Александр Хаджи: «Слышал про себя – вор, вор… А я ни одной майки не продал!»

Советский Спорт 1445 0 Автор: Николай Роганов, Роман Вагин - 29 апреля 2014

С легендарным администратором красно-белых, отработавшим в клубе 28 (!) лет (1980–2008), мы встретились в Зеленограде, где у него дача. Александр Леонидович не выглядит пенсионером, весь в делах и заботах, но за этой суматохой читается – скучает по «Спартаку»…

«КАРПИН ПОКАЗАЛ ПАЛЬЦЕМ НАВЕРХ»

– Здоровье всегда идеальное было, а после увольнения пришлось операцию на сердце делать – шунтирование, – вспоминает Хаджи расставание с родным клубом. – Я же все в себе держал…

Началось с того что Карпин стал увольнять тех, кто работал в «Спартаке» до него, – оператора, мастера по ремонту обуви, массажистов, врачей. Спрашиваю: «Зачем оператора уволил?» – «Он мне не нужен, у нас другая методика». Потом Славой-сапожником интересуется: «Почему ты ему так много платишь? Получает больше главного бухгалтера».

Уволили Славку, потом моего помощника Лешу Терентьева и последним меня – 29 декабря 2008 года. Там интересно получилось. 29?го я написал увольнение по собственному желанию, а 30?го позвонил кадровик: «Зайдите в клуб, надо документы подписать». Приехал. «Сейчас к вам придет руководство». Заходят Карпин, все директора – с цветами, корзина с шампанским-фруктами, картина в подарок. Улыбаются, Карпин говорит: «Спасибо. Надеюсь, еще поработаем». – «Я чего-то не понял, Валера. Ты же вчера велел заявление написать». – «После 10 января все решим». Приехал 12?го, он мимо два раза пробежал: «Сейчас некогда, потом. Я тебе позвоню». До сих пор звонит...

– То есть причины увольнения вам не объяснили?

– Нет. Журналисты у Карпина спрашивали – отмалчивался. Тихонов, Титов, Романцев задавали вопросы – ничего не говорил. Единственное, когда я сам у него спросил, – показал пальцем наверх. Хотя я знаю, Федун про нас с Жиляевым (начальник команды. – Прим. ред.) сказал: «Хорошие работники, свое дело делают, у меня к ним претензий нет».

– С Федуном часто общались?

– Очень редко. В основном на чествованиях по поводу выигрыша медалей. И несколько раз, когда за границей играли, он с сыном приезжал.

– Вместо вас взяли Асхабадзе.

– Не знаю, конкретно ли на мое место. Но вообще, взяли его из Раменского, когда купили бразильца Жедера, он у него переводчиком был.

Я ни на кого не обижаюсь. Раз Карпин так решил… Что ни делается, все к лучшему. Просто неприятно. Я не пойму, почему вдруг. Мы же с ним дружили. Он ко мне домой заходил, однажды вместе на Канарах семьями отдыхали. И когда он в «Спартак» вернулся, я так рад был – свой человек! Встретились, обнялись: «Поработаем, Леонидыч!». Поработали…

– Может, нашептали?

– Сто процентов! Тем более у меня кабинет всегда открыт был. Но если я и говорил про Карпина иногда, что он не прав, то в интересах клуба. Я так привык – у Старостина всегда были открыты двери: «Если знают двое – знают все. Так зачем закрывать?».

– В другие команды не звали?

– Звали. И в Москве можно было поработать, и в провинции. Но как из «Спартака» пойти в другую команду?

Если честно, я сам не захотел никуда идти. Прикипел, всегда болел только за «Спартак». Даже когда за ФШМ играл, за «Динамо»… Я же детство в Новодевичьем монастыре провел, где из келий комнаты сделали. А это район «Лужников» – там все за «Спартак» болели.

«СУМКУ С ДЕНЬГАМИ ПРИВЯЗЫВАЛ К РУКЕ»

– Ваши должности в «Спартаке»…

– Сначала был просто администратором. Потом Старостин в федерации поднял вопрос, чтобы администраторам повысили зарплату. Все: «Да ну, зачем…». Но если уж Дедушка решил… Спрашивает Николаева, главного тренера ЦСКА: «Валь, а когда ты пьешь, даешь администратору деньги?» – «Да какие ему деньги? Сам найдет!» – «Вот. А с чего он искать будет?». Так и продавил решение: во всех командах ввели новую ставку – тренер-администратор. Зарплату подняли до 200 рублей плюс 50 процентов премиальных. Мне вся страна звонила – администраторы спасибо говорили…

Потом был генеральным менеджером и генеральным директором. Пока Первак не пришел. Говорит: «Саш, вообще-то генеральный директор – это я». Отвечаю: «Да ради бога. Я свою работу как делал, так и буду делать. Вы только в нее не лезьте». Сделали главным администратором.

– Первак – колоритная личность…

– Юра – хороший парень. С ним много веселых историй связано. Но в «Спартаке» начал «я, я, я…». В какой-то момент его слишком много стало. А деньги уже Федуна были, «Лукойла». Футболисты начали на Первака жаловаться… Был момент – после одной игры решил самолет с командой в Челябинске посадить – у него там какие-то дела были. А команда устала, нам через два дня играть.

«Подумаешь, я время теряю». – «А команда не теряет?». В итоге те, кому нужно, спрессовали весь компромат и слили Первака.

– Администратор футбольной команды – это…

– Многие считают, что администраторская работа – ерунда, не бей лежачего. Но попробовали бы они в советское время поработать! Без сотовых и электронной почты.

Это сейчас у каждого клуба департаменты, наберут народу! А я работал один, только в последнее время, когда формы много стало, появился помощник.

Ни мобильников не было, ни факсов, ни банковских карточек. Деньги с собой возил, когда спал – сумку к руке привязывал. Суммы были! В 90-е до миллионов доходило. А надо еще и форму приготовить. Сам стирал…

– Это как?

– А вот так! Дома руками, в ванной. Развешивал на кухне, газ включал и сушил. В прачечную отдавать было нельзя – воровали. Один раз сдал – две футболки украли, а их в то время было не достать. На сезон два комплекта выдавали – красный и белый, дома и хранил. Однажды играли с финской командой. У них на трусах было много рекламы, и им запретили так играть. Я послал сына домой, он привез второй комплект наших белых трусов, они как раз подсохли.

– Администраторов принято считать дельцами-хитрецами.

– Молодые ребята, только начинавшие работать администраторами, мне часто звонили: «Леонидыч, подскажи, как бы нам…». Хотели всего и сразу. Я отвечал: «Не с того начинаете. Работайте, футбол вам сам все даст».

Конечно, слышал про себя – вор, вор… А я за всю жизнь ни одной майки не продал! Меня Старостин учил: «Не воруй. К следователю попадешь – там все расскажешь».

– Про вас говорили: «Хаджи – всемогущий. Даже на необитаемом острове может достать что угодно».

– Работа такая. Главное, уметь с людьми разговаривать.

Прилетаем в Северную Ирландию на матч с «Глентораном». А форма не прилетела. Кто отвечает? Хаджи. Бесков: «Ищи где хочешь!». Зашел в спортивный магазин, дал человеку банку черной игры…

На игру «Спартак» вышел в бордовых футболках в черную клетку.

– Выручать игроков из неприятностей тоже входило в ваши обязанности?

– Приходилось, да. Один чудила в Германии в магазине авторучку стянул. У него на руках купюра в тысячу марок, а он на ручку позарился… Кадр. Комиссар, когда из участка выпускал, на голову показал: «Даун?». Отправили домой.

– Экс-арбитр ФИФА Сергей Хусаинов в интервью «ССФ» рассказал о схеме сбора денег «на судей»: «Администратор говорит команде: «Надо собрать для судьи». Дают деньги администратору, он – судье».

– У нас такого не было. И ко мне за все время работы в «Спартаке» только однажды подошли – в Ташкенте в начале 80?х. Бесков тогда не полетел на игру. Мне предложили, отвечаю: «У нас этим не занимаются». Думаю, пошли к ребятам. Игра была странная, проиграли – 0:1.

В то время многие с судьями умели работать: оплачивали билеты, подарки – сумками, в карты специально проигрывали. На мизере восемь ловили! И кто что судье скажет? В карты выиграл!

– То есть «Спартак» с судьями не работал?

– Чтобы деньги платить – никогда. Максимум, что могли, – с продуктами и одеждой помочь: крупы, колбаса, кроссовки… Когда в магазинах ничего не было. Но судьи все это за свои деньги покупали. Мы просто помогали доставать.

Еще при Червиченко момент был. Подвел какого-то «специалиста»: «Он нам поможет». Тот начал хвастаться: «Да у меня все судьи – друзья!». Бригада приехала, он у меня спрашивает, кто из них кто. Ну, думаю, понятно…

Смешной случай вспомнил, как главный тренер «Крыльев Советов» Виктор Антихович подходил к нам на ничью договариваться. «Ребята, вам потом во Владивосток лететь, я самолет дам». Романцев: «А если бы нам в Находку нужно было, корабль бы дал?».

– У советских команд что ни администратор, то легенда.

– В «Зените» был такой Матвей Юдкевич, Мотя. Приезжаю на матч в Ленинград, нас знакомят. Он: «У меня для тебя подарок есть, в гостиницу принесу». Приносит пластмассовую пробку, чтобы бутылку закрывать, когда тренеры выпивают. А я уже губу раскатал… Но оказалось, незаменимая вещь! Я все годы носил ее с собой, пока не украли вместе с сумкой. Вышел на 10 секунд из машины сигарет купить, вернулся – нет...

Последний трофей «Спартака» - Кубок России-2003. Хаджи - внизу, крайний слева. Фото Эдуарда Смирнова

АЛЬФА ЦЕНТАВРА

– Вы ведь сами в «Спартаке» набирали административный персонал.

– Да, и люди десятилетиями работали. «Спартак» был настоящей командой, семьей. Ходили друг к другу на свадьбы, дни рождения… Да мы жили в Тарасовке!

– Подчиненные вас Папой называли…

– Для кого-то – Папа, для кого-то – Хаджа, для кого-то – Салих. Тихонов с Титовым, шпана, подкалывали, официально обращались – Салих Лютфиевич. Я так в паспорте записан, у меня папа турок. Они с мамой развелись, когда я совсем маленьким был, поэтому свое настоящее имя узнал только в 16 лет. Мама окрестила Александром, и я с детства к Саше привык.

– Где сейчас ваша команда?

– Славка Зинченко – в «Арсенале» у Аленичева. Золотые руки! И родом из Тарасовки. Он сам в «Спартак» пришел в 1988 году. Поймал меня: «Возьмите на работу». Я нашел какие-то рваные бутсы: «Покажи, что умеешь». Через час возвращает – новье!

Саша Святкин… Видеооператор, 30 лет в «Спартаке», жил работой – в просмотровом зале ночевал! А как уволили, потерялся. Найти никто не может – ни телефона, ни адреса…

– Это он в инопланетян верил?

– Да, увлекался уфологией. Началось с того, что у него в голове сосуд надулся – Саша сознание потерял. С Андреем Мироновым похожая история была – сосуд лопнул, и он умер. А Святкина мы успели в Пушкино в больницу отвезти. Он остался нормальным человеком, только начались эти вариации. Типа того что летал на Альфу Центавра и опять туда собирается. В команде над этим беззлобно подшучивали.

Матч в Харькове. Едем поездом. На вокзале встречает майор милиции: «Как доехали?». Я говорю: «Слушай, у нас тут один уфолог, поможешь разыграть?». Он: «Давай!».

Идет Святкин. Майор начинает мне рассказывать: «Вот вы спросили насчет НЛО, а у нас тут в районе Сум на днях несколько тарелок видели. Весь город на ушах стоит». Краем глаза вижу – Святкин «взял след». Приезжаем в гостиницу, он подбегает: «Мне в Сумы надо, дай машину!». А я и не знал, что эти Сумы в 60 км от Харькова. Говорю: «Сань, не до тебя. Мне команду расселять. Хочешь ехать – возьми такси». Уехал. А тут Бескову, как назло, понадобилось видео посмотреть: «Где Святкин?» – «Сейчас найду». Где искать, как? Хорошо, Константин Иванович «чайку» выпил и забыл обо всем. Но знаете, что самое интересное? Святкин в этих Сумах действительно каких-то уфологов нашел! Привез пробы земли, воды…

– У великого Черенкова тоже были проблемы с душевным здоровьем.

– У Феди это генетическое. От мамы. Весной 1984 года я в Москве «Андерлехт» встречал, а команда уже в Тбилиси была. Позвонили: «Федька заболел». Потом лечили неправильно, обострения случались…

Но на поле – гений! Играли в Баку. Джавадов перед матчем: «Кто Федора тронет – убью!». Один не сдержался, как засадил в центре поля… Федя разозлился – в ответ парочку завалил. Как же Джавадов потом этого чудака метелил!

В Киеве Лобановский в сердцах кричал с бровки: «Убейте Черенкова!». Защитники только руками разводили: «Да как его убить – его поймать невозможно!».

– В этом году Цымбаларь ушел. Каким вспоминается?

– Очень светлый, открытый парень. Как я его любил… Талантище! И в команде большой авторитет. С ним всегда и обо всем можно было поговорить. Я узнал, когда уже похоронили. Не поверил сначала. Даже плохо стало…

– Пил, говорят.

– Бывало, да. Многие талантливые люди через это прошли. Илюхе много пить нельзя было – он в этом деле слабенький был. Но Цыля никогда и не перебирал, знал меру. Но вот сердце…

– Романцев и выпивка – больше реальность или миф?

– Миф, конечно. Вы не видели людей, которые пьют! По сравнению с Лобановским или Бесковым Романцев – ребенок.

А разговоры пошли после случая в «Олимпийском» на Кубке Содружества. Иваныч заболел – температура под сорок. Команда приехала без него, доктор запретил. Вдруг приезжает сам на машине. Я оставил его в раздевалке, вышел по делам. Вернулся – Романцева нет: утащили на пресс-конференцию. Кричу: «Вы что, сумасшедшие?!». Смотрим по телевизору – еле говорит. У него и так-то кислое выражение лица, а тут вообще… Ну и пошло: «Романцев пьяный приходит к журналистам!».

Но я вам скажу как человек, который всю жизнь в футболе: сегодняшние тренеры-игроки, по сравнению с тем что было раньше, вообще не пьют. Говорят, Горлукович в «Спартаке» выпивал. Да не было такого! У Горлука понтов больше…

То ли дело старая плеяда! Эти – да-а-а! В «Динамо» не пили только Короленко и Вшивцев. Но они и не сдавали. Не как Бубнов сейчас начинает про «Спартак» рассказывать: «Они пили, а я – никогда!». Хотя сам тоже, только втихаря. Буба вообще странный был – себе на уме, людей не любил… Одно слово – «Динамо».

«В сегодняшнем «Спартаке» я только одного игрока могу выделить - Дзюбу (на фото второй слева в верхнем ряду). И тот сейчас в аренде». Фото Сергея Панкратьева

«У ОДНОГО – СПИД, У ДРУГОГО – ЯЗВА, У ТРЕТЬЕГО – ТУБЕРКУЛЕЗ…»

– Как Романцев уходил из «Спартака»?

– Сначала у него с Червиченко были отличные отношения. Часто встречались до футбола и после, обсуждали, кого покупать. Потом начался разброд. Люди, которые смотрели матчи в ВИПе, стали говорить, что Червиченко при всех критиковал Романцева. В ответ Иваныч стал об Андрее прохладнее отзываться. Пошли финансовые проблемы. У Романцева были акции «Спартака», и Андрей уговорил их продать – мол, если он станет единственным хозяином, будет легче находить инвесторов, покупать-продавать футболистов. Как только это случилось, отношение Червиченко к Романцеву совершенно изменилось. А Иваныч – чуткий, в таких условиях работать не привык. Выиграл кубок и ушел.

– Говорят, к тому времени он сильно устал, нервничал, почти не спал.

– Это и понятно. Когда играл, восемь сотрясений мозга было! Потом, безумная психологическая нагрузка – убили Ларису (Нечаеву, гендиректора «Спартака». – Прим. ред.), началось судебное расследование в отношении трансфера Аленичева...

На Романцева же дело завели. Денег в клубе не было, как могли, сами зарабатывали, никто не помогал. Продали Аленичева в «Рому». По тогдашним правилам, итальянцы должны были перечислить деньги в РФС, а оттуда они уже шли на заграничный счет «Спартака». Вот за эту двойную «перегонку» и ухватились. Хотя после всех вычетов – 50 процентов валюты по закону нужно было менять в рубли, а с другой половины выплачивать налог – денег там оставалось совсем ничего. Тем более они сразу ушли на нужды команды.

Меня тоже вызывали как свидетеля. Показали бумагу: «Где Романцев ее подписывал?». А я тот момент хорошо запомнил: мы улетали, и перед самым рейсом прибежал Гришка Есауленко. Иваныч прямо на капоте машины все подписал, даже не глядя. Я ему: «Ты хотя бы прочел». – «Да нормально все». До того не любил финансами заниматься… Помню разговор со следователем. Я ему: «Вы за «Спартак» болеете?» – «Да». – «Кричите «Спартак» – чемпион?» – «Да». – «А задумываетесь, на какие деньги мы чемпионами становимся? Ребят кормим?» – «Мы все понимаем…».
Закрыть дело помогло то, что Иваныч – орденоносец. Но его бы и так закрыли – счет был не романцевский…

К отставке Романцева я был готов – знал, что этим закончится. Уж очень обстановка была напряженная. Даже когда выиграли кубок, Иваныч не стал со всеми фотографироваться – сразу в раздевалку пошел. Я его догнал. «Да ну на х…! Надоело все, ухожу».

– Сейчас созваниваетесь?

– Конечно. В январе был у него на юбилее.

– Говорит, готов рассмотреть предложение «Спартака».

– А что он должен сказать – не готов? Со спиной стало лучше. Хочет вернуться, тренировать…

Называют кандидатов… Ребята, о чем вы говорите, когда есть живой Романцев?! Вот уже 10 лет – готовый тренер для «Спартака»! Ему на отдых нужно было полгода. А сейчас придет и сделает команду. Только дайте работать и не вмешивайтесь.

– В «Сатурне» и «Динамо» не сделал…

– А вы знаете, как у него в «Динамо» было? Спас команду от вылета – попросил пятерых русских игроков. Ему на сборы привезли… 16 больных иностранцев. У одного – СПИД, у другого – язва, у третьего – туберкулез… Нормально?

Я очень хочу, чтобы Романцев вернулся в «Спартак», но, боюсь, с сегодняшними руководителями он не сработается. Да и отношение к нему в клубе… Мне Смоленцев (экс-директор «Спартака». – Прим. ред.) говорил: «А что – Романцев? Тогда чемпионат слабый был, и ему все команды готовыми доставались». Нормально? Человек пять поколений игроков воспитал! К нему только один футболист готовым пришел – Пятницкий. И тот еще в сборной не играл, да и в «Спартаке» не сразу раскрылся – нужно было место на поле найти. А других вспомните? Карпин пришел – бегал в синих штанах по бровке, все смеялись, Попов – лыжник, Онопко в Донецке за дубль выходил, его там Оглоблей звали, Ледяхов болтался между Ростовом и Волгоградом… Кто из них игроков сделал? Подобрал, расставил, объяснил…

Я слышал, Федун до сих пор обижен на Романцева, за то как Иваныч ушел из «Спартака». Ему тогда в «Лукойле» условие поставили – выплачиваем все деньги, но до конца года ты нигде не работаешь. А Романцев возглавил «Сатурн». Его Павлов с пути сбил, а Громов пообещал все вопросы закрыть. Но даже не позвонил Федуну. Вот Федун и обиделся.

«МОЖЕТ, КЕБЕ ЛЮДЕЙ ЕЛ?»

– После Романцева пришел Чернышов…

– Андрюха Червиченко начал торговлю футболистами, а Черныш сказал, что у него вся «молодежка» готова прийти, только позови.

Падение «Спартака» началось с Червиченко. Когда неспартаковцы пришли, появилась атмосфера недоверия. При Старостине такого никогда не было, сразу все говорили в лоб.

– Легионеров повезли…

– Десятками! И суммы – три «лимона», два с половиной… Просто люди деньги отмывали.

Один был, фамилию не помню, такой страшнющий! Жиляева до смерти испугал. Африканец на сборах решил чайку попить, вышел в коридор, а уже темно было… Жиляев думал – сейчас его сожрет! А он просто поздороваться руки тянул…

А Квинси? А Кебе? Кебе мы снимали квартиру на Беговой. Я приезжаю – следы на потолке! Все облито, замусорено, вверх дном… Может, он там людей ел?

Нет, были и нормальные – Робсон, Мойзес… Но таких единицы. В основном приезжали – половина по мячу не попадала.

– Эпоха Червиченко – это еще и приснопамятное бромантановое дело.

– Ну так результат нужен был! Самое интересное, что сейчас все как бы не виноваты. Конечно, кто признается. Насколько знаю, доктор Щукин там вообще ни при чем. Всем заправлял Катулин. Я к Артему всегда нормально относился. Но когда узнал, подошел: «Ты что творишь?» – «А мне приказали».

Как мы тогда под серьезные «молотки» не попали, ума не приложу. Надо Колоскову спасибо сказать. Ведь вся команда была, вся! И под такими дозами, что все уже закристаллизовалось. В барокамерах с трудом выводили…

– Скала, Старков, Федотов, Черчесов – чем запомнились эти тренеры?

– Скала – отличный мужик. Все мечтал на глухариную охоту попасть. Отвезли – двоих тетеревов подстрелил. Мы потом ему и чучело сделали, и специальную бумагу выправили – глухари же в Красной книге. Все с собой в Италию забрал.

Старков – это, конечно, конфликт с Аленичевым. Честно, он как-то мимо меня прошел. Упустил я его. А так бы, конечно, попытался Димку от интервью отговорить. Надо было по-другому проблему решать. Там ведь дело не в Старкове было, а в его помощнике – Клесове. После первой же тренировки, на которой Клесов открыто начал критиковать ребят, я ему сказал: «У нас так нельзя. Будешь продолжать – футболисты тебя побьют». И правда, однажды до этого чуть не дошло!

К Старкову у ребят претензий не было. Нужно было поговорить со Старковым, и Сашка бы Клесова убрал. Но когда интервью вышло, да еще и не особо приятное для Федуна, стало понятно, что уберут Аленичева…

Федотова жалко. Преданнейший футболу человек, золотой парень. И ведь сделал команду! Там Черчесов себя некрасиво повел. Нельзя было так откровенно выражать желание стать главным тренером. Задумал – не говори вслух, ты же в ВИПе не один сидишь. Федотову потом рассказывали, как Черчесов радовался, когда «Спартак» проигрывал. Стасу это аукнулось, когда его Карпин уволил. Мне вот мама всегда говорила: не бросай соломинку – вернется дубиной.

– Почему у Карпина-тренера не получилось?

– Чудес на свете не бывает – сначала надо было во второй лиге себя попробовать, в первой… Как Романцев, как Аленичев. Вот Димка хорошо будет работать. И может, даже в «Спартаке».
А почему Федун так долго Валеру терпел – это надо у Федуна спрашивать. Много было версий, я слышал такую: якобы прогорев на контрактах Лаудрупа и Эмери, Федун держал Карпина, чтобы вычитать эти потери из его зарплаты. Но бизнес и футбол – вещи разные.


«Я очень хочу, чтобы Романцев вернулся в «Спартак». Фото Анатолия Бочинина

«ФЕДУН МОГ КУПИТЬ «ЛУЖНИКИ»

– На футбол ходите?

– Нет. Пару раз был, сразу расспросы начинались – почему ушел, что случилось. И как мне себя вести? Оправдываться, кого-то ругать? Я этого не хочу.

«Спартак» смотрю по телевизору. Но без энтузиазма. Мне там не за кого переживать. С пляжа народ привезли…

Сегодняшний «Спартак» – пораженческая команда. С этим составом они уже ничего не сделают. Я в нем только одного игрока могу выделить – Дзюбу. И тот сейчас в аренде.

Артема я еще по дублю помню. Предложил Федотову: «Давай на сборы возьмем». Играли с турками, Дзюба оказался на линии удара и успел нагнуться, чуть ли не лечь, пропуская летящий верхом мяч. С его-то ростом! Представляете, какая координация? Потрясающе! Мы с Федотом переглянулись: «Надо брать!».

С Артемом некрасиво обошлись, когда он первый раз в «Томь» уходил, – обвинили в воровстве, подставили. Какая-то афера… Там Быстров был замешан, а Володька – парень скользкий. Не наш, не спартаковский. Я сразу сказал: «Дзюба такого сделать не мог». И потом это подтвердилось.

«СПАРТАК» ОБЯЗАН ВЕРНУТЬ ДЗЮБУ И АНАНИДЗЕ!»

– На открытие стадиона 24 июля пойдете?

– Схожу, конечно. Хотя мне Тушино как район не нравится.

Знаю, что Федун мог купить «Лужники». Алешин недорого продавал. Вот это был бы вариант – намоленное место и совсем другое расположение. Лучшее в Москве! Переделай немного – и играй. Но, видимо, Федуну не так нужен стадион, как земля в Тушине, которую можно высотками застроить. Будет ли ему потом «Спартак» нужен – вот вопрос…

Слышали историю, как «Спартак» стадион имени Нетто продал? Новый владелец спросил: «Название оставить?» – «Нам все равно, как хотите, так и называйте». Владелец позвонил мне: «Может, именем Старостина назвать?» – «Было бы прекрасно». – «А то я в честь жены могу – Лялькой». Мы созвонились с дочерью Старостина и обо всем договорились: теперь стадион называется «Спартаковец» («Спартак» – нельзя) имени Николая Петровича Старостина.

– Если вам сейчас предложат вернуться в «Спартак»…

– Несмотря ни на что, пойду, и с удовольствием. Надо передавать ребятам наш, спартаковский дух, а то его совсем вытравили. Не понимают – настоящего и будущего без прошлого не бывает.

«У ФИЛИМОНОВА ОСЕНЬЮ 99-ГО И ЖЕНА ЗАБЕРЕМЕНЕЛА, И ПОДРУГА»

– Ваш любимый игрок в «Спартаке»?

– Романцев. Русский витязь! Высокий, стройный, кудрявый…

Еще Федька, конечно. Тит, Тишка…

– Самый тяжелый выезд?

– Во Владикавказе всегда непросто было. Один раз прилетаем чартером, рядом садится самолет из Санкт-Петербурга с судейской бригадой. Выходим вместе. Судей встречают Батик (генеральный директор «Алании» Батраз Битаров. – Прим. ред.), министр внутренних дел республики, какой-то генерал… Слышу: «Обстановка тяжелая. Если вы плохо отсудите, мы не гарантируем сохранность ваших жизней». Прикиньте?! Хоть садись и улетай обратно.

Другой случай. Там же. Сыграли первый тайм. Местные полетели за судьями. Я говорю Есауленко: «Гриш, пойдем быстрее, а то их сейчас убьют». Заходим в судейскую. Сцена – кто-то с пистолетом, комиссар матча в углу зажался. Нас увидели – прекратили.

А как там наш автобус камнями разворотили?! Живого места не осталось! Ребята закрылись сумками, на пол легли… Водитель плачет. Я ему: «Быстрее!».

Похожая история в Самаре была. 9 мая, жара, местные упились, бутылки на поле полетели… У бокового судьи вся спина в порезах. Кто-то из областных боссов кричит в микрофон: «Убить «Спартак»!». Тоже в автобусе все стекла покрошили. Леньку Трахтенберга, пресс-атташе, чуть камнем не пришибло. Стадион «Металлург» потом на пять матчей дисквалифицировали.

– Самая памятная победа и самое обидное поражение?

– Побед много было. Отмечу Лигу чемпионов 1995 года и шесть выигранных матчей из шести. А поражение – от «Антверпена» в полуфинале Кубка кубков-1993. Нас тогда судья сплавил.

– Мы думали, вы Украину-1999 вспомните – та ничья любого поражения стоит. Что было в раздевалке?

– Не знаю, я туда не пошел – так расстроился. В ВИП-зале напился.

– Есть версия, почему Филимонов тот гол от Шевченко пропустил – когда все за день до матча в церковь поехали, только он в храм не зашел.

– У меня другая версия, врач команды рассказывал. Саша с пятнадцати лет, еще со школы, был влюблен в свою будущую жену, обожал ее. А она все никак не могла от него родить. У него появилась новая подруга, что-то у них там было. И получилось, что осенью 99?го и жена забеременела, и подруга. Представляете состояние?! Вратари же вообще другой душевной организации, все переживают. Если бы Романцеву рассказали, он бы поставил Нигматуллина – и, глядишь, ничего бы не случилось.

 
Источник: http://www.sovsport.ru

Комментарии: