ГОЛЫ СПАРТАКОВСКИХ КАПИТАНОВ

Футбол. Хоккей 7470 0 Автор: Александр ГОРБУНОВ - 1 октября 1989

ЗА ЧАС двенадцать до матча три эскалатора станции метро «Спортивная» начали работать только на выход и «выбрасывать» наверх десятки тысяч спартаковских поклонников, которые спустя три часа убедились, что их любимая команда в состоянии пока работать на «два фронта» – бороться за чемпионский титул и за дальнейшее прохождение в отнимающем огромные силы Кубке УЕФА.

0:0 в Бергамо в первом матче вызвали легковесные, на мой взгляд, сомнения а возможностях «Спартака» в ответном матче, а основания для подобных сомнений носили сугубо эмоционально-арифметический оттенок: команда, мол, мало забивает в последнее время.

Это, между прочим, вообще вопрос: «Сколько нужно забивать?». Утверждают, что для зрителя тем лучше, чем больше. Кто спрашивал его, среднего зрителя, именем которого любят прикрываться? Полагаю, квалификация публики растет, и она уже в состоянии сопереживать жесткой напряженной борьбе при 0:0 и похохотать над незадачливыми соперниками, «дырки» которых в неумело построенной обороне привели (бы!) к победе одного из них со счетом, скажем, 6:4. Даже в хоккее, где забивают неизмеримо больше, результат 7:6 воспринимается как свидетельство недоброкачественной игры.

Итальянские журналисты, многочисленным десантом оккупировавшие ложу прессы и оставившие минимальное количество мест для своих советских коллег, во время разминки допрашивали Никиту Симоняна о планах сборной СССР, рассказывали, как играют в итальянском чемпионате Заваров («очень хорошо с первых же матчей») и Алейников («пока привыкает»), интересовались состоянием и составом «Спартака» в последнем матче чемпионата с «Шахтером», делились полученной по телефону информацией о том, как «Наполи» бьет пенальти во встрече со «Спортингом».

Поведали они и о том, что «Аталанта» в этот вечер рассчитывает использовать замеченные тренерами слабости «Спартака» в обороне.

Надо сказать, обе команды тщательно подготовились к матчу, просчитав, и предвидя тем самым, все возможные ухищрения соперников. «Аталанта», на мой взгляд, не учла лишь одного: ситуаций, при которых «Спартак» мог проводить резкие, контратакующие выпады. Логика рассуждений итальянских тренеров понятна: не будет же «Спартак» на своем поле отдавать пространство, а уж после своих молниеносных атак мы всегда успеем вернуться.

Для начала наглухо был забаррикадирован центр обороны «Аталанты». Спартаковцы, не получив свободы для привычных действий накоротке вблизи штрафной соперников, перестроились мгновенно и перевели игру на фланги. Наибольшие проблемы для гостей они создали на левом, откуда поочередно врывались к лицевой линии Поздняков, Родионов и особенно активный в первые полчаса встречи Шалимов и делали опасные прострелы, которые итальянцы с трудом парировали. Правое крыло спартаковской атаки в этом плане было менее продуктивным, хотя Черенков время от времени и пытался точными передачами направить в эту зону партнеров.

Действия самого Черенкова, наиболее опасного для «Аталанты» спартаковского созидателя игры, пытался контролировать Стремберг. Он не отвлекался на персональную опеку, но, как только Черенков овладевал мячом на половине поля соперников, моментально оказывался возле спартаковского капитана и мешал ему либо продвигаться вперед, либо подготовить точную передачу.

Черенков – мастер. От подобной «назойливости» он стал избавляться через мгновенный пас ближнему, и уходил от Стремберга в поисках дальнейших решений, которые не всегда удавались, но в напряженной игре не всегда все задуманное удается.

Между тем, итальянцы провели несколько резких контратак, которые позволили заметить, что Иванов не всегда справляется с Каниджой, что юркому Николини позволяют бить из-за штрафной площади, что хорошо поддерживают атакующие мероприятия Боначина и особенно Стремберг, равного которому в борьбе за верховой мяч вблизи спартаковских ворот не было.

В первой же своей контратаке, а состоялась она на 4-й минуте, синхронно сыграли Пронья и Боначина, они вывели на ударную позицию в центр штрафной Николини, нападающий мог бить сам, но отбросил мяч налево еще более удобно расположившемуся Канидже. Итальянский аргентинец замешался, и дело закончилось угловым.

Надо сказать, Каниджа олицетворяет игру «Аталанты» в атаке. Индивидуально он (как и Боначина, и Николини, и Стремберг, и Пранделли, и вышедший на замену Мадонна) весьма силен, но на серьезную командную игру с его стороны рассчитывать не приходится.

Индивидуальные проходы, обводка двух-трех соперников – все это, разумеется, красиво, но когда это в ущерб коллективным действиям, то красота становится холодной.

Любопытны события, предшествовавшие первому спартаковскому голу. Любопытны прежде всего тем, как впервые в этом матче итальянцы предоставили спартаковцам возможность для проведения идеальной контратаки. «Аталанта» сама могла провести контратаку на скорости, но Стремберг почему-то решил неторопливо подготовить массированное наступление, и собрал для этого компанию из шести-семи игроков. Может быть, контратака и получилась бы, но на заключительной стадии Николини совершенно неоправданно решил сыграть индивидуально, из неудобного положения нанес корявый удар по воротам – и Черчесов быстрым вводом мяча в игру «отрезал» большую группу итальянских участников «операции» от дальнейших событий.

Черенков промчался с мячом через центр поля, пустой, как Манежная площадь на рассвете, сыграл со Шмаровым в стенку, получив от него отменный пас, в сопровождении двух соперников ворвался в штрафную площадку и, находясь под острым углом к воротам, изящно, так, как это может только он, Черенков, переиграл бросившегося на перехват мяча голкипера.

До конца тайма могли забить Каниджа, Мадонна, Стремберг, Родионов, но ничего не произошло, и стало ясно, что во второй половине встречи москвичи будут иметь постоянные шансы для контратак, поскольку «Аталанте» ничего не оставалось делать, как атаковать и атаковать в надежде сравнять счет.

Полчаса примерно после начала второго тайма «Спартак» вынужден был отбиваться, иногда беспорядочно. Черчесов за это время по меньшей мере трижды сыграл отменно, парируя удары Боначины, Каниджи и Стремберга (его удар, конечно же, головой). Как спартаковский вратарь «вытянул» на 61-й минуте удар Боначины, ума не приложу! Николини отдал Боначине точный пас, удар итальянец наносил из пределов штрафной площадки, по центру, между бьющим и Черчесовым – скопление игроков, мяч летит в угол и встречается с руками вытянувшегося в полете Черчесова.

Спартаковцы выстояли. Они не обращали внимания на собственные ошибки в передачах, не выговаривали друг другу, не огорчались, когда недоставало скорости для перехода в хорошую контратаку. Выстояв, выровняли игру. Выровняв, вновь принялись угрожать воротам «Аталанты» – с помощью контратак, используя прежде всего заметную усталость соперников.

За десять минут до конца встречи Феррон, прерывая в штрафной площадке точную передачу Родионова на Пасулько, сбил своего же игрока, появившегося минут за семь до этого на поле Бертолацци. Столкновение, к сожалению, закончилось печально: итальянцу прямо на поле стали делать искусственное дыхание, а потом на носилках быстро унесли к врачам .

«Аталанта» осталась вдесятером, сражалась изо всех сил, но проморгала все-таки опасную контратаку, результатом которой стал гол еще одного спартаковского капитана – Родионова (Черенков к тому времени, потянув мышцу, был заменен).

Жесткость матча переросла в жестокость. Не берусь судить, кто стал зачинщиком безобразной драки между Пасулько и Стрембергом, драки, переросшей в массовую потасовку, для прекращения которой вынуждены были выбежать на поле боковые и резервный арбитры. А как душевно успокаивал шведа наш Черчесов! Могу лишь сказать, что устремившийся вперед Стремберг (мяч в это время был в другой точке) наткнулся на Пасулько. То ли спартаковец специально подставил корпус, чтобы остановить капитана «Аталанты», то ли Стремберг специально зацепил Пасулько в досаде за приближающееся поражение. Определить это невозможно. Но именно после этого покатилась драка, которую главный судья некоторое время не видел, поскольку, вовремя не остановив игру, следил за мячом. Когда же увидел, то прервал игру, проконсультировался с помощниками и безошибочно выгнал с поля Пасулько и Стремберга, который, втолковывая что-то арбитру Карлссону (полагаю, по-шведски), снял и демонстративно швырнул капитанскую повязку.

Должен заметить, что Пасулько мог покинуть поле еще раньше – вместе с Боначиной. Оба несколько отставали от атаки, предшествовавшей второму голу, и дубасили друг друга ногами, но арбитры этого не увидели.

Девять против десяти – так команды заканчивали матч, в котором «Спартак», имевший голевых моментов меньше, чем две недели назад в Бергамо, добился тем не менее победы в трудной борьбе, подтвердившей еще раз, что для европейских официальных турниров нет большой разницы в классе, когда встречаются команды, занимающие разные позиции в своих чемпионатах.

Источник: http://www.klisf.info

Комментарии: