Игроки специально смазали шесть пенальти подряд. Стыдная страница в истории «Спартака»

Чемпионат 5 Автор: Олег Лысенко - 31 марта 2020

Руководство советского футбола с одобрения, а иногда и по рекомендации высшего партийного начальства регулярно устраивало эксперименты над чемпионатом страны. Нововведения аргументировались заботой о зрителе, но помимо этой, благой и понятной общественности цели, преследовали и другую, завуалированную. За декларируемым стремлением повысить зрелищность и результативность матчей скрывались попытки – зачастую тщетные – искоренить негативные явления в отечественном футболе, уже в 1970-е годы принявшие массовый характер.

Бюджетное финансирование клубов – другого при социалистической системе не было – способствовало коррупции в крупных масштабах, а система начисления очков (два за победу, одно за ничью) – безнаказанной «росписи» игр. Высокопоставленные кураторы команд на эти вещи смотрели снисходительно, более того – нередко им содействовали. Рискованной и энергозатратной погоне за победой тренеры-«хозяйственники» часто предпочитали более безопасный и надёжный путь – две ничьи по предварительному сговору. Когда этих, дурно пахнущих, мировых развелось неприлично много, в федерации футбола СССР озадачились решением проблемы.

Первая попытка её решить была предпринята в 1973 году. В регламент чемпионата добавили пункт, призванный стимулировать стремление участников к победе. В случае ничейного результата в основное время назначалась серия пенальти. Победителю в ней присуждалось одно турнирное очко, проигравшему – ноль. Новшество вызвало резкое неприятие в спортивном сообществе. На следующий год футбольные чиновники усовершенствовали, как им казалось, схему начисления очков: если и по пробитии пяти одиннадцатиметровых команды не выявляли победителя, обе получали по одному балу. Единственное, чего добились реформаторы, это появления нового, ещё более вызывающего, подвида «странных» матчей. Команды стали договариваться об исходе послематчевой «лотереи». Беспроигрышной для обоих.

На старте сезона-1974 пять матчей завершилось вничью – 0:0. И ни в одном из них серия пенальти не выявила победителя! Мало того, четыре завершились с одинаковым счётом – 3:3. «Шахтёр» таким образом поделил очки со «Спартаком» и «Зарёй», «Пахтакор» — с московским «Динамо», а тбилисские динамовцы – с «Торпедо». Небольшое разнообразие в эту серию в третьем туре внесли спартаковцы с тбилисцами (0:0, 2:2 по пенальти), но именно эта игра в полной мере высветила абсурдность регламентной нормы и в конечном итоге положила ей конец. На главной арене страны в присутствии партийной и спортивной номенклатуры, а также 32 тысяч простых болельщиков был разыгран откровенный фарс.

Основное время матча завершилось безголевой ничьей. «Смехопанорама» началась в серии пенальти. До 2:2 соперники били без промаха (у хозяев свои попытки реализовали Букиевский и Логофет, у гостей – Кипиани с Эбралидзе). А потом – как отрезало. Из шести оставшихся ударов команды не использовали ни одного. Скандала не случилось бы, не пробей Евгений Ловчев демонстративно в направлении углового флага – так, чтобы уж точно не попасть. Грузины ответили алаверды – ударом Рехвиашвили в руки вратарю Прохорову, и литовскому рефери Андзюлису ничего не оставалось, кроме как зафиксировать ничью.

Спустя два десятилетия главный герой серии объяснил свой поступок.

«В 1972 году кем-то наверху был придуман идиотизм под названием «послематчевые пенальти», — вспоминал, немного перепутав сроки, Ловчев в интервью моему коллеге Игорю Рабинеру для «СЭ». — В чемпионате! Били до победы, выигравший получал очко, проигравший – ноль. На следующий год додумались ещё до того, что, если после пяти пенальти с каждой стороны счёт равный, фиксируется ничья. И каждому – по очку. Естественно, команды, честно отыграв матч и завершив его ничьей, на 11-метровые стали договариваться. Мы не были исключением. И вот однажды после ничьей – 0:0 в Москве с тбилисцами я должен был смазать последний пенальти и ударил в сторону углового флажка. На замедленном повторе потом было видно, как я специально целюсь мимо ворот и смеюсь. Хотели дисквалифицировать, но вовремя одумались и вместо этого приняли самое правильное решение – отменили послематчевые пенальти. Но это нельзя назвать договорными играми, ведь сами матчи мы проводили в честной борьбе».

В обзоре тура от еженедельника «Футбол-Хоккей» о подозрительном характере послематчевой серии не было сказано ни слова – автор сфокусировался на тактических тонкостях противостояния. Только в следующем выпуске, от 12 мая, на последней, 16-й странице появилась коротенькая заметка под нейтральным заголовком «В Федерации футбола СССР». Об изменении регламента по ходу турнира было сообщено так буднично, словно речь шла о каком-то пустяке вроде неверно предъявленной жёлтой карточки. Понятно, что публично расписываться в собственной ошибке спортивным чиновникам совсем не улыбалось, но и полностью утаить принятое решение не представлялось возможным. Видимо, поэтому и было сделано всё, чтобы реально важная новость прошла как можно более незаметно для широкой аудитории.

Вот эта заметулька: «Президиум Всесоюзной федерации футбола обратился в Спорткомитет СССР с предложением отменить пенальти после игровых ничьих в чемпионате страны. Это предложение принято. Новое правило вступает в силу 8 мая 1974 года. В связи с отменой послематчевых пенальти изменений в турнирной таблице не произойдёт. У команд, завершивших встречи вничью – 0:0, остаётся прежнее количество очков. Президиум федерации обсудил критические выступления прессы о неспортивном поведении некоторых игроков московского «Спартака» и «Динамо» (Тбилиси) при выполнении 11-метровых ударов после их игры 26 апреля, завершившейся нулевой ничьей. Результат этого матча аннулирован. Встреча будет переиграна в конце первого круга. Руководителям команд «Спартак» и «Динамо» указано на слабую воспитательную работу среди футболистов».

В переигровке 17 июля красно-белые выиграли – 1:0 за счёт гола Александра Пискарёва, а финишировали в чемпионате вторыми, в одном очке от киевского «Динамо». Характерно, что больше всего ничьих по итогам сезона оказалось у тбилисского «Динамо» – 14 (практически каждый второй матч).

Следующую попытку повысить бескомпромиссность чемпионата федерация футбола предпримет в 1978-м. Лимит ничьих (сначала 8, а потом 10 за сезон) действовал в высшей лиге по 1988 год включительно, но очищению чемпионата Союза от «странных» матчей он едва ли способствовал. Скорее вынудил их организаторов действовать изобретательнее – активнее «работать» с судьями или банально «меняться» победами.

Источник: https://www.championat.com
Нравится 0 Не нравится