«Позвонил Дзюбе и попросил его больше ничего не фоткать». Джано — о карьере, «Спартаке», хейте и уходе из «Ротора»

Sport24 93 0 17 ноября 2020

Летом 2019 Джано Ананидзе покинул «Спартак» и начал новый этап карьеры. Не закрепившись в «Крыльях Советов», он съездил на Кипр, а затем подписал контракт с вышедшим в РПЛ «Ротором». В Волгограде тоже не сложилось — Джано не сумел залечить старую травму и разорвал контракт, не сыграв за команду ни одного матча. Тренер «Ротора» Александр Хацкевич даже сказал, что футболист готов завершить карьеру, на что Джано ответил в инстаграме. Позже он прокомментировал свою реакцию в беседе со Sport24.

Теперь публикуем полное интервью Джано. В нем он рассказывает:

— готов ли он вернуться в «Спартак», чтобы набрать форму.
— что он написал Дзюбе после слитого интимного видео.
— что думает о Гусе Тиле, которого купили за большие деньги, а потом отдали в аренду.
— после какого разговора с Тедеско он решил покинуть «Спартак».
— в чем был секрет команды Карреры.
— Что бы он изменил в своей карьере, если бы мог отмотать время назад.

«Джикия спросил: «Не хочешь за «Спартак"-2 поиграть»?

— Как ты перенес поражение сборной Грузии от Македонии? У вас был шанс впервые выйти на Евро.
— ¬Это, конечно, большая трагедия. У нас с македонцами было 90 минут, чтобы войти в историю, но, к сожалению, не получилось. Я не знаю, когда у нас еще будет такой шанс. Надеюсь, что скоро.

Я очень переживал за сборную и хотел, чтобы она решила задачу. В голове сидело, что сам могу выздороветь и попасть в команду на Евро-2020. Мне было без разницы, где бы я играл к этому времени. Сейчас же главное восстановиться, чтобы набрать форму до лета.

(gff.ge)

gff.ge

— Где и как планируешь ее набирать? Может, в «Спартак» на правах старого знакомого набрать?
— Мне недавно, кстати, Джик (Джикия, — прим. Sport24) звонил. Спросил: «Не хочешь за «Спартак-2» поиграть?». Я сказал, что все возможно, но вряд ли. Я могу в Грузии попроситься в любую команду, меня здесь все знают, я игрок сборной. Но я не хочу просто тренироваться, я хочу играть. Тренировки одно, а игровая практика — другое.

— А если «Спартак-2» захочет тебя подписать, как это было с Шишкиным и Дьяковым?
— Не знаю, но скорее всего, откажусь. Не то, что я не хочу играть в ФНЛ… Просто не очень-то правильно вернуться туда, увидеться со своими друзьями, но не тренироваться с ними. Лучше я пойду в высшую лигу Грузии и поиграю за «Динамо» Тбилиси, чем буду в команде из ФНЛ. Думаю, в Грузии будет легче форму набрать, чем в «Спартаке-2».

— То есть Россия — не приоритет?
— Главное, чтобы я играл и набрал форму. Я планирую провести сборы в январе, без разницы, где я буду. Конкретных предложений у меня сейчас нет, чтобы говорить про свое будущее. Может быть, я в «Барсу» хочу, но я тут ничего не решаю.

«Позвонил Дзюбе и попросил его больше ничего не фоткать»

— Как в целом проводишь время?
— До вылета на лечение в Стамбул играл в мини-футбол с местными грузинскими легендами. Катали мяч с Иашвили, Муджири, Кобиашвили и другими ветеранами. Я выходил, чтобы побегать и не набрать лишний вес. Вы же прекрасно понимаете: с такой кухней, как в Грузии, если ты не двигаешься, можно легко набрать 5 килограмм. Поэтому и играл в мини. Сейчас прохожу реабилитационный период, восстанавливаюсь. Хочу поскорее вернуться, а там как здоровье позволит. Пока все идет по плану. Но очень сложно смотреть за футболом со стороны и не играть самому, когда с 15 лет выступаешь в высшей лиге и в еврокубках.

— Читаешь комментарии по поводу ухода из «Спартака» и «Ротора»? Или закрываешь на это глаза?
— Мне без разницы, что пишут люди. Я всегда был честен с любым: будь это обычный человек, журналист, или генеральный директор клуба. Что думал, то и говорил. Но мне без разницы, что говорят и пишут люди, которые даже не знают, что я чувствую. Считаю, я расстался со «Спартаком» красиво. Не ругался, как это многие делали.

А из «Ротора» ушел, не взяв ни копейки. Я мог там сидеть, лечиться и деньги зарабатывать, но не стал этого делать. Просто ушел и поблагодарил всех. Я изначально говорил, когда только пришел туда: «Если колено не позволит играть — я уйду сам. И мне и копейки не надо». Я всегда играл с душой и уходил красиво. Так же было и после Кипра: позвонил и сказал, что мне ничего не надо платить. Дело не в том, что у меня много денег, нет. Денег много не бывает. Надо просто по-человечески относиться к каждому делу. Главное, чтобы потом мог посмотреть в глаза человеку, когда его встретишь.

— Про тебя говорили, что ты хрустальный. Раздражало?
— Да, говорили часто. Но так могут говорить или писать только люди, которые сами ни разу в футбол не играли и не знают, что это такое. Такое ощущение, что они больше меня хотят, чтобы я играл каждую игру и не получал травмы! Без травм сейчас в футболе почти никак. Увы. Просто кому-то везет больше, а кому-то меньше. Приведу пример. После матча за сборную Грузии, когда я получил травму крестов, ко мне приехали домой Кобиашвили, Муджири, другие ветераны и руководство сборной Грузии. Кобиашвили сам играл в чемпионате Германии, где за каждый метр надо биться, а он провел там больше 365 матчей. И он говорит: «Я ни разу даже галик (голеностоп — прим. Sport24) не тейпировал». У него даже маленького надрыва не было. Это можно назвать фортуной или даром природы. Но почти нереально в таком агрессивном футболе как в 21 веке без травм провести и часть карьеры. Так что хрустальный я или не хрустальный — пусть судят лучше такие футболисты, как Кобиашвили. Мне без разницы, что пишут про меня посторонние.

— Мелкадзе признавался: когда он выходил на поле, ему кричали: «Иди арбузы продавай»!
— На такие вещи не надо обращать внимания. Сколько футболистов было в «Спартаке», которые играли за «Кубань», «Краснодар» и похожие клубы — там феерили, а приходили в «Спартак» и не получалось. Все знают, что «Спартак» — это другое. Здесь сложно играть из-за огромного давления. Ни в «Зените», ни в ЦСКА такого нет. Потому что это народная команда, и ты должен каждую игру доказывать. Надо просто понимать, что болельщики тоже на эмоциях и могут в любой момент что-то ляпнуть. Не надо обращать на это внимания.

— Твой близкий товарищ — Артем Дзюба. Как ты отреагировал на недавний скандал с его участием?
— Ну какая тут может быть реакция? Посмотрел 10 секунд, что слили в интернет и все. Конечно, я ему сразу же написал, поддержал. Сказал, чтобы он не переживал, что в этой жизни все бывает. Попросил быть аккуратнее и продолжать играть в том же духе и доказывать все на футбольном поле. Это его личная жизнь. Он на это уже ответил, и лучше уже закрыть эту тему. Как я понял, он сожалеет, но для него это уже перевернутая страница. Я могу в таком случае написать только слова поддержки. Ну и попросил ничего больше не фоткать (улыбается).

«Тиль никогда не будет вторым Алексом — даже если все помрут в «Спартаке»

— Следишь сейчас за «Спартаком»?
— Конечно. Когда есть время, смотрю матчи. У меня там лучший друг играет. Поэтому мне всегда интересно смотреть матчи «Спартака».

— А если в игре Джикии что-то не нравится?
— Сразу же говорю ему как есть! Держу его под контролем. Думаю, что в нынешнем сезоне у «Спартака» есть все шансы, чтобы зацепиться за чемпионство. Команда играет на хорошем уровне.

— А с Денисом Глушаковым, бывшим капитаном «Спартака», общаешься?
— Нет, а зачем? Мы общались только в команде. Да и то — у нас никогда не было близких отношений. Да, знаю, что он вернулся в Москву, играет в «Химках». Удачи ему, без травм.

— На твое место в «Спартак» был приобретен 20-миллионный Гус Тиль, который в итоге ушел в аренду. Если бы ты остался в «Спартаке», может, получил бы еще один шанс — и принес бы команде больше пользы, чем он — не думал об этом?
— Да, но что тут сделаешь, если ты встречаешься с гендиректором «Спартака», и он говорит: мол, мы купили футболиста за 20 миллионов, и он по-любому будет играть? У меня к Гусу нет вообще вопросов, как человек он хороший. Но когда его покупали, в раздевалке говорили, что приехал второй Алекс. Он вышел на поле, и я сразу сказал, что он не будет вторым Алексом. Никогда. Даже, если все помрут в «Спартаке».

(Александр Мысякин, Sport24)

Александр Мысякин, Sport24

Есть футболисты, по которым сразу чувствуется, что они могут на поле — как только они в первый раз получают мяч и отдают передачу. Алекс для меня — самый сильный атакующий футболист в «Спартаке», с кем я играл. Но когда берут новичка, пусть и 20-миллионного, и уже через день его сравнивают с Алексом, это некрасиво и неправильно. Он же еще ни разу на поле в футболке «Спартака» не вышел!

— При Каррере в плане управления клубом было лучше?
 — В золотом сезоне. Но там даже не нужна была рука генерального директора. Там были тренер и команда. Они сделали все. Состав тогда был такой, что, если бы он остался, «Спартак» еще на протяжении 5 лет пять раз становился бы чемпионом. Но в итоге уже через полгода из «Спартака» ушло полкоманды. Пришли новые футболисты, и было нереально показывать стабильный результат. Посмотрите, как долго ЦСКА играл одним костяком. Если костяк команды не держится, новые футболисты ничего не дадут, а команда ничего не выиграет. Мы увидели, что так и случилось в «Спартаке».

— Каррера говорил, что видел тебя на позиции Пирло, пробовал тебя там. Почему не срослось?
— Изначально меня на эту позицию поставил главный тренер сборной Грузии Кахабер Цхахадзе. Но в сборной со мной в центре поля играл такой футболист Джаба Канкава, который чистил и «съедал» все в центре. Он выполнял такую же функцию, как в ЦСКА Вернблум. Помню, был период, когда я провел за Грузию три матча и во всех был признан лучшим игроком.

В «Спартаке», к сожалению, такого футболиста в центре поля не оказалось. Были только Фернандо и Зобнин. К Зобе вообще нет вопросов, это топ-футболист, он может играть на любой позиции. Фернандо же больше выделялся в работе с мячом. Когда я центре оказывался вместе с ним, отобрать мяч было некому. Каррера в итоге понял, что в «Спартаке» нет такого футболиста, чтобы позволял мне получать мяч и развивать атаки. Все прекрасно знают, что отбор — не мое лучшее качество.

— Где видел тебя Тедеско в построении атак «Спартака»? И был ли у тебя отдельный разговор с ним?
— Тедеско тоже изначально видел меня на позиции Пирло. Но и он, наверное, понял, что в составе нет игрока, который мог бы раскрыть мой потенциал. У меня были теплые отношения с Доменико. Он первым меня позвал и сказал — мол, я тут один из самых старых игроков и так далее.

— А вы?
— Я ему сразу сказал, что устал уже от таких разговоров. Каждый тренер, который приходит в «Спартак», мне так говорит. Зачем мне надо знать еще и от Тедеско, что я дольше всех играю в «Спартаке»? Я хочу играть, а тут привели Крала и Тиля. Я сказал, что понимаю: они не будут сидеть на лавке. А в аренду я идти не хочу. В итоге я попросил, чтобы он поговорил с генеральным директором, чтобы мы красиво разошлись. К тому моменту я устал сидеть лавке или играть по 20 минут, это не мое. Когда в «Спартаке» был Алекс, я так не говорил. А тут чувствовал — есть футболисты, которые не сильнее тебя, но они играют. Я решил уйти, попросив разорвать контракт.

«Мои слова про Игнатова, Умярова, Глушенкова? А где они? Они разве играют?»

— Вернемся в прошлое. Роман Широков тут недавно очень жестко высказался про Мурата Якина, назвал его мудаком. Что думаешь по поводу этих слов?
— Полностью согласен с Романом. Якин — самый слабый тренер в «Спартаке», который был при мне. С Якином вообще никто не ладил. Если бы он делал что-то правильное, про него футболисты ничего плохого бы не говорили, верно?

— В декабре в матче против «Зенита» в Санкт-Петербурге у тебя была стычка с партнером по команде Мельгарехо. В чем там было дело?
— Это эмоции, часть футбола. Вот я вчера показывал другу инцидент, который случился в матче «Тоттенхэма» — там Льорис и Сон чуть не подрались после 1-го тайма. Да, тот эпизод с Мельгарахо был некрасивый. Но мы потом зашли в раздевалку и пожали руки.
А вообще я старался в карьере не попадать в скандалы, за пределами поля уж точно.

Наверное, это воспитание, отец опекал меня и воспитывал как надо. Когда ты популярный человек, ты должен быть скромнее, потому что всегда на виду. Ты можешь зайти в ресторан и вляпаться в большую историю. Так получилось, что за 11 лет у меня в Москве ничего подобного не было. Но я не один такой, Джика и Самедов тоже нескандальные. Это часть жизни, ты должен понимать эти тонкости, когда являешься профессионалом. Ты чувствуешь ответственность и обязан поступать так, чтобы полстраны тебя не обсуждало.

— Генрих Мхитарян в интервью не раз говорил: его главная мотивация — его отец, хоть его и нет с ним уже больше 20 лет.
— По своего отца я всегда говорил так же. И еще раз скажу. Если бы отец был жив, у меня бы не случилось этой ситуации в карьере, в которую я попал. Когда я его потерял, то остался по сути один. Мой отец сыграл огромную роль в моей карьере. У меня после его смерти не стало человека, который мог мне напихать как следует, дать подзатыльник в нужный момент. Он с четырех лет был со мной и дал мне все. Когда уходит такой человек, жизнь меняется и появляются сложности. Тогда у меня в «Спартаке» как раз появился хороший контракт, я чуть расслабился. Рядом со мной не оказалась человека, кто бы мог отпустить меня с небес на землю и дать хорошего отцовского пинка.

Хотя, нет, я все-таки назову человека, который в самый нужный момент помог мне. Это Тимур Лепсая. Мы никогда не общались как агент и футболист. Он мой старший товарищ, мы с ним очень сильном дружим и всегда на связи. Если бы не Тимур, не знаю, где бы я в итоге оказался.

(Екатерина Данилова, Sport24)

Екатерина Данилова, Sport24

— Что бы ты поменял в своей карьере, будь у тебя отмотать время назад?
— Я бы взял бы себе личного тренера, с которым занимался бы по индивидуальной программе. Который ездил бы со мной и помогал после тренировок и матчей. Также нанял бы личного диетолога для правильного питания. Теперь я знаю, что это важные вещи в сегодняшнем спорте. Я недавно смотрел про Хабиба Нурмагомедова, где он говорил про важность личного тренера и диетолога. Конечно, ты можешь сам лично работать над собой. Но иногда в футболе все решают мелочи, нюансы — условно, что на тренировке ты отжался 8 раз, а надо было 15.

— Год назад в интервью ты сказал, что не видишь огня в глазах молодых ребят из «Спартака»: Игнатова, Умярова, Глушенкова. Сейчас у тебя поменялось мнение?
— А где они? Они разве играют? Когда я такое сказал, меня жестко раскритиковали. В мой адрес был прямо-таки шквал критики. Поэтому я сейчас хочу вновь задать вопрос: где они? Я же понимал изначально, что для этих ребят еще не пришло время в «Спартаке». В «Спартаке» из академии может играть только мегаталантливый футболист, который должен быть минимум вдвое сильнее, чем легионеры. Все же понимают, что «Спартак» борется за чемпионство и за Лигу чемпионов — им лучше взять готового 20-миллионного футболиста. Я это чувствовал и так сказал.

— Денис Давыдов, которого Леонид Федун называл юным Месси, сейчас играет в ФНЛ. Что у него пошло не так?
— Есть футболисты, которых можно назвать как угодно, но они все равно будут играть и показывать свое мастерство. Но такие далеко не все. Важно понимать: одно дело — выделяться в школе, и другое — во взрослом футболе. У Дениса не было большого роста, он не такой быстрый для нападающего, как хотелось бы. Возможно, ему надо было поменять позицию. Либо он просто он в какой-то момент что-то делал не так, занимался фигней. У него были хорошие качества, но, увы, на высоком уровне он пока так и не заиграл.

«Джикия купил землю в Грузии, хочет построить тут дом»

— Что думаешь про Хвичу? Это действительно самый большой грузинский талант прямо сейчас?
— Когда мне было 17 лет, мной тоже интересовался лондонский «Арсенал». Они даже приезжали смотреть на меня. Да, Хвича очень талантливый футболист, у него есть качество, которого нет у многих. Он сам себе мотиватор. Я его лично знаю, он скромный, но самое главное, чтобы продолжал играть без травм. Тут есть пример — Георгий Чакветадзе. Он был на виду, оказался в Бельгии, за него дортмундская «Боруссия» предлагала 20 миллионов, но его не отдали. А потом порвал кресты и пока его не видно. Если Хвича будет играть как сейчас — без травм и с таким фартом, уверен, он заиграет в лиге уровня топ-5. Он может спокойно через пару сезонов оказаться в условных «Севилье» или «Валенсии». Желаю ему только удачи, он на многое способен.

— А почему твой друг Джикия решил играть за Россию, а не за Грузию? Например, Кверквелия выбрал историческую родину.
— Я подкалываю Джикию на этот счет. Но Кверквелия играл за сборную Грузии с молодежных команд. Георгий же родился в Москве, учился тут. Его понять можно, его никто не винит. Москва дала ему все, поэтому он принял такое решение. Также нужно не забывать про лимит на легионеров. Поэтому я считаю, что он сделал правильный шаг. Я и Соломон родились в Грузии, мы там с детства, и было бы неправильно, если бы мы играли за сборную России. При этом есть еще один фактор, повлиявший на его решение. Про него мне рассказывал сам Джикия.

— Какой?
— Когда он играл в «Амкаре», ему никто не звонил из Грузии. А как только оказался в «Спартаке», сразу начали названивать. Это неправильно. Если ты увидел грузинскую фамилию на виду, надо сразу проявлять интерес. Поэтому Джикия сказал, что он останется и будет играть там, где вырос. В месте, которое дало ему по сути все. Но землю в Грузии он купил.

— С твоей подачи?
— Да. Я сказал ему: хорошая земля тут есть, продается, у тебя много денег, купи что-нибудь, хаха. Вот он и купил землю в Грузии. Он хочет потом построить здесь дом. Ну, мегрел, думает, что будет дальше. Посмотрим, может быть он потом будет жить в Грузии.

Источник: https://sport24.ru

Комментарии: