тех, кто, по мнению клуба, не приносил пользы, но чье содержание было затратно. И на выход, и на вход — мы всё реализовали.

— При этом остался Педро Роша, который не будет играть, и Бакаев, который будет играть ещё реже, чем раньше при Промесе.
Мележиков: — Удалось оптимизировать не всё. В целом — это задача долгая, её надо решать не в одно трансферное окно. Но мы продали Кокорина, чем освободили зарплатную ведомость.
Попов: — Без продажи Кокорина не было бы Промеса.

— Как появился вариант с Хендриксом — его предложили «Спартаку» или клуб его давно вёл?
Попов: — «Спартак» отходит от практики брать игроков, которых ему предлагают агенты. Хендрикса мы знали: умеет двигать мяч, хорошая позиционная игра и видение поля — необходимые команде качества. Такого игрока у нас не было. У него заканчивался контракт — это позволило нам взять и его, и освободить бюджет под игрока в атаку — Промеса.

— Не пугало, что Хендрикса тяжело будет перепродать?
Попов: — Мы не думали о перепродаже. Ему исполнилось 26 лет — самый нужный возраст. Если бы мы покупали его за 10 млн евро, то этот вопрос мог бы стоять. Но мы взяли его за 0,5 млн евро, так что этот вопрос вообще не должен подниматься.

— Насколько реально было взять Норманна?
Попов: — С учётом его цены в 18 млн евро, которые просил «Ростов», нереально вообще. У нас был бюджет на одного игрока. Учитывая, что Хендрикса взяли за символическую сумму, появилась возможность взять Промеса.

— Взять Хвичу было ещё сложнее?
Попов: — Там более 20 млн…

— Насколько сбалансирован сейчас состав? Есть ощущение, что игроков в центр поля меньше, чем в атаку.
Попов: — Поэтому и взяли игрока в центр.

— Чисто гипотетически не думали взять двух игроков в центр?
Попов: — У нас были варианты кроме Хендрикса, а Промес может сыграть и десятку — это тоже центр поля.

— По Кралу предложения были? Хендрикс — это будущая замена чеха?
Попов: — В моём понимании, Крал — не опорный полузащитник, а box-to-box. На поле они не соперники. По Алексу же предложений не было, нет у него и суммы отступных.

Промес: переговоры, риски, характер

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— От кого исходила идея вернуть Промеса?
Мележиков: — От Попова.

— Как шли переговоры?
Попов: — Тяжело. Они начались в конце ноября. Изначально нам обозначили сумму в районе 15 млн евро, и это без дополнительных бонусов. Для себя мы чётко определили стратегию переговоров и держали её до конца.

— Не отступать по сумме трансфера?
Попов: — Я больше про сам процесс: где взять паузу, где сделать предложение, которое изначально «Аякс» не примет. Здесь много тонкостей, но важен результат командной работы. Сначала переговоры с «Аяксом», потом — с агентами Промеса. Затем, на этапе оформления документов, подключился Евгений Владимирович (Мележиков) — важно юридически защитить интересы клуба. Мы практически договорились на тех условиях, на которых планировали изначально.

— Промес сразу был готов вернуться?
Попов: — Уговаривать его не пришлось. Возвращение в «Спартак» он рассматривал как возвращение домой — понимал, куда приходит.
Мележиков: — Агенты передали нам реакцию Квинси, она сразу была позитивной.

— Как Тедеско, заинтересованный получить игрока как можно раньше, интересовался ходом переговоров?
Мележиков: — И Хендрикса, и Промеса мы сначала согласовывали с главным тренером. Да, переговоры действительно затянулись. Мы информировали Тедеско о переговорах. За два дня до совершения трансфера не были уверены в переходе — были вопросы с агентами игрока. И Тедеско тоже об этом знал. «Аякс» до последнего стоял на своих позициях, хотел сохранить свои финансы: 15 млн + бонусы за выступление Промеса.

— Как же они сдались?
Мележиков: — Со временем.

— А риски с уголовным делом взял на себя «Аякс»?
Мележиков: — Мы их нивелировали, на «Спартаке» ни финансовые, ни юридические риски не распространяются. Договорились с «Аяксом», что в случае, если по решению суда Промес не сможет исполнять свои трудовые обязанности, трансферное соглашение расторгается. И все запланированные выплаты просто не производятся.

— На сколько лет разбит платёж?
Мележиков: — На весь срок контракта, это была жёсткая позиция спортивного департамента. А платежи у нас каждые полгода.
Попов: — Практически мы платим за то время, которое он у нас отыграл.

— Были ли спортивные риски? Промесу 29 лет, мотивации уехать в Европу, как раньше, у него нет, его вряд ли можно перепродать. Плюс высокая, по сравнению с конкурентами по позиции, зарплата.
Попов: — Ту зарплату, что мы сэкономили при отъезде Кокорина, практически отдали Промесу. Не могу сказать, что мы понесли какие-то серьёзные издержки. Что касается его мотивации — мы никогда не взяли бы Промеса назад, если бы не знали его характер. Это человек, который ненавидит проигрывать. Неважно, 31 ему, 32 или 33. Его можно сравнить с Роналду — ему было 33, а «Ювентус» заплатил за него 90 млн. И он доказывает до сих пор: в 47 матчах 47 голов. У них одинаковые характеры. Без всякого сомнения: два-три года, а может, и дольше Промес спокойно будет выступать на высоком уровне.

— А перепродажа здесь не так важна?
Попов: — Вы всё про перепродажу! Вы — про деньги, а мы — про усиление команды.

— При предыдущем руководстве была озвучена задача брать дёшево и продавать дорого.
Попов: — Нельзя всех взять дёшево, продать дорого, и ещё на что-то претендовать. Вы поймите, команда так не формируются. А кто считает, что надо делать так, просто не понимает, как устроена команда, которая хочет что-то выигрывать.
Мележиков: — На сегодняшний день оценка трансферной стоимости Хендрикса — 4,5 млн, а купили его за 0,5 млн. Оценка Промеса — 15 млн, не думаю, что она будет падать, а взяли мы его за 8,5 млн. Зазор, если встанет вопрос о продаже, у нас есть.
Фетисов (директор департамента по связям с общественностью): — Судя по публикациям «Чемпионата» в «инстаграме», мы всё ещё в плюсе даже после того, как его купили второй раз!

— Если зарплата Кокорина практически пошла Промесу — он самый высокооплачиваемый игрок команды?
Попов: — Мы не будем это комментировать.

— Атакующие футболисты провели все сборы, выкладывались, тут пришёл Промес, с зарплатой побольше. И сразу попал в стартовый состав. Не может быть конфликта?
Попов: — Это спорт. Кто лучше играет, тот больше и зарабатывает. Квинси — легионер, который в последние 10 лет играл в футбол лучше всех в России. Не думаю, что у кого-то возникнут вопросы к его зарплате.
Мележиков: — Несмотря на позднее подписание контракта, мы провели все процедуры по медосмотру — Промес находится в прекрасной форме.

— Насколько были довольны теми 90 минутами, которые он провёл с «Рубином»?
Попов: — Нельзя вычленять одного игрока из команды, которая проиграла — 0:2. Матч был неудачным, никто не может быть довольным.

— От Промеса наверняка ждали индивидуальных ярких действий. Раньше он вытаскивал матчи.
Попов: — Он вытащит ещё, я уверен в этом.

— Если бы не договорились по Промесу, то другого игрока привезли бы?
Мележиков: — Варианты в старт были. Но не уверен, что успели бы подписать — по Промесу работали до последнего.

— Возвращение Промеса — погоня за прошлым?
Попов: — Ни в коем случае. Он позволит нам выстроить команду, которая будет на что-то претендовать в ближайшие два года. Вернули его только поэтому, а не потому, что когда-то он хорошо играл за «Спартак».

— Не кажется, что чуть-чуть переборщили с презентацией?
Мележиков: — Антон Фетисов развёл бурную деятельность в медиа, за такой подход ему спасибо. А показать Промеса на экранах внутри стадиона — моя идея. Хотел сделать ему приятное. Казалось, это может добавить позитива: Промес придёт на стадион — и он там везде.

— Это не породит завышенных ожиданий от трансфера?
Мележиков: — Промес ещё не до конца сыгрался с командой, предстоит адаптация. А завышенных ожиданий от него нет — мы от всех ждём результата.

— Федун сразу согласился: «Да, давайте его вернём»?
Попов: — Без его согласия трансфер бы точно не состоялся (улыбается).
Мележиков: — Он задал три вопроса: насколько это возможно, сколько может стоить и какие риски, в связи с драматичной ситуацией и с судом. Дмитрий на эти вопросы ответил, после чего Леонид Арнольдович сказал: «Работайте».

— Он часто интересовался: «Ну когда уже, скоро приедет»?
Мележиков: — Не скажу, что часто. У него нет задачи интересоваться, это у нас есть задача его информировать.
Попов: — Он интересовался, но не давил.

Бакаев: самокритика, контракт, «Динамо»

— Согласны, что из-за долгих переговоров с Промесом возникли сложности с местом для Педро Роши и Бакаева?
Попов: — Лимит — это проблема для клуба. Будем её решать. При хорошем предложении Роша уедет либо в Бразилию, либо в MLS. Что касается Бакаева, то проблемы здесь мы не видим. Зелимхан — наш игрок, который ярко играл полтора сезона назад. Клуб и Тедеско верят в футболиста, его не хотели никуда продавать, чтобы не усиливать конкурентов.

— Этот спад больше эмоциональный? Говорят, что он критичен к себе.
Мележиков: — Даже чрезмерно критичен. Он очень старается. Возможно, ему надо немного времени. Мы со своей стороны будем встречаться с ним и его отцом, чтобы помочь выйти на прежний уровень.

— И чтобы обсудить новый контракт?
Попов: — В планах на лето стояло начать переговоры. Сейчас нам важно, чтобы он снова вернул свою лучшую игру.

— Продление контракта может продемонстрировать доверие и успокоить?
Попов: — Что вы всё о контрактах? Мы хотим, чтобы он играл у нас долгое время. Всё остальное — технические детали, мы их решим.

— Спрашиваем, потому что летом, за год до окончания контракта, клуб оказывается в не самой сильной позиции.
Попов: — Почему?

— Потому что другим клубам будет уже не так сложно его переманить.
Попов: — Он же наш воспитанник! Бакаев говорил, что хочет играть только в «Спартаке». Если мы предложим ему те же деньги, что и конкуренты, он уйдёт?

— Видимо, нет. А если предложат больше?
Мележиков: — Клуб на игрока рассчитывает, дальше будем общаться. Может, всё получится так хорошо, что он ни за какие деньги не захочет уходить.

— Вариант с «Динамо» был маловероятен — они поздно обратились?
Мележиков: — У нас не было планов по его продаже, тем более аренде. А учитывая предложение «Динамо»… Мы объявили им цену, чтобы просто её объявить.

— А почему не сказать сразу «нет»?
Попов: — Бакаев очень переживает относительно своего участия в матчах сборной на Евро. Мы заверили его, что готовы помогать. А объявить цену — нормальная практика даже за лучших звезд футбола. Часто астрономические суммы, чтобы показать значимость игрока, либо сорвать большой куш.

Контракты: Кутепов, Джикия, Жиго

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Есть ещё один игрок, который переживает за поездку на Евро — Илья Кутепов. Он готов был уехать в «Краснодар» и даже чемпионат Казахстана — лишь бы играть. Его не отпустили?
Попов: — Не было вообще никаких предложений.

— Даже обсуждений?
Попов: — С Кутеповым мы говорили, что ему нужна практика. Если бы поступило предложение от хорошей команды, где он мог бы играть — клуб бы его рассмотрел.

— У Джикии тоже контракт до лета 2022 года. Тут всё-таки капитан, сборная, дефицитная позиция, левша…
Мележиков: — Вы думаете, у нас за этим не следит селекционная служба?

— Наверняка следит. Вопрос в том, на каком этапе переговоры по продлению. Успокоите фанатов «Спартака»?
Попов: — Всё нормально, всё под контролем.
Мележиков: — Год контракта останется летом. Сейчас — больше. А как вы думаете, к летнему трансферному окну мы должны готовиться летом или весной?

— Контракт с действующим футболистом можно продлить и весной.
Мележиков: — Мы весной готовимся к тому, чтобы предпринимать действия летом. Хотя над продлением контракта работа ведется уже сейчас.
Попов: — Трансферный план на лето уже обсуждался и был принят. Все спорные вопросы (у Жиго тоже год контракта, например) мы понимаем. Решения приняты. Дальше мы будем действовать в своем ключе, а вы следите за новостями — всё будет нормально.

— А у вас переживаний по поводу продления Джикии нет?
Попов: — Конечно, есть. Всё проговорено именно с руководством, но ещё не с игроком. Понятно, что мы хотим подешевле, а он подороже — это естественно.
Мележиков: — Летом должен быть результат, а решения и движения — до этого.

— Ещё по нескольким футболистам коротко: Гулиев, Мирзов, Ташаев, Селихов.
Попов: — Гулиев и Ташаев долго не играли. До лета они первой команде не помогут, а дальше при новом тренере всё зависит от них. Мирзов ярко играет в «Химках». Судя по всему, он вернётся, а дальше всё зависит уже от него и предложений, которые мы получим. Селихов лечился полтора года. Ахилл — самая страшная травма в футболе. Там был ещё небольшой рецидив, поэтому лечение затянулось. Человеку просто нужно набрать форму. Опять же летом всё в его руках.

Кокорин: претензии, мотивация, «Фиорентина»

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Казалось, что клуб хотел как можно скорее отпустить Кокорина. Это так?
Попов: — Была ситуация, которая не устраивала ни клуб, ни игрока. Бывает, когда у игрока одно понимание своей роли в команде, а клуб ждёт другой отдачи. Вариант с «Фиорентиной» устраивал всех.

— Удивились, когда они обратились?
Попов: — Нет, а почему мы были должны?

— Не так часто россияне уезжают в Европу.
Попов: — Саша — один из самых талантливых наших нападающих, на него всегда был спрос. Плюс Фабио Капелло и Роберто Манчини высокого мнения о нём, их мнение в Италии весит очень много.

— Был конфликт? Он уехал в отпуск, несмотря на запрет.
Мележиков: — В части самоотдачи и подхода к тренировочному процессу у нас были к Саше претензии, в декабре мы их высказали. Большого конфликта не было. С нашей стороны вопросы были, но Саша на них ответил.

— Вопросы из какой области?
Мележиков: — Мотивации. «Саш, что у тебя в голове, почему ты не показываешь свои качества?» В итоге он пообещал сделать всё возможное, чтобы проявить себя. После нашего диалога, причём без всякого давления, Тедеско и партнёры по команде стали больше хвалить Сашу. На сборах он кардинально поменял отношение к работе, не знаю, что ему мешало сделать это раньше. Но потом поступило предложение от «Фиорентины», мы оценили его финансово и позвонили игроку: «Саш, ты хочешь уйти, попробовать себя в Европе?» Раньше он хотел, контактировал с «Ромой». Кокорин сказал, что хочет попробовать.

— Переговоры прошли сильно быстрее, чем с Промесом?
Мележиков: — Изначально «Фиорентина» предложила меньше, чем хотели мы. Но получилось цену поднять. И несмотря на то, что договорились достаточно оперативно, переговоры были очень непростыми.

— Когда он поменялся на сборах — не хотели его оставить?
Мележиков: — Если бы он захотел остаться в «Спартаке» — остался бы.
Попов: — Мнение тренера мы тоже спрашивали, Тедеско сказал: «Можно его отпустить».

Газизов: Урунов, полномочия, неустойка

— От Урунова желания избавиться не было? По уровню негатива от болельщиков Урунов и Кокорин в «Спартаке» были фаворитами.
Мележиков: — Негатив был из-за их самоотдачи. Желания избавиться от Остона не было, предложения поступали с завидным упорством, но они нас не устраивали.

— Это был «Рубин»?
Мележиков: — Да, но это было предложение ради предложения. Мы даже не успели на него ответить. Оно у меня до сих пор в сейфе.

— А сколько прошло времени между предложением и тем моментом, когда его отозвали?
Мележиков: — Несколько часов. Точнее: вечером оно поступило, утром мы готовы были ответить.
Попов: — Да, я связался со спортивным директором «Рубина», но у них уже взяли японца.

— А что ответил Яровинский?
Мележиков: — Сказал, что у них были другие планы. А дальше предложения были от «Уфы», были ещё варианты, но они нас не устроили.

— Газизов заявлял, что на Урунова будет большой спрос, будут приходить чуть ли не с мешками денег.
Мележиков: — В том-то и проблема, что с мешками, которые нам обещали, никто не шёл. Более-менее оформленное предложение было только от «Уфы». Они хотели выкуп за один миллион евро. Главное, что сейчас — мы предоставили Урунову возможность выступать в РПЛ, игровое время прописано в соглашении. В нашей команде у него была одна дорога — в «Спартак-2». А дальше будем разбираться летом.

— Какова роль Газизова в этих переговорах?
Мележиков: — Он звонил мне один раз, и у меня сложилось впечатление, что именно Газизов выступал в роли агента Остона.

— Газизов уходил из клуба не очень хорошо?
Мележиков: — В какой-то момент Шамиль сам понял, что не справился с тем объёмом и функциями, которые, возможно, не были детализированы при его устройстве на работу, но впоследствии на него свалились. Он хотел решать спортивные составляющие. Когда встал вопрос организации работы клуба, инфраструктуры, коммерческой деятельности, обеспечения соответствия ФФП, то делегировать обязанности он никому не захотел, а сам эти задачи не решал. К нему накопились претензии — он считал себя единоличным исполнительным органом и вёл себя чрезмерно самостоятельно.

— Что это значит?
Мележиков: — Газизов считал, что с мнением акционера и совета директоров не стоит считаться в достаточно дорогостоящих вопросах.

— Это трансферы?
Мележиков: — Прежде всего. Не только плата денег, но и выбор игроков. Он считал, что должен решать всё сам.

— Как вам передавались дела?
Мележиков: — Я был назначен управляющим директором, и у нас были одинаковые полномочия — это позволило взять управление на себя. В течение двух-трёх недель Газизов просто приходил на работу, а все подразделения клуба функционировали под моим руководством.

— Вы занимались неустойкой, которую выплатили Газизову?
Мележиков: — Я не участвовал в переговорах с Шамилем. Это история исключительно между ним и его работодателем.

— Если у вас те же функции, что и у Газизова, то почему ваша должность не называется генеральный директор?
Мележиков: — А какая разница, как называется?

— Всегда обладатель этих функций назывался именно генеральный директор. Зачем менять?
Мележиков: — Просто, когда меня назначали, то генеральный директор уже был в клубе.

Структура: комитет, Зарема, Попов

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Как функционирует трансферный комитет «Спартака»?
Мележиков: — Он работает и даже онлайн во время сложных переговоров, как было с Квинси. С «Аяксом» общались круглосуточно. Всё начинается с селекционной службы и спортивного директора. Мы стараемся не смотреть на предложения агентов, которые могут сыпаться по несколько раз в день во время трансферного окна.

— Какова роль Заремы в трансферах? Наслышаны, что она способствовала переходу как минимум Ларссона.
Мележиков: — Зарема не принимает решения по трансферам, но всегда высказывает своё мнение относительно стоимости игрока и затрат на его переход с точки зрения финансового fair play. Она аудирует финансовую эффективность и насколько оптимально строятся бизнес-процессы в офисе.
Попов: — Смотрите, как всё устроено. Одним из условий моего возвращения в «Спартак» было то, что любой потенциальный трансфер будет обсуждаться в виде видеопрезентаций. Показываем его сильные и слабые стороны. И так не один футболист, а весь шорт-лист из 3−4 футболистов. Люди сидят и видят на экране: так он играет, такие преимущества, такая цена. Потом следующий игрок: превосходит в этом, недостатки такие, стоит чуть больше или меньше. Потом уже начинается обсуждение. При этом все эти футболисты уже согласованы с тренером. Просто нужно выбрать из 3−4 игроков, которых предоставляет селекционная служба. Мы стараемся избегать ситуаций, когда тренер предлагает одних, селекционная служба других, знакомые агенты — третьих, а из всей этой каши приходится вылавливать кусок мяса. Если футболист заиграл, значит работа была проделана качественно. Если от него ожидали 20 голов, а он забил один, то всё становится ясно. Именно такой подход сделает трансферы наиболее эффективными.

— Насколько это корректно, если владелец клуба говорит «передаю полномочия профессионалам», а потом на трансферы влияет девушка, пусть и обаятельная, но всё же без футбольного бэкграунда? Опять же убеждает Федуна насчёт Ларссона.
Мележиков: — Зарема не только обаятельная девушка. Она имеет два высших образования по финансам и управлению. И когда ты долго живешь с человеком, для которого футбол — это не только бизнес, но и страсть, это ли не футбольный бэкграунд? Зарема высказала своё мнение относительно Ларссона, что сама не скрывает. И пока она права. Это яркий молодой игрок с хорошим потенциалом роста своей стоимости. А решения по покупкам и продажам сейчас в любом случае принимает трансферный комитет.

Прошлое: увольнения, возвращения, проекты

— Вас объединяет то, что вы уходили из «Спартака» и не так давно вернулись в клуб. Могли бы рассказать, почему вы покидали «Спартак»?
Попов: — На тот момент в рамках своих полномочий я уже не мог дать клубу больше. Это был 2016 год, мы завершили трансферную кампанию. Когда оформили переход Фернандо, то я просто написал заявление. Это была моя инициатива.

— При этом сейчас вы явно что-то даёте клубу. Что изменилось?
Попов: — Я же сказал, что не мог дать больше в рамках тех полномочий. Сейчас они изменились.

— Как вы возвращались в конце прошлого года? Вам звонил Федун?
Попов: — Да, это был совместный переговорный процесс… Вообще первым мне позвонил Шамиль Камилович — полтора часа рассказывал, как я ему нужен. Мы договорились созвониться через неделю, чтобы я предоставил план развития спортивной составляющей клуба. Звонка я так и не дождался. После этого переговорный процесс пошёл на другом уровне.
Мележиков: — Я бы добавил по поводу полномочий Димы. Они у него сейчас очень серьёзные. Был принят подход, который устраивает клуб. Мы не продаём и не покупаем по приходящим предложениям, а основываемся на профессиональной работе селекционной службы. Дмитрию Львовичу как раз интересен подбор футболистов и взаимодействие с командой и тренером, чтобы мы не теряли в качестве, а клуб получал прибыль. Покупать точечно тех, кого именно селекционная служба считает необходимым.

— Теперь к вам. Почему вы уходили из «Спартака»?
Мележиков: — Я в структурах «Спартака» работал с сентября 2013 года. Уходил, потому что закончил проект в рамках реструктуризации, проводимой в конце 2019 года. Новый проект — это долгоиграющая инфраструктурная история, которая до сих пор не стартовала и находится в планах. Мы тогда договорились с Леонидом Арнольдовичем и Андреем Арнольдовичем, что я уйду, а если проект состоится, то вернусь.

— В вашем случае уход из «Спартака» тоже был вашей инициативой?
Мележиков: — Да.

— Могли бы рассказать, о каких проектах шла речь?
Мележиков: — Сначала я занимался безопасностью. Затем, после ухода предыдущего руководства, была определенная корректировка и структуры безопасности — туда пришёл другой человек. Я подключился к управлению инфраструктурой «Спартака». После реструктуризации в целом — передачи объектов от ООО «Стадион Спартак» к ФК «Спартак» — я просто не устраивался на работу в клуб. Мы предполагали, что у ООО «Стадиона Спартак» будет проект по глобальному строительству спортивного объекта, который находится в планах. На тот момент мы договорились, что я уйду и вернусь, если потребуются мои знания и умения.

— Вы не пустили Карреру на фанатскую трибуну — это миф?
Мележиков: — Мы были готовы к его приходу на трибуну Б. Понятно, что Каррера — чемпион и большая фигура. Он не мог прийти сам по себе. Все службы были предупреждены о такой возможности. Что я могу сказать, если он не изъявил желания?

— Вы для себя разобрались, почему фанаты так уверенны, что именно вы не пустили его?
Мележиков: — Я сделал всё, чтобы он смог пойти на фанатку и ничего ему не запрещал.

Тренер: договорённости, список, сроки

— Зимой казалось, что у «Спартака» вот-вот появится новый главный тренер. Почему решили оставить Тедеско?
Попов: — А почему мы должны были его увольнять?

— Потому что он хочет уйти.
Попов: — Да, но не зимой.
Мележиков: — Первоначальное решение Доменико, которое ещё не было публичным, стало для нас неожиданностью. Потом уже он сказал команде о своем желании и объявил на пресс-конференции. Доменико не говорил о желании уйти, а лишь о том, что не продлит контракт. В дальнейшем мы спросили его: «Готов ли ты работать дальше?» Он заверил, что готов и намерен завершить сезон с полной самоотдачей. Мы все вместе обсуждали этот вопрос — и у игроков спросили. Команда сказала, что для них самих это стало шоком, но они будут очень-очень довольны и сильно мотивированы, если Доменико останется до конца контракта. Раз все стороны заинтересованы в сотрудничестве, то было принято такое коллегиальное решение. Мы просто заручились поддержкой друг друга и надеемся на полную самоотдачу Доменико. Со своей стороны готовы ему и дальше оказывать полную поддержку.

— После рестарта сезона прошло два матча. Как вам новая схема «Спартака»?
Попов: — Да, две игры были неудачными.

— При счёте 0:2 во втором матче не возникало ощущение безнадёги и мыслей о том, что требуется другое решение по Тедеско?
Попов: — Мы же объяснили наши мотивы принятия решения.

— Решение в межсезонье понятно. Вопрос в том, не поменялись ли настроения после двух поражений со счётом 0:2.
Попов: — Будь у нас сейчас другой тренер и такой же результат, то вы точно так же сейчас спрашивали бы, почему мы не сохранили Тедеско до конца сезона. Доменико достаточно давно работал с командой. В какой-то момент она лидировала. Да, в конце года отошли на третье место, но динамика была положительной. Учитывая готовность тренера отработать сезон с самоотдачей и желание игроков продолжать с этим тренером, было принято решение оставить. То, что происходит сейчас, это не следствия того решения. В футболе так бывает, что мы начали год с вылета из Кубка и одного поражения в лиге.
Мележиков: — Тренер заверил клуб, что результат будет достигнут. Мы исходим из этого. Сейчас есть промежуток в два матча, но у тренера и команды есть время, чтобы преодолеть спад. Какой-то план, как в случае сорвавшегося трансфера Кокорина или Промеса, у нас безусловно есть, но я отталкиваюсь от ранее достигнутых договоренностей.

— Насколько вам понятно нежелание Доменико продлевать контракт? Он говорит о семейных обстоятельствах, но часто это не является единственным фактором. А иногда это лишь формальное объяснение.
Попов: — Мы не можем этого знать и не можем строить догадки.
Мележиков: — Доменико нам сказал, что это исключительно семейные обстоятельства.

— Ориентировочный список кандидатов на замену тренеру уже есть?
Мележиков: — У нас нет кандидатов на замену Доменико по ходу сезона, но у нас есть кандидаты на должность главного тренера по окончанию контракта Доменико.

— Скорее всего, следующим тренером снова будет иностранец?
Мележиков: — Безусловно, в списке больше представителей из европейских чемпионатов. Селекционная служба проводит отбор и видеоаналитику по будущим кандидатам, чтобы сформировать шорт-лист. У нас есть время, чтобы отобрать кандидатов и провести переговоры, чтобы потом тренер следил, вникал и обсуждал планы на лето. Мы можем это сделать в конце марта или начале апреля. Тут есть даже 2−2,5 месяца — вполне достаточно.

— Какие у вас остались отношения с Карпиным со времен Эмери?
Попов: — Уважительные. Как та история могла повлиять?

— Казалось, что вы тогда были больше на стороне Эмери.
Попов: — А кто был против?

— Видимо, Дзюба. Еще один приход Карпина в «Спартак» возможен?
Попов: — Список кандидатов мы пока оставим при себе.

— Просто какие-то варианты изначально невозможны. Интересно, является ли Карпин таковым.
Попов: — Ни одного кандидата на позицию тренера мы не назовем до принятия окончательного решения.

Планы: база, fair play, 100-летие

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— База в Тарасовке. Что с ней будет? Как клуб оценивает опыт с тренировками основы в Тушино?
Мележиков: — База функционирует в полном объёме. Там работает персонал и проживает «Спартак-2» и молодёжка. Мое мнение: конечно, я за то, чтобы база была основным местом для проживания и подготовки основного состава. У Дмитрия Львовича на этот счёт есть другое мнение.
Попов: — Почему другое?
Мележиков: — Ну в любом случае всё зависит от главного тренера. На сегодня тренер решил, что удобнее в Тушино. Окей, значит будет так.

— Как развивается ситуация с иском «Тамбову», который жил на базе «Спартака», но до сих пор не оплатил 2,6 миллиона рублей?
Мележиков: — Безусловно, мы все за поддержку «Тамбова» в этой сложной ситуации и сохранение целостности соревнований, но иск мы подали только для того, чтобы иметь отчёт для аудиторов. Перед нами есть определённая задолженность. Для её погашения должны быть предприняты действия — чисто в рамках финансового учёта. Нужно встать в очередь на случай банкротства.

— Стоит ли перед «Спартаком» проблема финансового fair play?
Мележиков: — Эта проблема есть всегда и у всех. Мы находимся в контрольных точках. Буквально только что общались с Дмитрием Львовичем по поводу трансферов — в том числе с учётом финансового fair play.

— В случае непопадания «Спартака» в ЛЧ возникнет необходимость продавать кого-то из лидеров?
Мележиков: — У нас всегда есть возможность выравнивать финансовый fair play за счёт релевантных доходов.

— Это какие доходы?
Мележиков: — Те, которые признаются УЕФА рыночными. Определённый резерв в этом направлении еще есть. Постоянно обсуждаем это и с коммерческим, и финансовым директорами.

— По поводу 100-летия клуба. Цель — выиграть чемпионство к этой дате?
Мележиков: — Мы для себя видим это не как далёкую цель, а как задачу, которую нужно выполнить позарез. В самое ближайшее время — в тот период, который входит в 100-летие. Под эти задачи мы все поставили себе чёткие сроки и ориентиры.

— Что это значит?
Попов: — Я сам себе поставил срок — полтора года, чтобы было понятно, насколько моя работа эффективна, насколько удаётся добиться результата. Через полтора года я сам себя оценю. Понятно, что это сделают и все остальные, но в том числе и я.
Мележиков: — А что касается 100-летия клуба, то это не просто мероприятие, которое должно произойти. Мы видим здесь драйв — толчок для развития клуба: для пополнения базы CRM, для нового взаимодействия со спонсорами, для поиска новых источников дохода или развития прежних, для эвент-мероприятий, которые станут возможны после снятия ограничений по посещаемости. Хотим развиваться по всем направлениям.

Мележиков: Служба, мемы, мины

— Бывший президент «Локомотива» Наумов говорил, что вы — человек военный, а потому обязательный и исполнительный. Вас действительно сформировала служба?
Мележиков: — В армии меня научили системному подходу и дисциплине. Для меня важен не процесс, а достижение результата.

— Где и сколько служили?
Мележиков: — Не так много: 5 лет военного училища и ещё 5 лет военной службы. В основном был на Северном Кавказе.

— Человеку с военным прошлым тяжело адаптироваться к современным провокационным соцсетям: переписка с Месси, «Симпсоны», пасхалки…
Мележиков: — Скажу так: ретроградом я не являюсь. Адаптироваться к гражданской жизни помогло то, что я не слишком поздно ушёл из армии. С 2000 года нахожусь в бизнесе, а с 2003-го — в футболе.

— Вспомните последний мем, который вас рассмешил?
Мележиков: — Не особо слежу за ними, но большое спасибо людям, которые меня окружают. Ведь не всё делаю лично я. У нас в команде есть Дмитрий Львович, который проделывает огромную работу с трансферами и всем остальным. Большое спасибо Антону Фетисову, который помогает с мемами и соцсетями. Спасибо всем, кто работает в клубе.

— Последний вопрос. Мы недавно делали большое интервью с Романом Асхабадзе. Он сказал, что работа в «Спартаке» при Федуне — это хождение по минному полю. Вроде только всё уладил, а потом просыпаешься и может прилететь откуда угодно. А как бы вы охарактеризовали работу в «Спартаке»?
Мележиков: — Я до футбола работал в других организациях. Задачи сыпались круглосуточно. Иногда просто не успевал выполнять и переходил в другой режим работы. Не могу сказать, что в «Локомотиве» мне было работать легче. Хотя и там я приходил на работу и понимал, что «хвостов» нет, но потом заходил к президенту и появлялась такая задача… Не буду её называть, но сложная и в какой-то степени даже невыполнимая. В «Спартаке» во многом то же самое. Да, тяжело, но чтобы не было неожиданностей, нужно много времени уделять планированию. Тогда внезапные задачи не будут прилетать. Главное подчищать «хвосты» и иметь план, в котором уже выбираешь приоритеты. Нельзя всё брать на себя — что-то необходимо распределять среди команды, а потом контролировать взаимодействие.

— А как вы ответите на тот же вопрос?
Попов: — Мне кажется, минного поля там не было, если самому мины не ставить.

Источник: https://www.championat.com

Комментарии: