Кутепов: «Хочу ещё раз стать чемпионом со «Спартаком». Но не в роли запасного»

Чемпионат.com 42 0 Автор: Михаил Гончаров - 4 декабря 2020

Летом 2018-го Кутепов выдал один из самых мощных отрезков в карьере, отлично сыграв на домашнем чемпионате мира. «Мы думали, что приобрели центрального защитника для сборной на долгие годы», — признался Черчесов. Но развить успех не получилось.

Сначала Илью преследовали травмы, а в новом сезоне четвертьфиналист чемпионата мира проигрывает конкуренцию молодому Павлу Маслову. До середины сентября всё было совсем грустно: Кутепов пребывал в глубоком запасе, не играл вообще и, казалось, мог уйти из клуба. Потом Илья всё же провёл несколько матчей: в Казани получил приз лучшему после победы над «Рубином» (2:1), поучаствовал во встречах с «Родиной», «Тамбовом», «Химками», «Енисеем» и «Ростовом»… Но понятно, что столь скромное количество игр совсем не то, на что рассчитывает амбициозный футболист в самом расцвете сил.

Со статистикой у Кутепова всё в порядке: он по-прежнему хорошо сбалансирован в своих качествах и имеет немало достоинств. Среди них — агрессивный стиль (отсюда большое количество выигранных единоборств в пересчёте на 90 минут), игра вверху, длинная передача. Если сравнить всех защитников «Спартака» по статистическим данным, вряд ли будут заметны громадные различия между Кутеповым и другими коллегами по амплуа. Где-то лучше цифры у него, где-то — у кого-то из партнёров.

Но статистика статистикой, а в личном рейтинге Тедеско Кутепов расположился на четвёртом месте, он выходит на поле только тогда, когда выбывает кто-то из основной тройки. В интервью «Чемпионату» Илья рассказал о своей сложной ситуации и конкуренции, раскрыл детали общения с тренером и его требования, а также объяснил, почему не покинул команду летом и стоит ли ожидать этого в зимнее трансферное окно.

Почему «Спартак» в новом сезоне стал сильнее, чем в прошлом

— В матче с «Ротором» вы вышли на замену Ларcсону. Внезапно — в нападение! Какое задание получили от Тедеско?
— Пошёл разминаться ещё в начале второго тайма. Джикия несколько раз покидал поле из-за повреждения — я готовился выйти в любой момент. В конце игры Тедеско позвал меня и сказал, чтобы был готов через две минуты. Поставил задачу: выхожу в нападение, нужно цепляться за мячи и прессинговать соперника. В целом по игре мы атаковали, владели преимуществом, но допускали много простых потерь мяча. Во втором тайме у «Ротора» были опасные подходы к нашей штрафной. Второго гола очень не хватало. Жаль, что нам не удалось забить его раньше.

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Тедеско сказал, что может и дальше использовать вас на позиции центрфорварда. Готовы заменить Соболева и играть в нападении до конца года?
— Если тренерский штаб решит, что меня нужно выпускать вперёд, — конечно выйду и сыграю. От такого опыта игры в атаке я бы не отказался. Но, думаю, больше пользы я принесу, если буду играть на своей привычной позиции центрального защитника.

— «Спартак» после крайне сложного прошлого сезона начал выправлять ситуацию и держится вверху таблицы, хотя состав почти тот же. В чём причины преображения?
— Главный фактор — тренер наконец реализует свои планы, видение игры. Если осенью и весной мы просто привыкали к его требованиям, то сейчас футболисты понимают, что хочет Тедеско. Отсюда и результат.

Хотя нам всем нужно было время на адаптацию. Тедеско пришёл в разгар чемпионата, а не в начале. У него были зимние сборы, но состав во время них частично обновлялся — например, пришёл Саша Соболев. Это тоже вносит коррективы в работу тренера.

— Почему после очень уверенного старта команду заштормило в последних турах?
— Команда молодая, немного не хватает стабильности. Забраться на первое место тяжело, а удержаться на нём ещё тяжелее. Но, думаю, мы справимся с этим.

— Матч против «Ростова» Тедеско назвал единственным реально плохим по качеству. «Спартак» не справлялся с прессингом соперника, не мог выйти в атаку. Разбирали потом причины?
— Их было несколько, в том числе и недонастрой. Даже если взять пробег: у нас он меньше, чем у соперника. Скорее всего, это и сказалось на игре. «Ростов» нас просто перебегал, поэтому и не получалось выходить из-под прессинга.

— Валерий Карпин тогда заявил: «Спартак» удивил тем, что ничем не удивил. Играл как обычно, хотя знал, что мы будем прессинговать». Тактических проблем не видите?
— А мы играем не от соперника. У нас есть свой футбол — от него и отталкиваемся.

— Неоднократно слышал, что при Тедеско впервые с осени 2018-го игроки отлично знают, что им делать на поле. Раньше такого не было?
— Да, сейчас каждый футболист чётко знает свои функции на 99,9 процента. У Кононова немного другие требования — у него была идея комбинационного футбола, очень хотел поставить его команде, больше было импровизации. А у Тедеско всё предельно четко, разложено по полочкам. Знаешь: что, куда и зачем. Хотя понимание игроков пришло не сразу, само собой. Это невозможно.

— В чём феномен тактической подготовки Тедеско? Почему футболисты улавливают информацию лучше?
— На тренировках мы ставим задачу отработки конкретных эпизодов, фаз. Делаем на это упор, доводим до автоматизма. Плюс теории. Всегда по-разному, иногда их может быть три, иногда — одна. Обязательно — разборы собственных матчей и соперника, нам дают информацию по каждому игроку.

— В прошлом сезоне «Спартак» часто упрощал футбол — действовал на контратаках, а в постепенном нападении бил вперед на Понсе и Соболева. Сейчас упрощений стало меньше. Требования Тедеско изменились?
— Это опять же к вопросу об адаптации. В прошлом сезоне футболисты пытались сыграть более надёжно, где-то перестраховывались. Сейчас, когда все конкретно знают, что нужно делать, то чувствуют себя более раскрепощенно. За счёт этого получается неплохой контроль мяча. Даже на тренировках лишних бездумных выносов быть не должно — это задача тренера. Удары от ворот нужно разыгрывать низом, а если даже идёт длинная передача, то адресная на партнёра, а не в скопление.

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Почему правая сторона поля при этом задействуется чаще левой?
— Это вопрос к Максименко. Саша обычно так начинает, сам выбирает направление. По настроению, наверное.

— Почему при навесах и метании мяча по вратарской центральные защитники в «Спартаке» часто приклеиваются к ленточке? Так неоднократно делали вы, Джикия, Жиго.
— Дурацкий рефлекс какой-то, если честно. Это не требование Тедеско. Просто такое на тренировках бывает, переносится на игры. На самом деле не очень положительное качество, даже если удаётся выбить мяч с линии и подстраховать вратаря.

— «Спартак» идёт в группе лидеров, но при этом пропускает чуть больше конкурентов. С чем связано?
— Мы играем в атакующий футбол. Остаётся очень большая зона за спиной при нашем высоком контрпрессинге, и у соперника появляются возможности для контратак. Но это не значит, что у Тедеско акцент только на атаку. Мы хотим и обороняться, и идти вперёд.

Но при нашем подборе игроков в нападении мы не можем просто отсиживаться в обороне — должны атаковать.

— Сегодняшний состав «Спартака» способен бороться за золото?
— Результаты говорят сами за себя. Если в одно время мы шли на первом месте, а сейчас в тройке, то это вполне возможно.

— Кого видите главным конкурентом?
— Как обычно — «Зенит». И ЦСКА. Думаю, «армейцы» в этом сезоне реально будут бороться за чемпионство. У «Краснодара» результаты нестабильны. Команду штормит, не знаю почему — это уже их вопросы. «Локомотив» при всём уважении — вряд ли.

«Вряд ли на моих позициях в «Спартаке» сказались травмы. Тем более они уже позади»

— За 2,5 года после ЧМ-2018 вы провели 33 официальных матча: сначала было много повреждений, теперь тренерский фактор. Сначала о травмах. В чём были их причины?
— Два раза возникали проблемы с пахом, причем вторая травма — рецидив. Случалось всё в очень неприятный период. Первый раз — сразу после чемпионата мира, выпал почти на два месяца. Восстановился, только начал играть — зимний перерыв. Прошли сборы, наступила весна — и опять пах. Выпадаю до конца сезона. То есть весь сезон после ЧМ-2018, когда вроде бы только что был на пике, я потерял.

Потом появлялись мелкие повреждения — то мышечные, то нос сломанный. Но это всё не настолько серьёзно и долго.

— Все эти проблемы со здоровьем могли сказаться на ваших позициях?
— Думаю, нет. Когда тренер только пришел, у меня тоже был надрыв задней мышцы поверхности бедра. Восстановился быстро, пропустил буквально один матч — и потом уже играл. Тедеско меня ставил. То есть ситуация была такая же, как летом.

— А глобально по осеннему отрезку прошлого года к вам не возникало претензий?
— Нет. Никаких жёстких выпадов или разбора конкретных ситуаций — ничего. Мы как общались, так и сейчас общаемся — в хорошем тоне, на позитивной волне. Негатива никакого. Работаем, делаем одно дело. Понятно, что ситуация не может меня устраивать. Если ты нормальный профессиональный спортсмен с амбициями и желанием развиваться, ты всегда хочешь играть. Я это говорил и буду повторять. Свою работу я выполняю, держу себя в форме.

— 20 сентября вы впервые в сезоне вышли в стартовом составе на матч РПЛ против «Рубина». Сыграли достойно, получили награду лучшему футболисту матча. Был шанс закрепить личный успех и снова стать игроком стартового состава в «Спартаке»?
— Ко мне подошёл тренер и сказал: «Будешь играть на позиции центрального в тройке». Ответил: «Ок, без проблем». Свои задачи в том матче я выполнил, сделал всё по максимуму. Был просто счастлив, что наконец-то вышел в стартовом составе. Хороший матч, мы победили. Эмоции только положительные.

Ощущение, что теперь всёе изменится, было, но опять же — состав выбирает тренерский штаб. А играть хочется, конечно. Аппетит приходит во время еды.

— Со стороны могло показаться, что если бы и следующую встречу против «Тамбова» вы провели так же уверенно, то Тедеско мог бы пересмотреть номинальный стартовый состав. Но вас тогда заменили по ходу матча — формально из-за жёлтой карточки.
— Мне тоже была названа такая причина. Как я оценю свой футбол в той игре? Рядовой матч. Не пропустили, свою работу сделали. Вторую жёлтую я бы не получил. Там и первая такая… Небесспорная. Но не будем вдаваться в работу арбитра.

— Когда стало понятно, что Тедеско перейдёт на тройку центральных защитников, казалось, что вы будете играть в самом центре. А Жиго и Джикия, любящие бегать вперёд, — по сторонам. Но в итоге вас подвинули правее. Тренер спрашивал, кому где удобнее?
— Нет, мне вообще было всё равно, на какой позиции играть. Поставили бы в ворота — сыграл бы в воротах. Для меня принципиальной разницы нет — правее, левее, в самом центре. К крайним центральным больше требований по подвижности, агрессии в единоборствах, включениям в атаку. В самом центре тоже хороший объём работы — бегать, подчищать за всеми. Как за партнёрами слева и справа, так и за опорниками.

— Жиго часто подключается в атаку с позиции самого центрального защитника — перехватывает, бежит сквозь опорную зону. Это часть тактики или импровизация?
— Вряд ли такое требование будет у тренера. Скорее, импровизация. По ситуации можно это делать — не запрещается. С «Рубином» я тоже так действовал. Игра идет — почему бы не попробовать? Если самый центральный идет вперёд, другие партнёры сужают пространство и страхуют.

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

«Спрашивал у Тедеско, почему не играю. Но услышал то же самое, что и журналисты»

— Какие у Тедеско основные требования к центральному защитнику, играющему ближе к флангу, в стадии начала атаки?
— Нужно найти своего партнёра — желательно передачей вперёд. По возможности не делать длинных забросов в борьбу.

— Этим вопросом я подвожу к обсуждению вашей конкуренции с Масловым. Вас наверняка сравнивают внутри штаба. Сами понимаете, почему не играете?
— Нет. В сентябре, когда не успел сыграть ни одного матча в сезоне, подошёл к Доменико, поговорили. Он сказал мне много хороших слов.

— На публике он тоже хвалит вас. Хочется узнать конкретно, какие спортивные качества его в вас не устраивают. Журналистам он говорит: «Основная тройка защитников сложилась, здорово себя проявляет, Илье нужно терпеть и работать. Понимаю его амбиции, если он хочет играть — мы открыты к диалогу».
— Мне было сказано примерно то же самое. Сказали, что я работаю на тренировках, все отлично. Но у нас сложилась тройка защитников, у них хорошее взаимопонимание — пока так.

— Вы не спрашивали, в чём слабее Маслова?
— Нет. Такие вопросы я не задавал.

— Можно переформулировать: «В чём мне нужно прибавлять, чтобы снова стать основным защитником?»
— Мы не дошли до этого, беседа закончилась. В целом спокойно пообщались, но что знаете вы, то и я.

— Насколько я понимаю и вижу, Тедеско считает, что Маслов лучше вас начинает и поддерживает атаку: он более подвижный, с уверенной средней и длинной передачей, может зайти на чужую половину на самостоятельном ведении. И это важно для внешнего центрального защитника, особенно учитывая, что правая сторона используется чаще при развитии атак. Как вы сами оцените своё умение начать атаку?
— По какой шкале? Это только статистика может сказать. После матча мне приходит отчет от InStat. Я изучаю, что получилось сделать, а что нет. Смотрю на точность передач, количество и процент выигранных единоборств и на общий индекс InStat. Из последнего, что видел — в матче с «Ростовом» точность передач составила 84 процента. Нормальный показатель, учитывая, что мы всё время были под прессингом. Но ведь центральный защитник — это не только начало атаки. Это баланс качеств: единоборства, позиционные перемещения, игра вверху.

— Как оцените своё умение бороться?
— Опять же, возвращаемся к статистике. В матче с «Ростовом» — 100 процентов выигранных единоборств как внизу, так и вверху. И один из самых высоких индексов в команде.

— За последние годы у вас вырос показатель выигранных верховых единоборств. Отрабатываете их специально? Против кого в «Спартаке» и во всей РПЛ сложнее всего играть вверху?
— Процент верховых единоборств вырос — хорошо, значит, мы все правильно делаем на тренировках. Обычно это работа в тренажёрном зале. В «Спартаке» много ребят, которые хорошо играют «на втором этаже» — было бы неправильно кого-то выделять. А в РПЛ назвал бы Дзюбу — мощный парень, хорошо выбирает позицию, не зря «Зенит» чаще всего использует длинные передачи на него.

— Вы достаточно агрессивный защитник — любите выдёргиваться из линии и атаковать соперника в момент приёма мяча. Отсюда большое количество отборов, но и фолов тоже достаточно — в среднем по сезону 15,95 отбора и 2,46 фола за 90 минут. Это стиль игры или задание тренера — действовать агрессивнее на выбросах из зоны? Тренеры не просят иногда играть спокойнее, защищать зону, не выбрасываться?
— Я бы не сказал, что очень агрессивный. Да, люблю выдергиваться вперед, атаковать соперника в момент приема мяча. Это, скорее, стиль игры, и мне это нравится. Отсюда могут быть фолы, но я не считаю, что это плохо. Фолы — это часть игры, полностью исключить их невозможно, тем более защитникам. Против нас тоже не абы кто, а очень хорошие ребята играют. Просьбы со стороны тренера так не делать не было. Он иногда сам требует, чтобы не только защитники, но и остальные игроки прессинговали соперника в момент приема мяча. Где-то и фолы с этим связаны — иногда ты вынужден сфолить, чтобы прервать контратаку.

— Если резюмировать тему конкуренции: вы не понимаете, как её выиграть?
— Нет. Если бы поставили конкретную задачу: «Нужно улучшать это, это и это», то было бы проще, наверное. А так я просто продолжаю работать. И жду. С одной стороны, это грустно. С другой, это даёт почву, чтобы работать дальше и прогрессировать не в определённом компоненте, а во всех сразу. Ищу положительные моменты.

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

Как Кутепов относится к критике и определению «привозной защитник»

— Читаете критические заметки о себе?
— Я мало играю — за что меня критиковать? (Смеётся.) Я ничего не делал. К критике отношусь спокойно, она была, есть и будет. Вне зависимости от результата.

— Часто встречается мнение, что на ЧМ-2018 Кутепов был хорош только благодаря Игнашевичу. Слышали?
— Конечно. Но меня оно не задевает. Сколько людей, столько мнений. Я знаю много людей, которые так не считают.

— Игнашевич тоже недавно высказался по поводу вас: «Некоторые защитники созревают к 30 годам. Возможно, время Кутепова ещё не пришло. В паре защитников есть кто-то ведущий, а есть ведомый. Мне показалось, что Илье комфортнее, когда с ним в паре кто-то более опытный или мастеровитый».
— Не видел эту цитату. Но я не понимаю, когда защитников разделяют на «ведущих» и «ведомых». На мой взгляд, это странно. Защитники должны дополнять друг друга. Если кто-то будет подстраиваться под игру другого, то не будет показывать свои лучшие качества и раскрывать их.

— Кто в «Спартаке» чаще руководит партнёрами голосом? Джикия, Жиго, вы?
— Все могут это делать. Зависит от ситуации. Бывает в игре, что ты задохнулся и даже слова сказать не можешь. Или не видишь, кто у тебя за спиной. В таких случаях могут подсказывать партнёры, независимо от позиции. Я точно не считаю себя ведомым. Вообще не признаю такого понятия.

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Вас обижает статус «привозной защитник», который есть среди болельщиков?
— Центральные защитники всегда под огнём критики. В любом пропущенном голе можно найти нашу ошибку. Не знаю, как это преодолеть — и нужно ли это делать. Меня не задевает, как и любое мнение со стороны. Ошибаются все, но я не из тех, кто будет указывать на других — ага, смотрите, он тоже привёз, критикуйте и его теперь.

Кого-то ошибки приводят на скамейку, а кто-то продолжает выходить на поле. Не всё здесь зависит от тебя.

— Реально показывать высокую эффективность в условиях, когда нет постоянного тонуса, и ты выходишь на поле лишь эпизодично?
— Всем важна стабильность. Конечно, когда ты входишь в игровой ритм, то постепенно набираешь форму через игры. А когда играешь маленькими отрезками, после чего садишься на неопределённый период, тяжело постоянно быть в порядке. Ты все равно выпадаешь — нужно какое-то время на адаптацию. Ждешь и ждешь свой шанс, и каждую игру должен показывать что-то феноменальное. Не всегда так бывает. Для центральных защитников редкая игровая практика тяжелее вдвойне. На этой позиции вообще ротация гораздо меньше, чем в атакующей линии.

«Были предложения от «Краснодара» и «Динамо». «Спартак» не отпустил»

— Одна из последних фраз у вас в «инстаграме»: «Невозможно контролировать всё, что с вами происходит. Можно лишь контролировать свою реакцию на это». Какая самая правильная реакция сейчас?
— Обожаю эту цитату! Я её привёл не только из-за сегодняшней ситуации. Она вообще полезна в жизни. Не зря же говорят: для кого-то стакан наполовину полон, для кого-то — наполовину пуст. Если посмотреть с одной стороны, у меня всё хорошо: я в «Спартаке», великом клубе, очень люблю всех болельщиков и команду. Но с другой, есть личные амбиции.

Реагировать можно по-разному. Если негативить, устраивать скандалы, то легче никому не станет. Я продолжаю работать с максимальной самоотдачей, развиваться. Тренер это прекрасно видит. Как и то, что я не очень доволен ситуацией. Причём Тедеско сам это сказал: «Я вижу, что ты недоволен».

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Сколько раз после чемпионата мира вы были готовы мысленно уйти из «Спартака»?
— Лучшие моменты карьеры я пережил в «Спартаке». Здесь и чемпионство, и Лига чемпионов, и много других матчей. Поэтому из мыслей «Спартак» у меня не уйдёт никогда. А я из «Спартака»? Наверное, это появилось только в последнее время из-за сложившейся ситуации. Велись переговоры с другими клубами. Да, мысленно я был уже готов. Впервые за всё время.

— Вы сидели в запасе и при Кононове. Тогда не было рвения сменить обстановку?
— Тогда был скомканный период — травма паховых колец очень неприятна, остаточные боли беспокоили на протяжении месяца или двух после полного восстановления. Поэтому ту ситуацию я перенёс спокойнее: понимал, что нужно закачать мышцы, вернуть форму — и всё будет в порядке. А сейчас я полностью здоров, ничего не беспокоит.

— Всем известно, что летом у вас было конкретное предложение от «Краснодара». Почему не срослось?
— Вариант с «Краснодаром» появился первым, ещё летом. Я лично не общался с представителями клуба, всё через агента. Интерес был, переговоры велись. Потом пришло «Динамо». Тоже с конкретикой.

Я общался с руководством «Спартака». Сказал, что не хочу продолжать карьеру так, как она складывается сейчас, оставаться без практики. Мы рассматривали разные варианты, я был не против ни аренды, ни трансфера. Не хочу просто так быть в клубе, где не приношу пользы и не занимаюсь любимым делом.

— Тедеско, судя по интервью, был за. Как отреагировал клуб?
— Так, что я остался в «Спартаке». Все трансферы были заблокированы. Сказали, что Федун хочет видеть меня в клубе. Лично с Леонидом Арнольдовичем я не общался, но Газизов передал мне в том числе его слова.

— Чувствуете личную симпатию Федуна? Помню, он очень хвалил вас после того самого матча с «Рубином»: «Кутепов — профессионал, вышел и сыграл потрясающе».
— Вы представляете, я играю в «Спартаке», а президент клуба такие слова про меня говорит! Конечно, мне было приятно. Красным стал от смущения. Краснее, чем наша форма. А если серьёзно, меня решили не отпускать. У меня действующий контракт, клуб имел право на любое решение. Да, я мог привести свои аргументы, но в целом спорить с руководством — не лучший вариант.

— Несколько межсезоний подряд возникают варианты с Турцией. Откуда такой интерес из этой страны?
— Турция действительно была как сейчас, так и год назад. Два или три клуба интересовались, но до конкретики не дошли. «Антальяспор» и еще несколько, не помню уже названия.

— Высока вероятность, что до зимнего перерыва в личном рейтинге Тедеско вы так и останетесь четвёртым центральным защитником. Какие планы на трансферное окно?
— Такие же, как и летом. Оставаться без игровой практики бессмысленно. Не знаю, зачем тогда вообще играть в футбол. Может, кому-то нравится сидеть на контракте и получать зарплату — но это точно не мой случай. Если ничего не поменяется, буду общаться с руководством — как договоримся.

«Уверен, Черчесов сможет подготовить сильную сборную к Евро-2021»

— Какие впечатления остались от последнего матча сборной России в Белграде?
— Как футболист я понимаю, что чувствовали ребята в такой игре. Даже через ТВ-картинку эти эмоции передавались. Вообще 5:0 — это жёстко. Думаю, сказались быстрые голы. Сербы реализовали свои моменты ещё жо перерыва, и уже сложно играть, когда проигрываешь 4:0 в первом тайме. Если бы сборная России забила при счёте 0:0, а моменты были, то игра пошла бы совсем по-другому. Сербы забили почти всё, а мы — ничего.

— В октябре, когда вы только-только сыграли первые матчи в сезоне за «Спартак», получили вызов в сборную России. Неожиданность?
— В какой-то степени — да. Но внутри себя ждал. Хотелось, конечно. В сборной в каком-то смысле перезагрузился. Вышел против Швеции. Долго не играл в футболке национальной команды, да и вообще после долгого перерыва для меня это был третий полноценный матч. Понятно, что сборная совсем другой уровень, более высокие скорости. Где-то поначалу было сложновато, но потом вошел в ритм. Не скажу, что провёл грандиозный матч, но мне важно было почувствовать эту атмосферу игры в национальной команде.

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Разговор с Черчесовым был?
— Да, мы долгое время не виделись. Пообщались, ничего сверхъестественного. Станислав Саламович тоже интересовался темой отсутствия у меня игровой практики, чтобы футболисты, которых он вызывает, постоянно выходили на поле — это напрямую влияет на их игровую форму. Станислав Саламович не рад, что я так мало выхожу в «Спартаке».

— За время после чемпионата мира вы часто общались с ним?
— Когда я получил первую травму паховых колец после чемпионата мира, он мне звонил, поддерживал. Весной, когда случился рецидив, тоже.

— Вы были внутри сборной, когда она готовилась к ЧМ-2018. За месяц команда тогда преодолела путь от изгоев до героев. Сначала над ней все смеялись, потом все полюбили. Верите, что такая же история возможна на Евро-2021?
— Не хотелось бы повторения в том плане, чтобы поначалу страна смеялась. А вот если будут восхищаться и любить — это круто.

— После 0:5 в Белграде настроение страны уже тяжёлое. Злая ирония и смешки слышны.
— Это отдельно взятый матч. Громадных провалов не было, на чемпионат Европы команда уверенно пробилась. На последнем сборе не было нескольких игроков основного состава — в какой-то степени это повлияло на результат. Когда все ребята сыграны, проще, а в этот раз было много новых лиц.

— За 30 дней сборов тренеры сборной смогут снова построить команду-конфету?
— 30 — даже много. Справятся быстрее! Я знаю методы работы Черчесова и его штаба. Уверен, всё будет хорошо.

Вообще я думаю, что наша сборная сильна именно как команда. Отличная атмосфера, ребята общаются, поддерживают друг друга, стараются помочь. Нельзя выделить одного лидера — результата добиваемся только все вместе.

— Свои шансы вернуться в сборную оцениваете высоко?
— Ставлю такую задачу. Но для этого, во-первых, нужно начать играть. Во-вторых, делать это качественно.

«Тиль — классный футболист! Просто топ»

— Против кого из нападающих «Спартака» сложнее всего играть на тренировках? Кто самый крутой из четвёрки?
— Все хорошие. Но конкретно мне тяжелее против Ларссона. Он сильно прибавил за год в «Спартаке». Джордан ниже ростом, центр тяжести посажен, очень техничный, быстрый.

Короткими перебежками доставляет проблемы. Я говорю про игру внизу. Если мяч идет чуть выше — уже ему тяжелее. Но у нас есть правило, что на тренировках мы вверху особо не бодаемся, чтобы своих не покалечить.

— Почему у Гуса Тиля не получилось в «Спартаке»?
— Скажу так: Тиль — классный футболист! Просто топ. То, что я видел на тренировках, как он работает с мячом, мне очень нравилось. Если бы Гус играл стабильно, мог бы принести очень много пользы.

— Что же такого он показывал на тренировках?
— Качество работы с мячом, технические действия, правильные открывания, приём мяча, обыгрыш и быстрый удар. Да всё! Мне лично тоже сложно было играть против него.

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Как проходит адаптация Мозеса?
— Ему тяжело: приехал в Россию — и сразу холодно. Морозы наступили, снег выпал. Наверное, пребывает в шоке. Он больше с иностранцами общается. По поведению вообще не чувствуется, что звезда. Очень простой парень.

— Понимаете, почему сдал Бакаев?
— Не знаю. На тренировках пашут все, Зелимхан — тоже. В матчах, наверное, уже что-то сугубо индивидуальное.

— Как вы пережили и продолжаете переживать сложный период коронавируса?
— В период самоизоляции постоянно находился с семьёй, компенсировал всё пропущенное ранее время. Живу в частном доме: тренировался, ходили с детьми гулять по поселку. Занимался домашними делами, мог прибраться в гараже. Мыл машину несколько раз.

— Какая у вас? Lamborghini, как у Крала?
— Такую бы я сам не мыл! Соседа бы попросил, ха-ха. У меня «Лексус». Мне важны комфорт, безопасность. Я не гонщик. Хотя иногда полихачить могу, даже до 180 разгоняюсь — если дорога хорошая, почему нет?

— Уже понимаете, как будете проводить короткий отпуск в декабре? Куда-то рискнёте полететь?
— Нет. Хочу встретить дома, по-семейному, с оливьешечкой, пюрешечкой. Может, даже позволю себе бокал шампанского.

— Давно не позволяли?
— Да как-то не хочется. Сезон в разгаре, нужно тренироваться. Я не любитель. Могу позволить себе бокал вина — это абсолютный максимум. Пиво и крепкие напитки не пью.

Бывает, что дарят дорогие бутылки, но они у меня стоят — ни разу не тронутые, покрылись слоем пыли.

— Сейчас часто обсуждается посткарантинный календарь — он очень жёсткий, матчей слишком много. Я, например, даже футбол устал смотреть. А футболистам каково?
— Я тоже устал смотреть, хочу поучаствовать уже, ха-ха. А если серьёзно, когда режим «игры-игры-игры» — это круто. Нет времени растягивать тренировочный процесс. Футболисты больше всего не любят тренироваться. Чем чаще матчи, тем лучше.

— У вас есть футбольная мечта?
— Хочу ещё раз стать чемпионом.

— Со «Спартаком»?
— Да, со «Спартаком». Но только не в роли запасного.

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

Источник: https://www.championat.com

Комментарии: