Александр Мостовой: «Забив лучший гол года за «Спартак», я не радовался — переживал, что Бышовец заставил состричь шевелюру»

Футбол. Хоккей 42 0 Автор: Максим Михалко - 18 мая 2020

Недавно исполнилось тридцать лет голу, который Александр Мостовой в составе московского «Спартака» забил харьковскому «Металлисту», обыграв в штрафной площади половину команды соперника. Этот мяч до сих считается одним из самых эффектных в истории отечественного футбола. Александр Мостовой рассказал еженедельнику «Футбол» о том, каким ему запомнился тот гол, а также порассуждал о том, откуда берется индивидуальное мастерство.

Супергол «Металлисту»

— Вспоминаете свой супергол «Металлисту»?
— Вы и ваши коллеги помогли вспомнить. (Смеется) Про гол помнил — примерные сроки представлял. Раз играли с «Металлистом» в манеже, значит где-то в апреле (21 апреля 1990 года). Но с конкретной датой не ассоциировал. Да и вообще тот мяч для себя особо не выделял.

— Почему?
— Из 164 голов на высшем уровне около 30 у меня получились очень красивыми. В Европе я так, после сольного прохода, забивал раз 6−7. Причем дриблинг там был даже посодержательней, чем в игре «Спартак» — «Металлист» (6:0) в «Олимпийском».

— Приближаясь к штрафной в том матче, заранее решили сыграть оригинально?
— Нет! Желание «накрутить стольких соперников пришло спонтанно — по ходу эпизода. Хотя если рассмотреть его целиком, то так я играл часто, еще с детства. Если подходил с мячом к штрафной с боку, то на «авось» оттуда никогда не бил. Входил в штрафную, убирал под себя и дальше разбирался по ситуации.

— Крупный счет как-то повлиял на стремление повозиться с мячом?
— Никак. Перед этим я забил при счете 3:0 и тоже очень красиво. Это был мой один из самых шикарных мячей головой.

— «Спартак» помимо эстетического стиля, выделяла и коллективность. А такие индивидуальные трюки поощрялись?
— Их не запрещали и не приветствовали. Главный принцип спартаковской игры заключался в своевременной передаче и быстрому открыванию. Отдав мяч, ты должен был сразу открыться. Если же впереди свободный партнер — значит надо пасовать ему. На разборах у Константина Бескова и Олега Романцева мы пятиминутный эпизод могли разбирать два с половиной часа. Когда ты задерживал у себя мяч при открытом вперед партнере, тренеры за это «пихали».

— Гол «Металлисту» признали сначала лучшим в туре, а потом — в сезоне. Какой приз вас ожидал?
— Никакого. Это сейчас футболисту стоит стать лучшим игроком матча, и его награждают ценными подарками. Тогда за красивые голы ничего не вручали. Когда мой гол признали лучшим в сезоне, на тренировку «Спартака» приехало «Футбольное обозрение». Владимир Перетурин брал у меня интервью. Для меня это было первое интервью на камеру.

— Растерялись?
— Нет. Все было спокойно и просто — старенький микрофон, одна камера позади Перетурина. Мы разговаривали, когда тренировка уже началась. Ребята подкалывали, пробегая за спиной, говорили: «Звездой уже стал, хватит болтать, иди уже на поле». (Смеется) А волновался перед интервью по другому поводу.

— Какому же?
— За несколько дней до этого мне пришлось пойти в парикмахерскую. У меня всегда были длинные волосы, но тем летом (1990 года) сборную СССР возглавил Анатолий Бышовец. У него были строгие требования к внешнему виду: Анатолий Федорович сказал, что в сборную надо приезжать опрятными. Поэтому ребят с длинными волосами попросил подстричься. В «Спартаке» таких оказалось трое — Вася Кульков, Игорь Шалимов и я. Для меня тот момент стал волнительным — остался без привычной шевелюры. И вот в таком виде первое интервью с включенной камерой.

Лучший легионер, ТВ-картинка, «Динамо» Киев

— Призов за тот гол не вручали. А какой приз из советского футбола запомнился?
— Это уже не советское время — я в Испании играл. У нас в России была номинация «лучший легионер». То есть лучший из тех, кто выступает в других странах. Странная, кстати, номинация — российские футболисты играли в Европе, но на звание лучшего игрока страны их не выдвигали. Только на лучшего среди легионеров. И как-то перед матчем сборной на стадионе «Динамо» мне вручили приз. Тяжеленный кусок чугуна — я его тогда еще дотащил. До сих пор не знаю, что это за статуэтка, она дома у меня стоит. А в Испании 5 или 6 раз получал статуэтку с огромной буквой «М». Газета марка это лауреатам каждого месяца вручала.

— Вернемся к вашей спартаковской карьере. Как сейчас выглядят матчи 30-летней давности?
— Главное отличие — картинка трансляции. Сегодня футбол показывается десятком камер, некоторые установлены вообще над полем! Картинка с трибуны сейчас тоже совсем другая — яркая разноцветная — все переливается. Тогда же футбол показывали с одной-двух камер. Выглядело совсем по-другому. Еще и потому, то поле бывало грязным и трибуны на стареньких стадионах смотрелись тускло. В плане телекартинки футбол сделал огромный шаг вперед. Но я не понимаю, когда говорят что сильно изменился сам футбол и игроки.

— Разве не изменились?
— Конечно, большой прогресс в фармакологии — теперь восстановление более профессиональное и эффективное. Что-то может изменилось в тактике. А остальное? Я как бежал 60 метров, так и сегодня примерно бегут. Никто же не стал бегать 60 метров за 3 секунды. А, например, киевское «Динамо» и тогда играло в мобильный футбол на высочайших скоростях, как сегодня лучшие команды. Вспоминаю наши матчи с Киевом конца 80-х — как было против тяжело! Их защитник Анатолий Демьяненко выдвигался вперед, убегал от 5−6 наших, после потери мяча на такой же скорости мчался назад и к развитию эпизода успевал. А через несколько секунд снова летел вперед! Физически киевское «Динамо» и 30 лет назад было готово потрясающе.

Халк

Тренировка штрафных

— Вернемся к вашему голу «Металлисту». Почему сегодня в российском футболе ярких узнаваемых солистов очень мало?
— Согласен, этого не хватает. Поэтому, когда к нам приехал Халк, он выглядел мастером с другой планеты. Бразильца часто критиковали за то, что жадничает, долго держит у себя мяч. Меня эта критика удивляла. Зачем Халку сразу расставаться с мячом, если он может трех игроков обыграть, еще нескольких на себя стянуть, выдержать паузу и покатить мяч на пустые ворота?! Это наоборот надо поощрять. А почему индивидуально сильных игроков мало? Дриблеров надо готовить с детства. Наблюдать, находить. Не все же склонны к индивидуальной игре, не всем это дано. Таких детей надо поощрять и помогать им развивать индивидуальные качества, а не запрещать! Я в 10 лет уже так играл — видел, что другие ребята в команде не могут решать эпизоды, брал мяч, сам обыгрывал и забивал. Если бы запрещали, может я бы обиделся, бросил футбол и ушел в хоккей.

— Им параллельно с футболом занимались?
— Да. Там у меня тоже все хорошо получалось. До 14 лет я хоккей с футболом совмещал. Потом уже совмещать стало невозможно.

— Многие ваши голы со штрафных стали хитами. Откуда это умение?
— Старательные тренировки. Оттачивал удар с детства. И после тренировок, и после уроков. Шел на школьный стадион, ставил мяч и бил по два часа. Сначала с левой стороны, потом с правой. Конечно, не предполагал, что в 18 лет попаду в «Спартак» — об этом вообще тогда не думал. Просто видел, что у меня бить получается, и нравилось это развивать. Хотелось научиться бить еще лучше.

— Вы пересеклись на поле с зенитовским мастером штрафных Юрием Желудковым. Два гола которого в ворота «Спартака» летом 1984-го предопределили первое и единственное чемпионство «Зенита» в чемпионате СССР. Партнеры Желудкова говорят, что штрафные он никогда не тренировал. Верите в это?
— Сомневаюсь. Без долгих специальных тренировок можно забивать, если лупишь на силу — разбежался и, закрыв глаза, «прошил» стенку. Но Желудков же не только на силу забивал. Его знаменитые голы «Спартаку» в 1984 году были скорее на исполнение. А чтоб забивать на технику, удар надо ставить. Думаю, Юрий Желудков, если не в «Зените», то до прихода туда удар отрабатывал тщательно. Возможно, еще в футбольной школе.

Источник: https://ftbl.info

Комментарии: