Возвращение футбола сразу со зрителями – идея, которую РФС посоветовали сверху. Мы против

Sports.ru 3 Автор: Владислав Воронин - 31 мая 2020

Владислав Воронин – против поспешности и игнорирования опыта других стран.

Возвращение РПЛ не при пустых трибунах, а сразу с болельщиками (10% от вместимости стадиона) привело к жестким спорам. Общий консенсус – меры можно ослаблять, но скоплений людей лучше избегать – был нарушен.

Кризис доверия просвечивается даже в результатах опроса на Sports.ru: 49% читателей считают возвращение болельщиков уже в июне бредом из-за опасности, 12% побаиваются похода на стадион, но готовы рискнуть, и только 37% отправились бы на игру без раздумий. Похожая картина на сайте «Чемпионат»: 46% готовы ехать на стадион, 23% за возвращение болельщиков, но сами не пойдут, 31% резко против решения властей.  

Раз так много сомнений по такому очевидному вопросу (при прочих условиях почти 100% болельщиков ответили бы, что сходить на стадион – классно), значит, надо разбираться в его природе. Мы узнали, как родилось решение о возвращении людей на стадионы и насколько оно значимо для футбольной экономики.  

Вернуть болельщиков на стадионы задумали не РФС и не РПЛ. Это идея сверху

Для начала проясним: Sports.ru тотально поддерживает само возвращение футбола. При четком соблюдении норм на тренировках и матчах (если команды не привозят на игру всех-всех, если игроки не пересекаются с журналистами и так далее) это можно сделать аккуратно и безвредно. 

Мы редко говорим что-то хорошее про РФС и РПЛ, но здесь – волей и скоростью работы – они заслужили комплименты. Как точно выразился Василий Уткин, это запускает индустрию – чтобы клубы получали деньги от спонсоров и ТВ, нужны матчи; если матчи можно провести с минимальным риском – значит, надо проводить.  

Объявляя о возвращении футбола 15 мая, РФС подчеркнул, что игры пройдут при пустых трибунах, и, по данным Sports.ru, в проекте протокола, отправленного на согласование в Роспотребнадзор, не было ни одной главы про зрителей (потому что допуск даже 100 болельщиков потребует дополнительных контролеров-волонтеров и так далее). Как не было и не будет таких глав в регламенте Бундеслиги, в который активно подсматривали составители из РФС и РПЛ.

Дальше что-то резко изменилось. 

По данным Sports.ru, РФС не продавливал в Роспотребнадзоре новые пункты про зрителей – даже на фоне прессинга от топ-клубов, которые на исполкоме говорили, что было бы полезно допустить минимальный процент болельщиков. Публично РФС занимал жесткую позицию: всех тестировать, все делать аккуратно, любой лишний риск – исключить (в том числе про это говорил Дюков, отмечая, что у него в «Газпром нефти» всего 11 случаев заболевания на 72 000 работников). Сюда не очень вписывается резкая смена вектора – вернуть болельщиков при том, что в мае не было ни одного дня с менее чем 8000 новых заражений. Тогда как в Германии устойчивый спад – за сутки уже 267, с поправкой на размер населения это как 464 для России (и все равно играют без зрителей, так как это лишний риск).

Как сообщили нам три источника, не связанные друг с другом, идея вернуть болельщиков пришла к РФС и РПЛ сверху – «с уровня правительства». Один из источников называет это «рекомендацией», другой – «сигналом», оба определения характерны для госструктур, где не всегда поступает прямое жесткое распоряжение. Как объясняет один из источников, возвращение болельщиков на трибуны должно показать, что нормальная жизнь уже вернулась – как раз в эти даты пройдет парад Победы (24 июня), а на начало июля намечено голосование по поправкам в конституцию (оно пройдет 1 или 8 июля, вероятно, на открытом воздухе). 

По данным Sports.ru, весь процесс – от понимания, что болельщиков все-таки вернут, до официального объявления – занял два-три дня. Именно этим объясняется удивительная скорость: в среду около 16:00 Евгений Гинер сказал, что нужно вернуть болельщиков, вечером эту идею осторожно поддержал президент РПЛ Сергей Прядкин и еще несколько боссов клубов (прежде всего Гурам Аджоев из Тулы), утром включились фанаты ЦСКА Дмитрий «Лысый» Бугров и Сергей «Маугли» Плынин – около 17:00 четверга Роспотребнадзор дал зеленый свет новому регламенту со зрителями. Это согласование не было реакцией на слова Гинера. Это была срежиссированная презентация решения, согласованного наверху.  

Возвращение болельщиков на трибуны не вписывается в текущую логику ослаблений режима самоизоляции 

Если ограничения снимаются постепенно, то сначала появляются базовые вещи. Если рассуждать не о важности атмосферы на футбольных матчах (в условиях пандемии и обрушения экономики это 50-е дело), а об общих проблемах, то болельщики – это дополнение к возвращению индустрии, следующий этап облегчения. Пока людям необходимо вернуться на работу, сдавать экзамены, получить плановую медицинскую помощь, которая была жестко ограничена. У многих из нас жизнь по выходным построена вокруг матчей, но возвращение на трибуны может и подождать, например, до августа-сентября – если тогда ситуация совсем стабилизируется, новый сезон можно объявлять символом общей радости.

Лучше всего эту ситуацию раскрывает цитата Леонида Федуна: «Я думаю, что зрители будут счастливы снова выйти на матчи, а риски заражения будут ниже, чем в метро и автобусе». Возможно, риск заразиться на стадионе на расстоянии трех метров от другого человека в маске и правда невелик, но чтобы добраться до стадиона, нужно как раз проехать на метро или автобусе – не у всех есть пропуск на парковку «Открытие Арены». Поход на стадион умножает риски заразиться: плюсом к дороге в транспорте идет стадион и контакты внутри (вы этого не избежите – гарантирую, что даже если на каждом стадионе увеличить количество входов, не у всех команд будет достаточно бесконтактных систем считывания билетов).

Понятно, что риски не сведут к нулю и к концу года (Роспотребнадзор предупреждал, что вирус и сопряженные с ним правила поведения – надолго). Понятно, что со временем свободы перемещений будет все больше – так и должно быть. Но точно ли сейчас – когда заболеваемость только-только перестала расти – лучшее время для сбора 4-5 тысяч человек в одной точке? Сейчас, когда не открыты и маленькие спортивные залы? Когда не открыты и музеи (принимать индивидуальных посетителей в лучшем случае можно будет в середине июля, уточнила министр культуры Ольга Любимова)?  

«И фитнес-центры, и парикмахерские, и салоны красоты тоже хочется открыть. Но я напоминаю, что мы каждый день выявляем около двух тысяч, а то и трех тысяч вновь заболевших. Несмотря на снижении госпитализации, она все равно составляет сотни людей, это не просто сотни заболевших людей, а тяжелобольных», – сказал на этой неделе Сергей Собянин, не только мэр Москвы, но и руководитель рабочей группы по борьбе с коронавирусом при Госсовете.

«Массовые мероприятия будут открываться в самую последнюю очередь в столице», – добавила на днях заместитель мэра Москвы Анастасия Ракова. 

И на этом фоне зрители вернутся на стадионы? Кажется, есть противоречия.  

И если мы говорим про социальную миссию спорта, то давайте не будем игнорировать важную статистику: прямо сейчас 23% жителей России считают коронавирус «выдумкой заинтересованных лиц» (это данные опроса ВШЭ, они поразили и напрягли даже пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова). Людей нужно призывать к аккуратности, а не первым делом возвращать все, по чему они соскучились.  

Более того: если практически каждый четвертый россиянин не верит в существование вируса, то можете ли вы быть уверены в соблюдении норм на стадионе? Будут ли все менять маски через два часа? Будут ли соблюдать дистанцию? Уверены ли в этом в Роспотребнадзоре? 

Поучительный пример из Южной Кореи, которая сразу заглушила коронавирус. Спорт вернулся при пустых трибунах, но все знают, от чего зависит открытие стадионов летом 

Одной из первых спорт вернула Южная Корея, возобновив бейсбольную лигу и футбол. И там, и там играют без зрителей, хотя количество новых заболеваний в день давно исчисляется даже не сотнями, а десятками (за последние сутки – 27, за все время – 11 468).

Южная Корея – один из чемпионов по осторожности и жесткости в эпоху коронавируса. Три месяца назад страна обогнала Китай по суточному приросту заражений (в тот февральский день зафиксировали 909 случаев), но очень быстро погасила волну распространения за счет метода «три Т»: от английских trace – следить, test – тестировать и treat – лечить. Если коротко, Южная Корея ввела режим тотальной слежки: госорганы по минутам изучают все перемещения нового заболевшего, используя данные GPS в телефоне и машине, записи с камер наблюдения с распознаванием лиц и банковские транзакции. 

По заказу корейского правительства разработано несколько приложений для смартфонов, рассказывают «Ведомости»: одно подает сигнал тревоги, если в радиусе 100 метров есть место, где недавно оказался заболевший человек. Другое прокладывает для пешеходов и пассажиров общественного транспорта маршруты по городу, не пересекающиеся с маршрутами недавно заразившихся. Те, кто в недавнем прошлом оказался в одном магазине или любом другом закрытом помещении с заболевшим, получают уведомление с просьбой сдать тест.  

И даже при таком контроле и отслеживании спорт – при пустых трибунах. Почему?

Власти Южной Кореи отмечали, что возвращение болельщиков должно быть синхронизировано с общей обстановкой. Например, бейсбольная лига хотела впустить первых болельщиков в середине мая, но план заморозился на фоне вспышки 18 мая. Тогда нормой стало менее 10 новых заражений в день, но статистика вдруг подскочила до 18, причем 17 случаев были связаны с одним мужчиной, который удачно прогулялся по развлекательном району Сеула. 

Сейчас бейсбольная лига ориентируется, как это ни странно, на общеобразовательные школы. Школьники – учебный год в Корее начинается в марте – два месяца слушали уроки дистанционно, а во второй половине мая наконец вернулись в классы. Руководство лиги говорит, что если через пару-тройку недель после всплеска социализации обстановка не ухудшится, власти разрешат приоткрыть трибуны. Сначала будут продавать 20% билетов (вместимость стадионов – от 13 до 27 тысяч мест, то есть на арены попадут максимум 2,6-5,4 тысячи человек). Еще раз: это в стране, где поминутно отслеживается жизнь каждого заразившегося и где всего 27 случаев за сутки (для понимания ситуации: это как 75 случаев на всю Россию, население Кореи примерно в три раза меньше, чем у нас).

В комментариях на Sports.ru вспоминали еще и бейсбол на Тайване. Справедливо, там разрешено ходить на стадион, но все двигалось строго и поэтапно: сезон открылся 11 апреля при пустых трибунах, и только через месяц на арены пустили  максимум 1000 человек (дальше лимит раздвинули до 2000). Важная деталь: к моменту, когда на стадион решили допустить первую тысячу болельщиков, в Тайване 24 дня не фиксировали локальную передачу вируса (всего – 442 случая на 23 миллиона населения).  

Клубы в первую очередь будут заполнять вип-ложи. Отсюда этическая дилемма 

По информации Sports.ru, клубы РПЛ действительно хотят возвращения болельщиков на трибуны. Помимо стремления к более приятной атмосфере (об этом поговорим ниже) есть еще один важный мотив – возможность сохранить часть денег, в первую очередь – от вип-лож.  

Давайте разбираться.

❌ По словам Леонида Федуна, если бы сезон вернулся без болельщиков, убытки клубов РПЛ по матчдею составили бы минимум 1,5 миллиарда рублей. Эта сумма кажется слегка завышенной, но очень близка к истине. Если опираться на официальные показатели сезона-2018/19 из отчета PwC, в среднем за 8 туров клубы недополучили бы 399 млн рублей за разовые билеты, еще 237 млн пришлось бы вернуть владельцам абонементов за матчи без зрителей (неоказанная услуга по договору) и еще 400 миллионов – арендаторам вип-лож (то же самое). В сумме – более миллиарда упущенных доходов. Это не считая сопутствующих продаж в день матча. 

Много и неприятно, но это всего 1,6% совокупного бюджета клубов РПЛ. Потерю таких денег – тем более с учетом экономии на сокращенных в марте-апреле-мае зарплатах – клубы переживут. Матчдей только у нескольких клубов РПЛ составляет более 10% бюджета (в 2018-м – «Спартак», «Ростов», ЦСКА, «Динамо», около этой отметки «Краснодар» и «Зенит»).

❌ Федун говорил, что собрать 45 000 зрителей невозможно, но хотелось бы 15 (то есть около 30% вместимости). Гинер нацеливался на большее: «Понятно, я не говорю о полных трибунах, возможно, о половине стадиона, но это уже детали, которые можно выработать при положительном решении вопроса». Роспотребнадзор разрешил 10-процентную посещаемость, и это ставит клубы в неудобное положение.

По данным Sports.ru, у 10 из 16 клубов РПЛ абонементов продано больше чем на 10% вместимости стадиона – значит, придется отказывать в посещении матчей даже самым преданным болельщикам.  

💰 Централизованного решения по выбору болельщиков не будет – каждый клуб разберется самостоятельно. Но можно быть уверенными, что ни один клуб не поставит блок перед владельцами вип-абонементов, потому что ложи – самые выгодные для клуба места на стадионе.  

Из исследования PwC мы знаем, что в среднем в вип-ложах стадиона уровня РПЛ 665 мест. Точные данные о выручке есть в отношении 8 клубов: «Спартака», ЦСКА, «Краснодара», «Ростова», «Рубина», «Динамо», «Крыльев Советов» и «Урала» (еще 5 команд, продающих ложи, не предоставили сведения, включая «Зенит» и «Локомотив»). Эти 665 мест в среднем приносят команде 115 миллионов рублей за сезон, то есть каждое кресло дает 173 000 рублей (у топ-клубов – больше, у средних – меньше, но динамика понятна). Средняя стоимость обычного абонемента – чуть больше 10 000. Получается, что 1 вип-кресло = минимум 17 обычных. 

💰 Итого: клубам для сохранения примерно 400 миллионов рублей (для расчета мы применили среднюю выручку лож по лиге к оставшимся пяти клубам, которые работают с вип-сектором) достаточно отдать вип-болельщикам примерно по 700 мест на каждый матч (с учетом нормы около 2-3-4 тысяч на игру это легко). А если клубы выделят все места обычным владельцам абонементов – они не отобьют и половину этой суммы. 

😱 И тут мы приходим к этической дилемме. Как клубам донести обычным болельщикам, что некоторые из них не попадут на стадион именно потому, что в очереди есть места бизнес-класса? Да, с точки зрения клубного менеджмента это звучит логично, заботу о бюджете можно понять и принять, но все равно фиксация социального расслоения разозлит часть активной и – что особенно важно – лояльной аудитории. 

Вот что еще в марте говорил президент РПЛ Сергей Прядкин про возможность пускать на стадионы только владельцев вип-абонементов: «Почему я, обладатель VIP-билета, должен идти, а рядовой обладатель не может? Все клубы говорят об этом. Нельзя играть без зрителей». 

Такая пиар-задача требует непривычной для РПЛ культуры общения. 

Пример русским клубам: как признать, что у тебя куча проблем, и при этом обрести любовь и деньги. Но сейчас у нас такое не сработает – потому что между командами и их болельщиками пропасть 

Думаете, это идеализм и приторные мечтания? Тогда вот пример кризисной коммуникации – «Гронинген», у которого из-за досрочной остановки чемпионата Нидерландов продырявился бюджет. Клуб не стал уворачиваться и приукрашивать, а вышел к людям c признанием проблем: 

❌Сейчас мы ожидаем убыток в размере 5 миллионов евро + 400 000 евро за каждый матч без зрителей в следующем сезоне (а в Нидерландах точно начнут при пустых трибунах). Для команды с бюджетом 19 млн евро в год это крайне болезненный удар. 

❌Из-за сокращения затрат пришлось уволить 11 сотрудников, и это «черный-черный день» в истории клуба. 

❌ Клуб вынужден выдернуть 2,5 млн евро из внутреннего «инвестиционного фонда», составленного после продаж игроков (был рассчитан на новые трансферы и улучшения стадиона).  

✊Но мы не хотим совсем отказываться от обновления состава, так как успехи первой команды позволяют нам развиваться. Поэтому просим вас, если это возможно, не требовать возврата денег за отмененные матчи и приобрести новый абонемент – ваши деньги помогут нам справиться с ситуацией и обновиться.

Что было дальше? 

💚88% болельщиков отказались от возврата денег за остаток сезона, из них 10% даже сделали дополнительное пожертвование

💚6013 болельщиков уже оплатили абонементы-2020/21 – даже не зная, когда снова попадут на трибуны (клуб пообещал, что вернет деньги за игры без зрителей в новом сезоне, но ему очень нужны деньги здесь и сейчас). 

💚500 абонементов купили спонсоры, бывшие игроки и просто обеспеченные болельщики «Гронингена» – позже их распределят среди нуждающихся фанатов. Например, Вирджил Ван Дейк купил 4 абонемента, еще несколько – Луис Суарес.
💚Еще 371 человек купил 5-летний абонемент – это особая форма поддержки клуба. 

💚Еще около 30 000 евро болельщики собрали добровольными пожертвованиями, причем это превратилось в социальный марафон. Например, болельщик Отто Проль, который ходит на домашние матчи «Гронингена» более 40 лет, не знал, чем помочь клубу, и организовал доставку яичных шариков (это популярная на севере Голландии закуска – вареное яйцо окружается рагу, шарик обжаривается в панировке). Себестоимость блюда – 2 евро, Отто продает его за 5, а маржу – 3 евро – отдает клубу. Он не повар, просто любит готовить шарики и хочет помочь клубу. Цель – 400 евро за 133 шарика – скоро будет достигнута, заказы сыпятся бесконечно. 

Повторить успех «Гронингена» в России прямо сейчас невозможно из-за кризиса доверия. Там, где нидерландский болельщик чувствует собственную ценность – и даже больше, скорее сопричастность (билеты – это 29% бюджета клуба, а спонсоры выбирают клубы не из-за указа или политического почета, а смотря на их крепкую дружбу с народом) – у нас пропасть. Наш болельщик понимает, что от его рубля почти ничего не зависит (матчдей – 7% бюджета, а спонсоры-гиганты, наполняющие кошелек команды, мыслят другими категориями). Отсюда логичные рассуждения в стиле «чего помогать зажравшемуся футболу» и возможное непонимание, почему клуб может не вернуть деньги за остаток сезона. Превращать эту пропасть в гладкую дорогу со встречным движением предстоит годами. Начинать лучше сейчас. 

Гинер сказал, что матчи без зрителей смотреть по ТВ никто не хочет. Это неправда и показатель, насколько клубы РПЛ далеки от умения думать гибко и свежо  

«Практика показывает – я прежде всего говорю о немецкой Бундеслиге, – что футбол в новых условиях скорее похож на товарищеские матчи, чем на тот турнир, который всегда привлекал болельщиков. Это не мои ощущения, об этом говорят и рейтинги телетрансляций чемпионата Германии. Я считаю, что футбол без зрителей мало кому интересен – и болельщикам, и самим участникам, и всей индустрии», – сказал Евгений Гинер Sport 24, объясняя, почему надо вернуть болельщиков.

В связи с этим есть три мысли. 

1. На самом деле рейтинги чемпионата Германии, наоборот, показывают, что сейчас людям безумно нужны футбольные трансляции – даже если при пустых трибунах. 

Англия: Первый слот матчей первого тура после возобновления («Боруссия» – «Шальке», «РБ Лейпциг» – «Фрайбург», «Хоффенхайм» – «Герта») собрал на BT Sport среднюю аудиторию 597 тысяч зрителей – в 46 раз больше стандартных показателей Бундеслиги (13 000 зрителей). 47% британской аудитории прежде ни разу не включали Бундеслигу-2019/20. 

США: На FOX Sports первые матчи собирали в среднем 298,5 тысячи зрителей – прежде, до локдауна, Бундеслига почти не перешагивала через отметку в 100 тысяч. 

Италия: «Боруссия» – «Шальке» смотрели в среднем 155 тысяч человек (доля 1,2%), а обзор матчей – 230 тысяч (доля эфира – 1,7%). Да, меньше многих матчей Серии А, но сравнимо с запросом на топ-клубы АПЛ: 8 марта манчестерское дерби смотрели 1,7% аудитории. 

Россия: на «Матч ТВ» матч «Боруссия» – «Шальке» собрал 261,7 тысячи человек (доля 0,4%). Такую же долю 0,4% собрала, например, зимняя игра «Реал» – «Сельта», в которой забил Федор Смолов (зрителей оказалось чуть больше – 308 тысяч). Для Бундеслиги, не считающейся главным продуктом «Матч ТВ», это реальный прорыв.  

2. А разве при 10-процентной посещаемости не будет ощущения товарищеского матча? ЦСКА разрешат допустить на игру 3000 человек – дальше, например, 600 мест уйдут в вип-ложи (которые, кстати, почти никогда не активны, за атмосферу отвечают другие трибуны), еще 2400 распределятся по трибунам 30-тысячника. Это будет выглядеть почти вот так (матч «Тамбов» – «Рубин» 1 марта в Нижнем Новгороде, 3858 человек на 40-тысячнике). Только без скоплений по центру поля – потому что между болельщиками должно быть несколько метров.

Нынешние правила социального дистанцирования не позволят клубам украсить телекартинку. Везде, где болельщики уже вернулись на трибуны, каждый второй ряд – пустой. Потому что бессмысленно соблюдать дистанцию 2 метра справа и слева, если снизу и сверху на расстоянии 50-70 сантиметров стоит другой кричащий болельщик. Это так же нелепо, как разметка в некоторых отделениях «Сбербанка» при стоящих стык в стык банкоматах. 

Л – логика. Наклеить на пол линии соблюдения дистанции в полтора метра, но поставить банкоматы вплотную друг к другу.Публикация от Artemy Lebedev (@temalebedev) 21 Май 2020 в 6:55 PDT

И более того, в ближайшие месяцы эти нормы никуда не уйдут. «Режим самосохранения и санитарных ограничений будет длиться долго, до того, пока вакцину не получим», – сказал недавно Собянин. Дистанцирование – ключевое из всех ограничений, поэтому каждый второй ряд будет свободен, а внутри заполненных рядов билеты будут продавать в лучшем случае через 1 кресло (а скорее – через два). А это означает либо 25-, либо 30-процентную заполняемость как минимум в Москве и как минимум до весны-2021.

Что делают в таких условиях прогрессивные футбольные менеджеры? Пытаются пробить максимальное возвращение к тому, как было, или превращают в праздник даже то, что кажется мраком? Клубы РПЛ любят первый и простой вариант – он доступнее. До второго мы пока не доросли, поэтому давайте смотреть по сторонам. 

3. В эфир «Матч ТВ» эта особенность трансляций Бундеслиги не долетела, но вообще-то местный Sky предлагает зрителям два варианта звуковой дорожки: прямой эфир со стадиона (то есть тишина+комментатор) или искусственный интершум (вещатель нарезает реакции трибун из прежних матчей этих команд, и режиссер в зависимости от ситуации мгновенно включает нужные звуковые дорожки: если мяч просто в игре – фоновый крик трибун, свисток судьи – недовольный гул, гол – счастливый ор). К сожалению, из-за прав и геоблоков мы не можем показать вам, как это выглядит и звучит в Германии и США, но это как минимум интересный эксперимент. Ровно по тому же пути уже пошли Ла Лига вместе с вещателем Mediapro и американский Fox.  

Еще сильнее вас может удивить АПЛ. Во-первых, английские телекомпании настаивают на уникальном доступе – вплоть до камер в раздевалках и интервью во время матчей (если уж матчи без зрителей, значит, надо делать нечто особенное). Во-вторых, АПЛ – по крайней мере на стадии переговоров – не хочет ограничиваться искусственным интершумом и может использовать дополненную реальность, чтобы в телевизоре стадионы выглядели заполненными. Если все получится как задумано, болельщики команд смогут загрузить на сайт свою фотографию, выбрать футболку – и после этого их компьютерная версия окажется на трибуне (практически футбольная версия игры Sims). В работе над проектом АПЛ может помочь компания из Исландии OZ Sports.  

Итог выглядит примерно так: 

В Японии сделали приложение Remote Cheerer, которое позволяет болельщикам, сидящим на диване, формировать интершум в реальном времени. Есть несколько базовых действий: аплодисменты за классное действие, «бууу» судье и так далее – они доступны по простому нажатию кнопки в приложении, и если большая часть аудитории выбрала одно и тоже, звук идет прямо на стадион через 58 динамиков, игроки все слышат. Еще можно включить микрофон – и если процентов 25 аудитории кричат или поют одинаковые строчки, это тоже летит на стадион и в трансляцию. Красиво? Уже не как товарищеский матч?  

Готовность к экспериментам, гибкое мышление, способность меняться и адаптироваться под обстоятельства – эти базовые вещи делают простых спортивных менеджеров великими. Именно они помогают менять бизнес-модели и достигать успеха даже там, где, кажется, успеха быть не может. Потеря аудитории стадионов кажется непереносимой катастрофой только тем, кто не привык пробовать новое.  

Вот что говорит комиссионер НБА Адам Сильвер: «Мы уже несколько лет думаем о преобразовании зрительского опыта: как сделать так, чтобы человек из другой страны слышал тренеров во время игры, чтобы он видел мельчайшие детали и дышал игрой будто из первого ряда у паркета? Мы что-то пробовали, но пока на первых шагах создания этого опыта. И вот теперь отсутствие болельщиков на стадионах открывает перед нами новые возможности – что-то попробовать и сблизить людей с игрой». 

Или комментатор Fox Sports Джо Бак, работодатель которого хочет создать болельщиков в дополненной реальности на период пандемии: «Сейчас в спорте нет ничего «традиционного». Это просто новая реальность. Я надеюсь, что стадионы вскоре заполнятся. Если нет – перед нами чистый лист, возможность пробовать. Все телекомпании постараются сделать картинку и звук привычными, несмотря на отклонения. Какие-то идеи сработают, какие-то – нет. Но это вообще-то природа работы над новым, никогда не знаешь, что в итоге точно выстрелит. Для спортивного ТВ сейчас очень интересное время».

Заметен контраст?  

Из слов Гинера следует, что он просто не видит других возможностей оживить игру – только вернуть болельщиков в не до конца восстановленных условиях жизни. Остальные топ-лиги с этим не согласны – да и сам РФС, пока не появилось четкого понимания по заполнению трибун, анонсировал проект «Цифровой стадион» («медиа-платформа развлекательных онлайн-сервисов и медиаконтента, где мы хотим обеспечить эффект присутствия зрителей для игроков и создать эффект сопричастности для болельщиков», – отмечали в РФС; детали проекта пока неизвестны, но в нем точно будет участвовать «Матч ТВ»).

Вот это цепляние за привычное и неготовность пощупать новое и отбрасывает наш футбол куда-то очень далеко. Хотя этот период безвременья дарил надежду: казалось, вот сейчас, когда весь мир синхронно переосмысляет принципы бизнеса, можно очнуться и сделать что-то не как обычно.   

Кажется, мы упускаем и этот шанс. 

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Михаил Воскресенский; Gettyimages.ru/Han Myung-Gu; globallookpress.com/Dmitry Golubovich/Global Look Press, Lee Jae-Won/AFLO; youtube.com/Матч ТВ; vk.com/fcsm_official; vk.com/fckssamara

Источник: https://www.sports.ru
Нравится 0 Не нравится