Денис Бояринцев: «Дисциплина на поле и в быту - это про Черчесова»

sports.ru 1685 0 Автор: BANO - 11 апреля 2014

«Смена», «МИФИ», «Носта», «Рубин»

- Как попали в футбол?

- Наверное, как и все мальчишки. Наш учитель на уроке физкультуры сказал, что идет набор в футбольную школу «Смена», которая как раз базировалась недалеко от нашего дома в Кузьминках, всего в трех остановках. Отец меня туда отвел, и в итоге 10 лет я отдал этой школе. Конечно, очень обязан в первую очередь ей, ну и своему первому тренеру Владимиру Петровичу Евсееву, который сейчас является уже директором школы.

- Затем вы оказались «МИФИ».

- Это уже профессиональная команда была. После выпуска в «Смене» я отыграл там еще два года. Помню, играли в третьем дивизионе, тогда все дубли московские играли в этой зоне, которая на тот момент была очень сильная. «Титан» из Реутова, «Спартак» Луховицы, команд было много. Вскоре, к сожалению, команда развалилась из-за отказа спонсоров. И вот в 1997 году поступило предложение от Рината Саяровича Билялетдинова перейти в ту же московскую зону в команду «МИФИ». Там я провел один год, а потом после окончания сезона, когда я был в отпуске, снова неожиданно позвонил Ринат Саярович и предложил поехать на просмотр команды второй лиги в новотроицкую «Носту». Там уже по-настоящему и начался мой путь в большой футбол.

- Тяжело было в 20 лет уезжать абсолютно в неизвестный город?

- Да нет. Я с самого начала не представлял свою жизнь вне футбола, а на тот момент других вариантов продолжения карьеры у меня не было и я, не раздумывая согласился. Не было абсолютно никакого страха. Появилась возможность заиграть, потому что на тот момент у московских команд я не был востребован.

- В неоднократных интервью вы отмечали, что часто вспоминаете великолепную атмосферу, царившую в те годы в «Носте».

- Было такое. Мне вообще почти во всех командах везло на коллективы. Здесь я также попал в очень хорошие руки. У нас был очень самобытный коллектив. Там я прошел настоящую школу жизни, потому что люди опытные попались, да их отношение было ко мне, как к сыну. Поддерживали абсолютно во всем, и в футбольной жизни, и в быту. Также отметил бы и доверие тренеров. Безусловно, заслуга этих людей и в том, что я в дальнейшем сформировался как личность и стал прогрессировать.

- Помните, как в 1999 году завоевали путевку в первую лигу?

- Да, хорошие воспоминания. Мы тогда в своей зоне заняли первое место и играли переходные матчи с новокузнецким «Металлургом». Первую игру дома мы выиграли 3-1, а в ответном матче проиграли 2-1 и как раз гол, который был забит на выезде, и подарил нам выход в первый дивизион, забил Михаил Владимирович Белов, с которым совсем недавно меня судьба свела в «Торпедо», где он был главным тренером.

- Кто-нибудь из той команды, затем играл в премьер-лиге или на высшем уровне?

- На тот момент коллектив у нас был, достаточно возрастной. Наверное, молодыми на тот момент были я и Максим Грошев, который потом играл за «Газовик» из Оренбурга. Сейчас он, кстати, уже перешел на тренерскую деятельность. Почти все были довольно возрастные, скажем так, уже ближе к закату карьеры.

- Наступает 2001 год и Денис Бояринцев переходит в«Рубин», тренером которого тогда еще был Виктор Антихович.

- Кстати Антиховича я знал еще по «Носте», ведь в первый мой год именно он тренировал команду. После того как мы в 1998 заняли второе место в своей зоне во второй лиге, уступив путевку «Амкару», он ушел. На следующий год, когда мы вышли в первый дивизион, он как раз уже работал в «Рубине» и звал меня к себе. На тот момент отказался, потому что не видел смысла менять «Носту», где я был твердым игроком основы и сплотился с ребятами, чувствовал, что буду стабильно играть. В те годы из первого дивизиона вылетало 5 команд и мы, к сожалению, заняв 15 место, отправились вниз. И тут вновь поступает предложение от «Рубина» и лично от Антиховича, и я решил переехать в Казань. Я знал про высокие амбиции этого клуба, хотя были предложения и от других команд.

Бояра

- Начало сезона «Рубин» проваливает и после увольнения Антиховича, на горизонте появляется неизвестный тренер смоленского «Кристалла».

- Тот год мы начали очень плохо и к середине первого круга болтались в середине турнирной таблицы. И вскоре после ухода Виктора Петровича команду возглавил Курбан Бердыев. Мы игроки на тот момент знали лишь, что он до этого тренировал «Кристалл» из Смоленска.

- Уже немного банальный и риторический вопрос. Какой он Курбан Бердыев?

- Ну как я могу охарактеризовать человека, который сыграл одну из важнейших ролей в моей футбольной карьере и жизни? Безусловно, благодаря этому человеку я вырос, как игрок. Также, еще бы отметил, что мое исполнение стандартов- это тоже его  заслуга. Доверие также сыграло огромную роль. Конечно, у меня по отношению к Курбану Бекиевичу могут быть только самые теплые слова благодарности. У него почти всегда на первом месте была работоспособность. Он не терпел халтуру и игру спустя рукава на тренировках, и в играх. Его требовательность и жесткость дала мне очень многое. Как его можно охарактеризовать? Он действительно тренер с большой буквы.

- Кто-нибудь из легионеров того «Рубина» вам запомнился? Или интересная история?

- В тот момент, когда я попал в «Рубин» в России только начался приток иностранцев. В первой лиге самыми дальними легионерами были ребята с Украины (смеется). Потом приезжали футболисты с Балкан. Помню, у нас играл югослав Любобратович, много забивал в первом дивизионе за «Рубин». Был еще такой защитник Мрдак. Уже после выхода в премьер-лигу к нам стали приезжать легионеры серьезных масштабов. Чего только стоит приезд Иржи Новотны, который в свое время был звездой сборной Чехии и «Спарты» и имел колоссальный опыт выступления в Европе. Всем знакомый многим Томаш Чижек. Очень приятно вспоминаю наших латиноамериканцев: Скотти, Рони, Калисто, они как раз из той плеяды легионеров, которые приезжая к нам, не были избалованы деньгами и отдавались на поле, делая свое дело. Не хочу проводить параллели с нынешними нашими легионерами, но в то время действительно ребята старались приноровиться к нашей культуре и языку. Еще был у нас такой бразилец Алоизио из «ПСЖ», который немножко выпадал из этой когорты, хотя помню, что ему очень мешали травмы. Рони вообще язык выучил за три месяца, великолепный парень Калисто. Ребята приезжали и уважали нас, а мы в свою очередь относились хорошо к ним, поэтому у нас и сложился коллектив единомышленников. Ребята из Чехии, Словакии, Польши- это вообще можно сказать наши люди, которым и адаптация особо не нужна была.

- Выход в Кубок Уефа, вылет в квалификации от «Рапида». Что случилось в ответной игре в Казани?

- Это была настоящая трагедия. Победив на выезде в Вене, забив два мяча, грамотно сыграв на контратаках, показали качественную игру. Думаю, в ответном матче нам просто элементарно не хватило опыта. Возможно, подсознательно уже верили в успех. Я помню, когда нам забили второй гол, уходили мы на перерыв в ужасном настроении, в итоге во втором тайме пропустили еще один.

2004 год. Гол Дениса Бояринцева «Рапиду» на выезде.

- Поддерживаете связь с бывшими партнерами?

- Да. Сейчас некоторые работают в дубле. Сергей Козко тренер вратарей, Олег Нечаев помощник главного тренера тоже в дубле.

- Капитан той команды Сергей Харламов.

- Да, с Сергеем мы поддерживаем отношения. Вот в прошлом году он устраивал праздник, по случаю завоевания бронзовых медалей 10 лет назад, собирались в Казани, правда жалко, что многие ребята не смогли приехать, в том числе и легионеры. Также не забываю, конечно, и про Рому Шаронова, он по-прежнему в клубе. Ромку я вообще, считаю на тот период с 2003 по 2010 годы, пожалуй, одним из лучших защитников в России. Цепкость, отбор, этими качествами он владеет безупречно. Я его помню по тренировкам, один в один его было очень сложно обыграть. Рад за него, что он еще продолжает выступать за «Рубин».

«Спартак», «Шинник», «Спартак»

- На этом страничка карьеры в этом клубе закончилась. Правда, что вами очень активно на тот момент интересовалось «Динамо»?

- В «Динамо» вообще я помню мог оказаться намного раньше. Будучи совсем юным, я проходил предсезонку в дублирующем составе под руководством Алексея Алексеевича Петрушина, но тогда договориться с руководителями «Смены» им не удалось. С 2003 года «Динамо» за мной приглядывало, в 2005 году Юрий Палыч Семин звал в «Локомотив», но все-таки «Спартак» есть «Спартак» (смеется). Много родственников у меня за него болеют, да и клуб с богатыми традициями, хоть и не лучшие два сезона 2003-2004,но приходя в этот клуб, я считал, что нам по силам завоевать чемпионство. Иметь предложение от Спартака и не пойти? Думаю, меня бы, наверное, многие не поняли (смеется). Хотя повторюсь, я очень уважаю клубы «Динамо» и «Локомотив», но на тот момент мне казалось, что я сделал правильный выбор.

- Старков лично общался при переходе или инициатива исходила именно от клуба?

- Там была немного сложная ситуация. С Александром Петровичем мне удалось пообщаться уже перед подписанием контракта, а так с лета 2004 года я встречался и контактировал с одним из руководителей клуба. Потом уже в отпуске, все тщательно, обдумав более детально, встречался с генеральным директором «Спартака», где мы уже обсуждали условия контракта.

- Помните свой первый гол за красно-белых?

- Конечно. Мне вообще в той игре удалось дубль сделать. Мы тогда играли против «Динамо», причем проигрывали 1-0. Помню то португальское «Динамо», где играли Данни, Дерлей, Жорже Рибейру. Но у нас тогда была очень сильная команда, прежде всего духом. Многие кстати в то время осуждали Старкова, что он уходит от комбинационной, традиционной спартаковской игры, а предпочитает играть в более силовой манере, как играла его сборная Латвии с быстрыми флангами, с мощным прессингом и давлением, с быстрым переходом из обороны в атаку. Я часто вспоминаю тот сезон и попадается  много матчей, которые действительно приятно посмотреть. Тот же матч с «Динамо» тому подтверждение, где мы, пропустив, завелись и поперли. Голы получились на загляденье. В первом мяче хороший получился удар из-за штрафной в девятку после паса Сашки Самедова, а во втором, конечно, Егор Титов выдал шикарную передачу в свободную зону и оставалось только не промахнуться. Ну что говорить, если человек с глазами на затылке. Приятно вспомнить такие моменты всегда (смеется).

2005 год. Голы Дениса Бояринцева «Динамо»

- Вам удалось застать одного из лучших легионеров в РФПЛ Неманью Видича. Действительно был настоящей скалой?

- Я бы отметил у него удивительное чтение игры. Он мог все просчитать на три, четыре хода вперед. Казалось, что Видич в определенный момент уже заранее будет знать, как поведет себя оппонент. Правда, мне вот казалось, что физически ему тяжеловато было, особенно когда он зависал на тренировках в спартаковском квадрате. Честно говоря, я думал, что ему будет сложно именно в этом плане в Англии. Да игрок умный, обученный, но казалось, что работоспособности, именно выносливости ему не хватало. Потом, как показало время, он стал и капитаном команды, и вообще звездой мирового масштаба. Да и сэр Алекс Фергюсон назвал его одним из лучших легионеров за всю историю его работы в «Манчестере», а это конечно дорогого стоит.

- 2005 год закончили неплохо, вышли в Лигу Чемпионов, а потом начался кризис. Интервью Аленичева стало отправной точкой на психологическое состояние команды?

Сложно сейчас оценивать. В то время, отношения в коллективе были очень хорошие, и с тренером не было никаких проблем. Я считаю, что прошло, то прошло. Могу одно сказать точно, Дима Аленичев прекрасный человек. Не нам судить, что там происходило. И все равно я считаю, что в том сезоне мы не сломались, а сыграли очень достойно. Были, конечно, очень обидные потери очков и с вылетающим «Шинником», и упущенная победа над «Торпедо» после шального гола Будылина.

Бояра

- Главная заслуга Федотова, то, что он очень много доверял молодым.

При нем многие ребята раскрылись. Знаменитый пионерский отряд Федотова. Хорошая молодежь влилась и заиграла неплохо, да и сейчас многие играют в ведущих российских клубах.

- Какой европейский стадион, на котором вам удалось сыграть, произвел на Вас наиболее яркое впечатление?

Любой европейский стадион всегда оставляет классные воспоминания, тем более в матчах Лиги Чемпионов. Больше всего конечно запомнился «Селтик Парк» в 2007 году, где была сумасшедшая поддержка болельщиков. Самое яркое воспоминание, то, как бабушка на матче встала и с кружкой пива в руке начала петь гимн, потрясающие впечатления. Все-таки очевидно, что у британских стадионов своя аура, своя культура боления.

- После Федотова пришел Черчесов. Его главное оружие-жесткость и дисциплина?

- Дисциплина на поле и в быту-это про Станислава Саламовича. Конечно, он не был диктатором и всегда находил время для шуток. В конце того года я ушел из «Спартака». Может быть, тогда я немного не понял его отношения ко мне. В тот год, я стал все больше и больше оставаться в запасе и выходил лишь на замены. По окончании сезона, наверное, не все до конца взвесил, ведь «Спартак» предложил мне новый контракт, а я очень хотел больше играть. Наверное, предшествием всех моих ошибок, можно было перечеркнуть одним росчерком пера и подписать новый контракт на два года.

- Не боялись переходить в «Шинник», который только вернулся в элиту?

- Конечно, думал об этом. Все началось еще на зимних сборах, начались проблемы в руководстве клуба. Нас на сборах тренировалось 13-14 человек, ситуация была близка к сложной.Думаю, Сергею Николаевичу Юрану удалось тогда найти слова, которые убедили многих остаться. Летом того же 2008 года поступило приглашение из «Рубина», но на тот момент было уже принципиально остаться в Ярославле и помочь команде сохранить место в премьер-лиге. Хотя вспоминаю, как перед Евро-2008 мы как раз играли в Казани и сыграли 1-1. Мне тогда удалось забить Сергею Козко в концовке матча.Затем, я встречался с Курбаном Бердыевым в Москве. Конечно, на тот момент мне очень хотелось перейти в казанский клуб, потому что я понимал, что в «Шиннике» нам будет очень тяжело и в финансовом, и в игровом плане, да и Сергей Николаевич уже покинул команду.

- А вот почему у него не получилось?

- Да все у него получилось. Все было нормально. Он сделал очень хорошую команду.

- Сплав опыта и молодости?

- Ну, там из более опытных ребята были Антон Хазов, также Макс Бузникин, Сашка Черкес. Возвращаясь к Юрану, все-таки тогда немножко другие вопросы решили его дальнейшую судьбу. Но я не жалею, ведь я провел один из лучших сезонов карьере, забил 6 мячей, отыграл почти все матчи, только в концовке из-за перелома пальца на ноге не играл.

Бояра

- После исполняющего обязанности Иван Ляха, на пост главного приходит Сергей Павлов и на выезде против «Зенита» ставит малоизвестного Сергея Песьякова. У него были задатки стать классным вратарем?

- Очень запомнился тот матч, мы тогда сенсационно выиграли 3-1. Сергей провел сумасшедший матч. Я его хорошо знаю еще по «Спартаку» и «Томи». Надеюсь, что у него будет хорошее вратарское будущее.

- По окончании сезона у клуба накопились долги перед игроками. Вам все выплатили?

- Да были тогда проблемы. Меня руководство попросило не подавать жалобу в КДК. Я же со своей стороны отнесся к этой ситуации спокойно. Но в итоге сначала отдали тем, кто подал жалобу, а уже потом другим. Самое главное, что рассчитались.

- Возвращались уже в другой «Спартак»?

- Да (с вздохом и грустью). В этой команде уже не было прежних лидеров Калиниченко, Титова. Конечно, очень хотелось вернуться. Кстати на тот момент мной вновь интересовались «Динамо» и «Локомотив. Рашид Рахимов лично со мной разговаривал, но в итоге взвесив все «за» и «против», и поговорив с Валерием Георгиевичем, решил вернуться. Конечно, я знал Карпина, как выдающегося футболиста. Мне казалось, что он очень охотно идет работать, чтобы собрать боеспособный коллектив, тем более он очень харизматическая фигура для «Спартака».

- Возвращались же вы в команду при другом тренере. Увольнение Лаудрупа помогло заиграть?

- Да, ведь при нем я практически не выходил на поле. Меня вообще перед переходом заверили, что Лаудруп в курсе моей кандидатуры, но честно говоря, придя в команду, я стал понимать, что мое появление стало для него неожиданностью. Думаю, неправильно было подписывать игрока, если тренер не особо владел информацией о нем. Конечно потом, когда Карпин возглавил «Спартак, я все чаще стал появляться на поле.

- Лаудруп в интервью заявлял, что он, поработав в России, не проникся нашей культурой. Может быть, чувствовалась замкнутость с его стороны?

- Нет, абсолютно. Он жил командой, очень активно работал на тренировках. Другое дело, что впервые в моей практике установка доносилась через переводчика. Конечно это немного иные ощущения. Наверное, он немного недооценил нашу российскую действительность. У него бы получилось больше, если бы он окунулся в наши реалии. Как тренер, мне он очень импонировал. Тренировки были очень интересные, он постоянно вместе с командой участвовал в игровых упражнениях, думаю, его уровень позволял даже смело заявить его за команду.

- На тот момент «Спартак» Карпина сезона 2009 можно было назвать идеальным?

- Скажу так, была очень играющая команда и по игре и по духу с классным набором исполнителей. Конечно, в том сезоне очень ярко показал себя Алекс, которого можно отнести в список одного из лучших легионеров в истории «Спартака». Честный, порядочный парень и по игровым качествам очень выделялся.

 - Уход Быстрова стал шоком для команды?

- Не то чтобы шоком, но этот переход случился очень не вовремя. Вова действительно на тот момент был одним из лидеров на поле и в первое время, перейдя в «Зенит» играл в нем очень важную роль. Думаю, его уход серьезно ослабил нашу команду.

«Сатурн», Жемчужина», «Томь», «Торпедо»

-По окончании сезона вашим новым клубом стал «Сатурн». Главным приоритетом было поближе остаться к Москве?

- Это тоже сыграло немаловажную роль. При переходе я хорошо знал главного тренера Андрея Гордеева, в свое время мы с ним пересекались в дубле «Динамо». Вообще у меня еще был год контракта со «Спартаком», но вот что-то подсказывало, что надо сменить обстановку, опять же ради игровой практики. Хотя для меня тот сезон сложился не очень хорошо, я сыграл даже меньше игр, чем за год до этого в «Спартаке». В «Сатурне» опять же мне повезло на ребят.

Но все-таки, если говорить откровенно, думаю, этот переход был необязательным. Здесь дело даже не в итоговом печальном исходе и не задолженностях, просто, наверное, тогда нужно было более трезво оценить ситуацию.

Сатурн

- Опытным игрокам импонировал стиль тренера Гордеева?

- Там такой был самобытный коллектив. Были ребята с большим количеством игр, которые многое повидали за свою карьеру и в некоторых матчах, наверное, мы вылезали за счет опыта, за счет исполнительского мастерства игроков. Тренировочный процесс Гордеева был интересен. Было конечно очень обидно, что нам удалось спасти команду от вылета, а в итоге затем она была расформирована. Зарплату не платили практически с середины года и футболисты просто делали свою работу, а итог оказался плачевный.

- Сложно было себя мотивировать, когда не платили?

- Вопрос даже так не стоял. На первом месте у нас всегда был футбол. Понятно, что финансовое благополучие твоей семьи тоже было не на последнем месте, но в «Сатурне» были неплохие зарплаты, поэтому можно было и потерпеть.

Изначально ведь идеология была такова, что в случае сохранения прописки в элите, команду удастся спасти. В то время были очень сильные люди по духу: Петя Немов, Андрей Каряка, Алексей Иванов, Вадим Евсеев, Мартин Якубко, Антонин Кински. Там были ребята со стержнем, их тяжело было сломить.

- Далее в вашей карьере самое необычное место - это Сочи.

- Могу сказать одно, имея предложение из премьер-лиги, ни в коем случае не надо переходить в первый дивизион, даже в такую команду под серьезную задачу.

- С вашей стороны - это был риск?

- Время показало, что это был такой неоправданный риск. Хотя команда тогда подобралась тоже очень приличная. Из спартаковцев был Серега Ковальчук. В защите тогда играл Смольников, который, сейчас здорово смотрится в «Зените», чешский нападающий Пападопулос, наш вратарь, не Петр Чех, ну который в «Луче» играл?

 - Марек.

- Точно, Марек Чех. Тут включаешь телевизор, а он в Лиге Чемпионов за «Викторию» стоит (смеется). Собрали то команду очень хорошую.

- Да и тренер вам не чужой.

- Да, Станислав Саламович.

- От него исходила инициатива?

- Сначала меня звали руководители «Жемчужины», а вскоре когда Саламович получил предложение, мы тут же встретились с ним. Мне было интересно его мнение. Обидно, что такая хорошая команда тоже распалась.

Жемчужина

- После «Жемчужины» был переход в «Томь». Самый трудный переход в карьере?

- Наоборот. Это было счастье, что клуб премьер-лиги был заинтересован во мне. Я, даже не заостряя внимания на всяких нюансах и условиях, сразу собрал вещи и отправился в Томск. В то время, выступая за «Жемчужину», первый дивизион мне показался, именно  в футбольном плане очень непростым. Может быть, поэтому команды из первой и второй лиги наводят шороху в Кубке страны. Перестроиться очень тяжело. Если в футбольном плане ФНЛ уступает верхушке, то в жажде борьбы и самоотдачи чемпионат на очень приличном уровне.

- Могла ли «Томь» в тот злополучный год спастись?

- Думаю да. У нас была тяжелая осень без побед, а затем вот этот переходный турнир, сборы, весна. Этот отрезок мы начали неплохо, но в пору решающих матчей с «Волгой» и «Крыльями», мы не смогли выиграть и шансов, практически уже не было.

- Как потом возник вариант с «Торпедо»?

- У меня закончился контракт с «Томью», мне предложили подписать новый. Клубу была поставлена задача вернуться в когорту сильнейших, но, к сожалению, и здесь были некие финансовые трудности. Я все взвесил и тут как раз Михаил Белов, с которым я играл в «Носте» возглавил «Торпедо». Поступило предложение, и я подумал, что пора, наверное, возвращаться домой. Были обозначены задачи, но в первый сезон было практически нереально выйти в премьер-лигу или даже попасть в переходные игры. На тот момент опыт выступления в премьер-лиге, кроме меня, имел, наверное, только Шумейко, поигравший за Нальчик. Первый сезон для нас был очень тяжелый. Мы боролись за выживание, и вскоре из-за неудовлетворительных результатов Белов покинул команду. «Торпедо» ставилась задача побороться за первую пятерку, но если быть справедливым, с таким малоопытным коллективом тогда это было сделать сложно.

- Что изменилось с приходом Игнатьева, которого позвали спасать положение?

- Тренировочный процесс носил очень мощный характер. Физически команда выглядела очень здорово и возможно, благодаря этому фактору мы и сохранились в первом дивизионе. Конечно, он внес свою лепту, тем более человек с таким опытом.

 - Перед нынешним сезоном Игнатьеву предложили пост вице-президента, а команду возглавил экс-торпедовец Владимир Казаков, у которого уже был опыт работы в «Нижнем Новгороде».

- Главный плюс Казакова-это тот коллектив, который удалось собрать, но результат на лицо. В первых 7 турах нам удалось набрать лишь 2 очка. Я ничего не могу сказать плохого об этом специалисте. После Казакова команду временно возглавил Николай Савичев, при котором, мы тогда одержали первую долгожданную победу дома над «Ангуштом» 4-2.

- После Савичева команду  принял Александр Бородюк. 15 пропущенных мячей второй показатель в ФНЛ, поставил игру в обороне?

- У нас очень хорошие защитники, как и вся обойма по меркам первой лиги. В межсезонье у нас поменялась схема, если в первой части чемпионата мы доигрывали по схеме 4-4-2, то сейчас используем 5-4-1. Фактически сейчас мы играем в пять защитников.

Бояра 2

- Сильно расстроились уходу Эдгара Гаурачса?

- Эдик конечно в хорошем смысле фигура такая неоднозначная (смеется). Клипы снимал, настоящий массовик-затейник. Он поддерживал великолепную атмосферу в коллективе, скажем так, вносил многого нетрадиционного. Его переход-это часть нашей профессии. Возможно, ему было тяжело конкурировать, ведь в последнее время он редко выходил на поле. Если еще в конце того года он попадал заявку, то на зимних сборах было видно, что ему будет сложно пробиться в обойму. Думаю, Эдгар принял логически правильное решение, именно по отношению к футболу, перейдя в другой клуб, чтобы играть. Торпедовские болельщики его очень уважали. Когда тебе 25 лет надо играть, это вот мне уже 36, могу и посидеть (смеется).

- Как раз к этому и подходим, ведь у вас в мае заканчивается контракт. Какие планы?

- Честно говоря, не знаю. Надеюсь, что у меня будут некоторые варианты.

- В премьер-лиге?

- Да нет конечно (смеется). Какая премьер-лига, я не строю иллюзий. Думаю, силы еще есть поиграть один-два сезона. Также есть предложения остаться в футболе, ну уже не как игрок. Я бы с удовольствием еще попылил. Думаю, в мае буду решать окончательно, что дальше делать. Что касается «Торпедо», то здесь нужно доказывать свою состоятельность, а с изменением схемы у нас крайних полузащитников в принципе нет, поэтому последние три игры я просидел на лавке.

- Может быть найти другую позицию на поле?

- С моим опытом не возникнет проблем перейти на другую позицию. Я вам так скажу, что если тренер захочет и видит тебя в своих схемах, то он тебе всегда найдет место на поле. Ну ничего, еще есть несколько матчей, надеюсь удастся выйти на поле и помочь «Торпедо» в решении основной нашей задачи. Я практически не сомневаюсь, что по игре, которую мы сейчас показываем, как минимум в переходные матчи мы попадем.

- Сильно ли изменились зарплаты за 12 лет в первом дивизионе?

- Ощутимо. В мое время в «Рубине» в первой лиге мы не получали таких деньги.

- Поддерживаете ли связь с бывшими спартаковцами?

- Хорошо общаюсь с Войцехом Ковалевски. С Лешкой Зуевым, с Максом Калиниченко мы что-то потерялись. Со многими бывшими спартаковцами часто пересекаемся на сборах, некоторые из которых, уже работают на тренерских должностях. Футбольный мир очень тесен, поэтому со многими видимся часто.

Источник: http://www.sports.ru

Комментарии: